Наталья Касперская: «Мой девиз - никогда не сдаваться!»

14:24 20.06.2017


Наталья Касперская - Президент Группы компаний InfoWatch - в беседе с корреспондентом журнала «Международная жизнь» развеяла миф о «русских хакерах» и доказала, что отечественные разработки по информационной безопасности находятся на уровне мировых аналогов.

«Международная жизнь»: Наталья Ивановна, недавно Вы были удостоены премии Евразийского форума под эгидой Председателя Совета Федерации В.И.Матвиенко в номинации «Высшие технологии и информационная безопасность». Премия вручается по совокупности труда, но все-таки – какие бы Вы выделили основные программные продукты, заслуживающие быть отмеченными наградой Евразийского форума?

Н.И.Касперская: Поскольку премия абстрактная, связать ее с конкретными ИТ-продуктами мне, конечно, затруднительно. Могу рассказать, чем занимается Группа компаний InfoWatch, чтобы у Вас было представление. Мы производим решения по защите предприятий от различного вида угроз информационной  безопасности. У нас пять компаний в Группе на текущий момент, каждая занимается своим видом угроз. Компании появлялись по-разному: кого-то мы покупали, в кого-то инвестировали, где-то выступили основателем. Обычно мы сохраняем бренд и менеджмент купленной компании. Я считаю, что чем свободнее разработчик в реализации своих идей, тем лучше получается бизнес.

У нас есть 2 ключевых направления: защита от внешних угроз безопасности и защита от внутренних угроз. Есть несколько продуктов в каждой области. В частности, на выступлении в Совете Федерации в ноябре 2016 года я рассказывала об утечках информации в органах государственной власти и об угрозах, с этим связанных. Мы даже подготовили справку о том, как себя вести чиновнику, чтобы обезопасить себя от современных угроз.

«Международная жизнь»: То есть на первичное появление угроз указывают какие-то маркеры, а у вашей компании на этот счет есть свои правила поведения?

Н.И.Касперская: Мы разработали рекомендации для обеспечения информационной безопасности. Информационные технологии глубоко проникли в жизнь, и в частности – во все органы государственной власти. А люди зачастую не очень образованы с точки зрения именно информационной безопасности. Им нужны какие-то простые рекомендации, которые не требовали бы специальных знаний: вот это – можно, а вот это – нельзя.

«Международная жизнь»: Например?

Н.И.Касперская: Например, чтобы исключить утечки информации, мы рекомендуем не использовать смартфон при ведении важных переговоров; не использовать электронную почту на открытых электронных ресурсах типа gmal.сom, yandex.ru, mail.ru. Они гораздо легче взламываются, и информация с них легко утекает. Не выкладывать конфиденциальную информацию в «облако» без шифрования и т.д.

«Международная жизнь»: В информационном пространстве все еще слышно эхо хакерских атак «российских специалистов», якобы взламывающих предвыборные программы компьютерных систем иностранных государств. Но как показывает практика – это своего рода «информационная завеса», которой недоброжелатели прикрывают собственные направленные действия против российских государственных и банковских сайтов.

Н.И.Касперская: Хакерские атаки – это отдельная история. Феномен так называемых «российских хакеров»  появился  последние года три и очень активно раскручивается в иностранных средствах массовой информации. Вы правильно отметили, что это информационная завеса, а не реальное явление. Напомню в этой связи об утечке на WikiLeaks, где были выложены документы о разработке вирусов ЦРУ США, а также коды вредоносного программного обеспечения, разработанного этим ведомством. Среди этих документов есть описание подразделения по сокрытию следов создателей вирусов и их маскировку под «работу» хакеров той или иной страны.

А по поводу того, что «российские хакеры» якобы влияют на предвыборные программы…  Если представить себе, что «российские хакеры» таким образом «выбирают» президента США – получается, что их могущество не знает границ. Но в этом случае странно, что эти хакеры настолько глупы, что не могут стереть свои следы. Я усматриваю в этом некое противоречие.

