Американский газ для Польши: очередной бизнес-проект Трампа

12:55 07.07.2017 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Второе зарубежное турне президента США Дональда Трампа началось с Польши. Тем самым новый хозяин Белого дома фактически замкнул своеобразное «кольцо окружения» ведущих стран-членов Европейского союза в лице Великобритании, Германии и Франции: их очередь для переговоров придет уже после посещения Трампом региона Ближнего и Среднего Востока, Бельгии, Ватикана, Италии и Центральной Европы. Германия изначально значилась в планах 45-го президента США в контексте его участия в саммите «большой двадцатки» в Гамбурге 7-8 июля. До Парижа Дональд Трамп должен добраться лишь 14 июля в качестве гостя на торжествах по случаю Дня взятия Бастилии. Что же касается Великобритании, то на берегах Туманного Альбиона своего ключевого трансатлантического партнера ожидают не ранее октября текущего года.

Однако еще более показательны вопросы, которые обсуждает Дональд Трамп во время своих зарубежных турне. Согласно формулировкам пресс-службы Белого дома, речь идет о том, чтобы «сообщить американским союзникам в Европе и ведущим лидерам по всему миру о том, что, хотя он привержен продвижению интересов Америки, его повестка «Америка прежде всего» (America First) включает в себя потребность в зарубежных партнерах США». (whitehouse.gov)

Что же касается зарубежных поездок Трампа, то, по словам пресс-службы Белого дома, они преследуют цель «продвигать американское процветание, защищать американские интересы и предоставлять американское лидерство». (whitehouse.gov)

Неудивительно, что необходимость в вышеуказанных партнерах и сам их перечень трактуются президентом Трампом преимущественно в финансово-экономических категориях. Участие в мае в саммите НАТО в Брюсселе преследовало цель убедить американских союзников по Североатлантическому альянсу выделять больше средств в общий оборонный бюджет– причем президент США даже отказался четко подтвердить свою приверженность принципам пятой статьи Североатлантического договора о коллективной обороне. Визит в Саудовскую Аравию ознаменовался достижением рекордных по своим масштабам договоренностей о военно-техническом сотрудничестве Вашингтона и Эр-Рияда (для чего активно использовался лозунг «иранской угрозы»). Нынешний визит в Варшаву явился попыткой активного лоббирования поставок американского сжиженного природного газа (СПГ) на рынки Центральной и Восточной Европы. По словам ​советника американского президента по национальной безопасности Герберта Макмастера, в Варшаве речь изначально должна была идти, в первую очередь, о расширении поставок СПГ из США в Польшу. (whitehouse.gov)

«Трамп будет продвигать экспорт американского природного газа на «заднем дворе» России», – так еще более откровенно выразилось в своем материале агентство Reuters. (reuters.com)

По итогам переговоров в Варшаве президенты Дональд Трамп и Анджей Дуда достигли предварительной договоренности о подписании долгосрочного контракта на поставки американского СПГ в Польшу. «Мы будем развивать возможности принимать сжиженный природный газ из США и с других направлений», – заявил президент Дуда. По его словам, Польша может стать хабом, через который американский газ пойдет в Центральную Европу, а в перспективе даже стать альтернативой российским поставкам газа на Украину. (vedomosti.ru)

В качестве методологического обеспечения очередного бизнес-проекта Вашингтон избрал фактор того геополитического вакуума, в котором государства региона (в первую очередь, Польша и Венгрия) ощутили себя после начала процесса выхода из Великобритании ЕС. Именно Лондон рассматривался государствами Вышеградской группы (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия), а также прибалтийскими странами в качестве ключевого союзника в Евросоюзе, способного как противостоять финансово-экономической экспансии Германии, так и служить мостом для взаимодействия с США – учитывая несомненный проамериканский вектор значительной части центральноевропейских политических элит.

Показательным является и широкий региональный контекст переговоров Дональда Трампа в Варшаве. Помимо встречи со своим польским коллегой Анджеем Дудой (известным проамериканскими взглядами и критическим отношением к политике Брюсселе в сфере ограничения национального суверенитета стран-членов ЕС), в повестке дня американского лидера оказалась коллективная встреча с лидерами государств и правительств 11 других стран Центральной и Восточной Европы, объединенных в рамках «Инициативы трех морей».