«Международная жизнь»: Группа компаний InfoWatch имеет отношение к информационной защите государственных и, в частности, кремлевских сайтов? Часто ли на территории нашей страны приходится оказывать «экстренную помощь» в этой сфере?

Н.И.Касперская: Конкретно мы с кремлевскими сайтами не работаем, но у нас довольно много клиентов из государственных структур. Сейчас ведь многие коммуникации между гражданами и обществом вынесены в Интернет. В частности, запись детей в детские сады, получение паспортов – эти ресурсы требуют круглосуточной защиты, потому что на них очень часты DDoS-атаки[1]. У нас есть продукт Attack Killer, который, в частности, отражает и такие угрозы тоже.

Бывали случаи, что мы вели переговоры с заказчиком – и вдруг началась атака на него. Заказчик кричит: «Спасайте»! Мы перенаправили трафик с его серверов на наш сервер, отбили DDoS-атаку. Она через какое-то время заканчивается, потому что нападающие видят, что атака не имеет успеха. После этого мы направляем трафик обратно на сервер заказчика. Проблема работы с государственным сектором заключается в том, что там довольно сложная процедура госзакупок, и часто мы оказываемся в ситуации спасителей, еще не подписав документы.

«Международная жизнь»: Бескорыстных?!

Н.И.Касперская: Бескорыстных, да. Защита от внешних атак - не основной наш источник дохода, хотя хотелось бы, чтобы это направление тоже росло.

«Международная жизнь»: Говоря о государственных сайтах, я имела в виду, прежде всего, силовые министерства и МИД России.

Н.И.Касперская: У них свои внутренние системы защиты. Они обычно закупают системы и ставят их к себе, потому что защищать атаки извне довольно хлопотно и дорого, а главное – теряется время. Я приводила пример того, как мы перенаправляем трафик с сайта заказчика на наши фильтрующие серверы. Но для Минобороны это было бы неприемлемо. Подобные системы они или покупают, или разрабатывают сами.

«Международная жизнь»: Насколько это тяжело, затратно по времени, интеллектуальным возможностям и финансам – что представляет сам процесс отражения атаки и последующей защиты?

Н.И.Касперская: У нас есть специальные алгоритмы и соответствующие технологии для фильтрации вредоносного трафика. Если на сайт заказчика запросов поступает очень много, то мы, по сути, выступаем в роли витязя, который на Руси перед началом боя выходил драться с противником один-на-один: так мы выходим вперед и принимаем удар на себя, представляя эдакую «выносную группировку». И тогда уже мы становимся тем фронтом, по которому бьют злоумышленники. Это, конечно, очень затратная процедура: мы принимаем трафик, а стоимость его порой достигает десятки тысяч рублей. И если клиент не платит, а такое случается, то у нас образуются серьезные затраты. Обычно, все-таки рано или поздно клиенты платят в таких случаях, потому что они благодарны за спасение. Ведь это очень заметная история: в тебя били, но ни один «снаряд» не попал в цель. Это здорово!

«Международная жизнь»: Каковы пропорции между государственными и частными заказчиками? 

Н.И.Касперская: По сути, все предприятия, у которых есть проблемы с защитой информации, являются нашими потенциальными клиентами. Мы довольно много работаем с госсектором, хотя госсектор – не основной наш сегмент. Наш основной сегмент – финансовые учреждения и банки, второй по величине – это нефть и газ, они же - наши самые крупные заказчики. Госсектор наравне с провайдерами, такими как мобильные операторы, идёт следующим.  

«Международная жизнь»: Проблема вирусов в системах, и как пример, вирус Stuxnet, который в 2009 году обрушил центрифуги в Иране. Буквально вскоре после этого мне довелось брать  интервью у посла Ирана в Москве, и он рассказывал, что они своими силами довольно оперативно справились с этой проблемой. У нас в стране была такая экстраординарная ситуация?

Н.И.Касперская: Вирус Stuxnet известен, в частности, тем, что он «убежал», что называется, в «дикий вид». Вирусы бывают массовые, т.е. рассчитанные на всех, и целевые, когда они должны поражать определенные цели. Но  бывает, что целевой вирус поражает незапланированные цели, уходя из рук разработчиков. Так получилось со Stuxnet. Несколько предприятий в России оказались заражены им, но его нашли и вычистили.

Что же касается отражения подобных атак, то критически важные системы должны, в первую очередь, обеспечивать непрерывность процесса. Это значит, что в систему должны быть заложены алгоритмы, как она будет реагировать на экстренную ситуацию без остановки процессов, например - возможность «откатиться» на предыдущие настройки.  Если внутри самой системы не были запланированы такие механизмы защиты, то извне помочь в таких случаях очень сложно. В случае со Stuxnet, если бы иранцы начали нанимать внешних специалистов, это, скорее всего, заняло бы очень много времени и сил, и не думаю, что привело бы к какому-то быстрому результату.

«Международная жизнь»: Учитывая важность информационной безопасности киберпространства, какую наиболее важную задачу выделили бы Вы, в решении которой могли бы помочь усилиями своей Группы? Пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков упоминал представителям СМИ, что кремлевские сайты испытывают до тысячи и более атак в день. В этом случае, какая задача наиболее важна? Вы все время выступаете в качестве витязя?

Н.И.Касперская: У нас продукты, которые борются с утечками информации, осуществляемыми как внутренними (сотрудниками компании), так и внешними способами (различного рода вирусы, вредоносные приложения, распространение неправильных политик и т.д). Для защиты от атак у нас есть продукт Attack Killer, который устроен как трехчастная система. Одна часть – это защита от DDoS, она стоит на фронте и защищает от массовых атак типа «отказ в обслуживании». Вторая – это сканер анализа уязвимости приложений, который сканирует исходные коды приложений и ищет в них известные уязвимости, поскольку большинство атак и вредоносных программ  внедряются именно через уязвимости в системе. Вычисление уязвимостей позволяет сделать на них «заплатки» практически on-line, и это делается с помощью третьей системы, которая работает на уровне web-приложений. В продукте не все разработки наши собственные. Только сканер уязвимости разработан непосредственно  InfoWatch. Две же других части созданы лучшими в соответствующих областях отечественными разработчиками. Мы выступили в этом проекте как интегратор, в непривычной для себя роли и рады, что этот продукт успешен, поскольку он предлагает клиентам решение сразу от нескольких проблем.

«Международная жизнь»: То есть, без этого триединства проблема решается лишь частично?

Н.И.Касперская: Да, ведь часто клиентам предлагают: «Давайте, мы вас защитим от DDoS-атак»? Но если вредоносная программа уже сидит в системе, тогда внешняя защита не поможет. А наша трехчастная система –  помогает. Но помогает, конечно, не от всех угроз. Например, от утечек информации она не защитит. Но на этот случай у нас есть  решение по защите от утечек, которое является системой перехватчиков, установленных на все каналы прохождения информации и перехватывающих конфиденциальную информацию. Даже если вирус  умудрился пройти через все системы, выключил антивирус, как они умеют делать, и дальше пытается отправить значимые конфиденциальные файлы через какой-то канал связи, то наша система DLP под названием Traffic Monitor, эти файлы заблокирует. Такая комбинация позволяет строить  серьезную защиту на разных уровнях.

Но надо понимать одну вещь: защита всегда дороже, чем нападение. И нападающие всегда стараются  выбрать для атаки наиболее уязвимое место предприятия, особенно, если у них есть помощник внутри, который знает, как здесь устроена защита и ИТ-система в целом. Для защиты от таких случаев приходится использовать либо несколько решений, либо интегрированные сложные решения.