Данная инициатива была представлена на саммите 12 стран ЕС в августе 2016 года в хорватском городе Дубровник, посвященном укреплению взаимодействия, в первую очередь, в сферах энергетики и транспорта. В нем приняли участие представители Вышеградской «четверки», прибалтийской «тройки», Болгарии, Румынии, Словении, Хорватии и Австрии, а инициаторами выступили Варшава и Загреб. Как заявила тогда хорватский президент Колинда Грабар-Китарович, «Адриатика, Балтика и Черноморье - это жизненные артерии Европы». (rbc.ru)

Энергетическую составляющую «Инициативы трех морей» изначально курировал американский спецпредставитель, тогдашний глава Бюро энергетических ресурсов в Госдепартаменте США Амос Хокстайн. Ключевым фактором регионального объединения стал подписанный в Дубровнике еще в июле 2015 года меморандум об интеграции регионального газового рынка и диверсификации источников поставки «голубого топлива». Данному документу отводилась роль важнейшего элемента в реализации новой энергетической стратегии США. Отказавшись от попыток навязать Европе дорогой, нерентабельный и лишенный ресурсной базы проект Nabucco, Вашингтон тогда сделал ставку на «меридиональные» проекты. По замыслу Вашингтона, соответствующие маршруты транспортировки газа должны протянуться с юга Европы (Балканы) до Польши и пройти в том числе через центральноевропейские страны. А наполнять эти трубы должен СПГ, поступающий из самих США и союзных американцам государств.

«Точкой доступа» соответствующей газотранспортной системы должен стать терминал для приема СПГ на хорватском острове Крк. Амос Хокстайн на состоявшемся в январе 2015 года заседании Глобального энергетического центра в США заранее объявил хорватский хаб «ключевым узлом» в будущей региональной газотранспортной системе, способной объединить не только Хорватию и Словению, но также Сербию, Словакию, Венгрию и Украину. С терминала на острове Крк планируется маршрут и в северном направлении – к польскому терминалу в Свиноуйсьце, - что, по замыслу Хокстайна, позволяет увязать в единую систему Польшу, а в перспективе - Чехию и прибалтийские страны.

При этом уже тогда средства массовой информации Хорватии и других государств региона обратили внимание на финансовую сторону проекта сооружения СПГ-терминала на острове Крк. Данный проект был разработан еще в начале 2000-х годов, но даже тогда, в условиях благоприятной мировой экономической конъюнктуры, от него отказались хорватские власти и руководство ЕС - по причине нерентабельности. В 2014 году – на волне кризиса вокруг Украины – Еврокомиссия вернулась к проекту и даже выделила из фонда ЕС под названием «Инструмент для объединения Европы» (CEF) 4,9 млн. евро для проведения исследования на предмет возможности сооружения терминала. Но, как сообщают хорватские СМИ, вердикт экспертов был тот же – экономическая несостоятельность многомиллиардных вложений. В результате проектные вопросы были перепоручены уже хорватской фирме LNG Hrvatska d.o.o., перед которой США и руководство Еврокомиссии поставили задачу: дать позитивное заключение. Как пишет хорватская газета Jutarnji list, Госдепартамент США «решил помочь» правительству Хорватии в реализации проекта сооружения терминала и для этого оказал нажим на Еврокомиссию, чтобы заставить ее софинансировать проект из собственных фондов.

С тех пор в расстановке сил на энергетических рынках Центральной и Восточной Европы произошло одно событие, на котором сегодня базируется стратегия США и их ближайших союзников: в начале июня текущего года польский СПГ-терминал в Свиноуйсьце принял первый американский танкер-газовоз Clean Ocean. Он может вместить до 162 тысяч кубометров СПГ, что соответствует объему около 95 млн. кубометров газа после регазификации. Максимальный объем переработки сжиженного газа на польском терминале составляет 5 млрд. кубометров в год. (rbc.ru)

Однако подобные объемы объективно не способны существенно изменить соотношение газовых поставок в страны региона. По данным Госдепартамента США – которые легли в основу энергетической стратегии Дональда Трампа – 45% газа в 2015 году Европа импортировала из России, а у 13 европейских стран в том же году поставки российского газа составили в среднем 75% от общего объема. По данным статистического ежегодника BP, потребление газа в Польше в 2016 году достигло 17,3 млрд. кубометров. Это означает, что один СПГ-танкер из США обеспечит около 0,5% годовых потребностей страны. Для сравнения: две нитки газопровода «Северный поток» способны пропускать из России в Германию и далее вглубь Европы до 55 млрд. кубометров ежегодно. В 2016 году Россия поставила в Польшу, по разным источникам, от 10,2 млрд. кубометров газа (оценка BP) до 11,1 млрд. кубометров газа (данные ПАО «Газпром»). В среднем зависимость 12 стран - участниц саммита «Инициативы трех морей» от российского газа составляет 50–60%. В Румынии российские поставки занимают около 14% от объемов потребления, но зато в Болгарии и Эстонии указанный показатель достигает 100%.

США, безусловно, попытаются активно использовать данное обстоятельство для продвижения собственных поставок СПГ под предлогом обеспечения диверсификации и энергетической безопасности на континенте. «Европа собирается стать великой состязательной ареной, на которой будут соревноваться российский трубопроводный газ и американский СПГ», - патетически восклицает вице-президент аналитической компании IHS Markit Даниэль Эргин. (reuters.com)

Однако не все так просто, и, говоря о перспективах масштабных поставок американского СПГ на рынки Центральной и Восточной Европы, следует иметь в виду еще целый ряд факторов.