 Угадать направления будущих атак довольно сложно. Например, как если бы мы в реальной жизни защищали бы дом - усиливаем дверь, ставим решетки на окна, а нас взяли и атаковали через каминную трубу или через пол напустили отравленных тараканов. Поэтому в момент начала атаки нужно сориентироваться, по каким векторам идет атака, чтобы начать ее отражать. Причём методы построения защиты от предполагаемых угроз и  методы реагирования на инцидент могут различаться.

«Международная жизнь»: Все, о чем Вы рассказываете, - это эксклюзивные действия, с большой долей творческого, неординарного решения, а есть ли промышленное производство системы защиты?

Н.И.Касперская: У нас все производство – промышленное.  Мы делаем софт, тестируем его у себя, потом -  на некой расширенной структуре. У нас есть три тестовых центра в Москве, Минске и готовимся открывать в Казани. А дальше мы тестируем по особой договоренности на любимых клиентах – у нас есть такие клиенты, которые любят на себе пробовать все новинки, мы им за это благодарны и предоставляем свои новейшие разработки. Только после трехступенчатого тестирования мы поставляем продукт на рынок. У нас не бывает так, чтобы мы предложили рынку и клиентам сырой продукт.

«Международная жизнь»: Хакерские атаки, по сути, - часть гибридной войны, или «жесткого противоборства» в киберпространстве. В ход идет использование ИТ для разрушения информационного суверенитета, в данном конкретном случае – нашего государства. В связи с этим вопрос: Группа компаний InfoWatch включена в процесс защиты, или привлечена к этому процессу? 

Н.И.Касперская: Вопрос обеспечения информационного суверенитета решается только внедрением средств отечественной разработки во все государственные и критически важные объекты. В 2000-х была тяжелая ситуация на российском рынке, когда наши крупные корпорации, в том числе с госучастием, предпочитали покупать иностранное. Мотивировали они свой выбор тем, что импортные ИТ якобы более «продвинуты» и обладают большим функционалом по сравнению с отечественными. С точки зрения информационной безопасности страны – это неправильно. Да и с точки зрения функционала – если мы говорим о системах информационной безопасности – это неправда. Потому что отечественные разработки по информационной безопасности находятся на уровне мировых аналогов.

Мы (InfoWatch) стали одним из основателей Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт» (АРПП), которая занялась лоббированием интересов отечественных разработчиков в России.

В начале 2012 года мы встречались с Председателем Правительства России В.В.Путиным, и я рассказывала, как нам нужна защита для отечественных разработчиков. В.В.Путин кивнул, но тогда тема не очень приветствовалась остальными нашими государственными органами. В 2014 г, если вы помните, был кратковременный эпизод с выключением Visa, сразу все «оживились»,  очень быстро был принят закон о национальной платежной системе, и тема импортозамещения вдруг стала очень актуальной. В ней есть и наш скромный вклад.

«Международная жизнь»: И очень весомый.

Н.И.Касперская: Мы продолжаем работать в АРПП, сегодня это - крупнейшее объединение разработчиков в стране, куда входят 135 компаний.  В этом году мы планируем увеличить число членов до 170. Задача Ассоциации - помогать продвижению российских разработок. Замечу, что лоббирование собственных компаний в странах Евросоюза, как и в США поставлено на широкую основу. Там есть целые программы по поддержке своих - это гранты, инвестиционные схемы, механизмы лоббирования. У нас этих инструментов меньше, и поэтому нам трудно конкурировать с интернациональными махинами.

Сейчас у нас появилась поддержка государства, и есть повод для оптимизма. Понятно однако, что нельзя провести импортозамещение за одну ночь, как в сказке. Это серьезная кропотливая работа. В России есть системы мирового уровня (например, в области информационной безопасности), есть системы в «зачаточном» состоянии, где «хромает» функционал, но каких-то нет вообще. Над этим нужно работать. Нужен спрос. Нужен внутренний заказчик. Как только он появляется, разработчики мобилизуются и начинают совершенствовать для него свои продукты.