Во-первых, несмотря на активное развитие сланцевой индустрии, США сами по-прежнему остаются «чистым импортером» природного газа. В 2016 году его внутреннее производство, по данным BP, покрывало потребности национальной экономики на 96%. (bp.com)

Во-вторых, экспортные поставки американского СПГ, помимо Польши, имеют еще, по меньшей мере, два приоритетных направления – Латинская Америка (Бразилия) и Западная Европа (Нидерланды). Что же касается расклада сил на мировом рынке, то доля американского экспорта составляет в настоящее время 2-3% глобального торгового оборота.

В-третьих, мировой рынок СПГ находится в стадии «перенасыщения» в связи с появлением на нем новых игроков и перераспределением сил между традиционными экспортерами. Лидирующие позиции в этом сырьевом секторе занимают Катар, Малайзия, Индонезия, Австралия, Алжир, Тринидад и Тобаго – страны, географически весьма далекие от Центральной Европы. Безусловный лидер - Катар. По оценке лондонского еженедельника The Economist, ему принадлежит четверть мирового экспортного рынка СПГ. (economist.com)

«Глобальное перенасыщение на энергетическом рынке способно ограничить рост экспортных поставок американского СПГ вне зависимости от их поддержки Трампом», - отмечает в этой связи агентство Reuters, приводя мнение аналитика Центра стратегических и международных исследований Адама Симиньского. Он полагает, что перенасыщение рынка и связанное с этим снижение цен на энергоносители затрудняет для американских компаний получение прибыли от экспорта СПГ, а, следовательно, экспорт сжиженного природного газа из США в Европу перестает быть тем самым привлекательным международным «бизнес-проектом», которым уделяет приоритетное внимание президент Дональд Трамп. (reuters.com)

Именно поставки СПГ из Катара теоретически могли бы оказать более существенное влияние на переформатирование энергетических рынков Центральной и Восточной Европы, нежели американские. Однако главным партнером Дохи традиционно является не Европа, а Япония, куда с 1996 года идет основной поток СПГ с первой очереди катарских Северных месторождений (Phase I of North Field). Наращивание же поставок в Европу, по признанию катарских экспертов, потребует разработки новых мощностей и многомиллиардных затрат. Кроме того, ряд исследований указывают на то, что уже к 2023 году у Катара могут иссякнуть нефтяные резервы. Это вынудит власти эмирата переориентировать собственную энергетическую политику в направлении развития возобновляемых источников энергии.

Следует учитывать и нынешний кризис в отношениях Саудовской Аравии и Катара – который неизбежно окажет существенное влияние на расстановку сил на мировом энергетическом рынке.

Наконец, на рынке СПГ в настоящее время наблюдается укрепление позиций и самой России – что также способно изменить финансовые приоритеты международных компаний и стран-импортеров. «Россия вытесняет Катар из списка главных экспортеров газа», - под таким заголовком публикует материал, посвященный российским проектам в Арктике, саудовское издание Al-Eqtisadiya. «В 2016 году Россия заняла седьмое место в списке экспортеров сжиженного природного газа, поставляя 10,8 миллиона тонн и занимая 4% от всей рыночной доли. Проект «Ямал» будет запущен незамедлительно по завершении всех этапов, и Россия станет добывать на 16,5 миллиона тонн больше, что позволит ей стать третьем по величине экспортером в мире», - указывает издание. В качестве одного из признаков того, что мировые потребители газа могут в перспективе переориентироваться на поставки из России и в СПГ-формате, Al-Eqtisadiya рассматривает ситуацию в Японии, где представители компаний Tokyo Gas Co и Jera Co заявили, что еще не приняли окончательного решения, будут ли они подписывать новые контракты с Катаром после истечения срока их действия в 2021 году, и пообещали рассмотреть новые варианты. (inosmi.ru)

Наконец, говоря о перспективах сотрудничества США и конкретно Польши в энергетической сфере, следует иметь в виду и одну совершенно конкретную дату. В 2022 году истекает действующий долгосрочный контракт на поставку российского газа, заключенный между ПАО «Газпром» и его польским контрагентом компанией PGNiG. И нынешние маневры Дональда Трампа и его польских переговорщиков являются ничем иным, как попыткой использовать данное обстоятельство в собственных интересах. Для Вашингтона главное – убедить поляков в выгодности ориентации на поставки из США (для чего используется лозунг «российской угрозы»). Что же касается польской стороны, то для нее обещания Вашингтона – дополнительный козырь для предстоящих дискуссий с Москвой о ценах и условиях нового долгосрочного контракта. Поставки СПГ на терминал в Свиноуйсьце пригодятся компании PGNiG «для укрепления переговорной позиции по цене перед продлением контракта» с «Газпромом», - отмечает в этой связи аналитическое агентство Platts. (rbc.ru)

И с данной оценкой вполне можно согласиться.

Ключевые слова: Россия США Дональд Трамп Польша Анджей Дуда газ «Газпром» СПГ Катар Вышеградская группа «Инициатива трех морей» Украина Саудовская Аравия Центральная Европа Восточная Европа Европейский союз Великобритания Германия Франция Свиноуйсьце Крк

Версия для печати