«Международная жизнь»: В чем выражается поддержка государства?

Н.И.Касперская: Принято Постановление Правительства РФ о поддержке импортозамещения[2] в ПО. Это означает, что, как минимум, госорганы должны выступать в качестве заказчиков. Некоторые, правда, до сих пор пытаются «отвертеться» от закупки российского, пытаясь так формулировать вопросы в тендерах, что нет, мол, в России аналогов мировым поставщикам и поэтому им требуется иностранное. Но ситуация постепенно улучшается.

Следующий наш оплот – это компании с государственным участием. Для них не существует прямого приказа покупать отечественное, есть рекомендации. При этом многие корпорации сами осознали важность импортозамещения, особенно те, кого затронули санкции. Но есть и такие, кто пока сопротивляется. И в этой борьбе государственная поддержка очень нужна. Например, Сбербанк – системообразующий банк Российской Федерации, и если на него наложат санкции, и он перестанет получать импортные технологии, банковская система РФ окажется под серьезным ударом. Логично было бы предусматривать такой сценарий и заранее использовать отечественные средства.

Необходимо инвестировать деньги в свое, а не переводить их за границу, платя за интеллектуальную собственность, которая при этом у нас не остается.

«Международная жизнь»: Что формирует конъюнктуру рынка ИТ разработок – угрозы или покупательский спрос? 

Н.И.Касперская: У нас на спрос влияют три ключевых фактора. Первый – это тренды IT, т.е. появление новых информационных технологий. Все новые информационные технологии, как правило, впоследствии несут в себе какие-то новые угрозы. И соответственно, мы должны изучать эти новинки, предполагать, в каких направлениях могут развиваться эти угрозы. Второе направление – изучение собственно угроз - существующих атак, материалов, с ними связанных; каким способом злоумышленники пытаются проникать в систему, какие ухищрения предпринимают инсайдеры, чтобы красть информацию. И третье – это мнение потребителя. Что было бы удобно нашим клиентам? Как они видят функционал будущего продукта? Какие модели угрозы они для себя видят? Последнее важно, поскольку предприятие от предприятия и сектор от сектора сильно отличаются. Мы должны учитывать все три вектора, чтобы производить актуальный, эффективный и полезный людям продукт.

«Международная жизнь»: В каких странах есть главные конкуренты для вашей Группы компаний?

Н.И.Касперская: Основные наши конкуренты – американцы: компании Websense (сейчас переименована в Forcepoint), McAfee, Symantec, CheckPoint. Кроме того, есть несколько российских компаний.

«Международная жизнь»: Известно, что в Кремниевой долине работает более 350 тысяч русских разработчиков, программистов, биологов и представителей других профессий. По статистике, 60% победителей школьных конкурсов и студенческих международных олимпиад после окончания вуз(ов) уезжают или предпочитают уезжать из России.* В чем Вы видите основную недоработку со стороны государства и видите ли способ поставить этому заслон?

Н.И.Касперская: Действительно есть проблема «утечки мозгов», хотя, мне кажется, цифра преувеличена. В частности, у нас идет интеграция вузов в международную Булонскую систему с целью признания наших дипломов за рубежом. Зарплаты там выше, да к тому же создается привлекательный образ работы за рубежом. И, к сожалению, сами ВУЗы способствуют этому, хвастаясь, сколько выпускников у них работает в США, а сколько – в Европе. До сих пор нет никаких мер, мотивирующих выпускников оставаться работать в стране. Я знаю, что на ВМиК МГУ до недавнего времени висел плакат, агитирующий работать в Кремниевой долине. Если декан агитирует своих учеников на выезд, то с этим очень трудно бороться. Естественно, должны быть поставлены какие-то государственные заслоны, как минимум, введена агитация в ВУЗах на работу в российских компаниях.

В советское время была создана система трехлетней отработки после окончания ВУЗа на предприятии профильного сектора, она называлась «распределение». Эту систему «похоронили», сейчас ее нет. Если человек учится на бюджетном отделении, а потом уезжает за рубеж – это для страны неправильно. Он как минимум должен вернуть стране те деньги, которые она потратила на его обучение. Это несколько миллионов (а то и десятков миллионов) рублей на человека. Это, конечно, не остановит «утечку», но по крайней мере, бюджет пополнит.

К счастью, значительная часть выехавших за рубеж возвращается. Люди уезжают, зарабатывают себе резюме, а вернувшись в страну получают высокооплачиваемую работу. Это – хороший сценарий. До 2015 г. у нас в ИТ были конкурентоспособные зарплаты,  иногда даже выше, чем в Европе, но они снизились почти вдвое с падением курса рубля. Хотя даже, если пересчитывать зарплату в евро, у нас зарплаты растут, но медленно. И они по-прежнему отстают от уровня зарплат программиста в Кремниевой долине, где начинающему специалисту платят 100-120 тысяч долларов в год. Люди часто считают, что «если я буду много зарабатывать, то буду лучше жить». Однако не все исчисляется деньгами. И мы должны стремиться обеспечить людям интересные задачи и хорошие возможности для работы.

«Международная жизнь»: С какими странами работает InfoWatch?

Н.И.Касперская: Поскольку у нас корпоративные продукты, то для нас выход в какую-то страну предполагает физическое присутствие в ней. Мы не можем, как разработчик мобильных приложений, продавать продукт через Интернет, мы должны находиться в стране, общаться с потенциальными клиентами, чтобы понять их потребности, локализовать продукт под регион. Это большая работа, и значительные финансовые затраты. Сейчас мы работаем на Ближнем Востоке – это Объединенные Арабские эмираты, Бахрейн, Кувейт, Катар, хотим наладить сотрудничество с Саудовской Аравией. В Юго-Восточной Азии – это, прежде всего, Малайзия, Индонезия, Шри-Ланка, Вьетнам. Нам интереснаИндия. Мы начинали в Южной Америке, но закрыли это направление из-за трудностей поддержки клиентов. Пока решили сосредоточиться на ЮВА и Ближнем Востоке. В Западной Европе работает наша дочерняя компания EgoSecure - в Германии, Швейцарии, Великобритании, Испании, Италии. Естественно, мы работаем в странах СНГ, правда на данном этапе  есть некоторые сложности при работе на Украине. То, что наши разработки востребованы клиентами со всего мира –  очень приятно. Мы планируем развивать территориальную экспансию.

«Международная жизнь»: В Вашей работе, как и во всякой другой, есть степень риска. В чем он заключается и для Вас как руководителя, и для Группы? Когда оправданно идти на риск в вашей работе?

Н.И.Касперская: Возможные риски для любого бизнеса – это отсутствие спроса или невыхода продукта, их мы научились преодолевать. В частности, тем, что сделали продукт модульным, когда его обновление происходит по частям. Это снижает риск разработки, поскольку проблема части продукта не затрагивает всего продукта.

 Общеэкономический кризис тоже сказывается на нас, поскольку крупные организации в таком случае задерживают выплаты. Кроме того, у нас бизнес сезонный: в начале и конце года у нас много заказов, а в середине года – как получится. Случалось, не хватало оборотных средств на покрытие непредвиденных расходов – для этого у нас теперь есть несколько банков, к которым мы обращаемся за помощью в кредитовании. Это хороший инструмент. Вообще тяжелым был прошлый 2016 год и очень тяжелым был 2009, когда наш бизнес упал на 60%. В прошлом году падения не было, но мы планировали рост почти в два раза, а получили – рост только на 45%. В середине года клиенты вообще перестали платить. Но мы сумели короткими кредитами, личными вложениями преодолеть этот момент.

Риск потери ключевых сотрудников, пертурбации в команде – тоже риск для компании. Чтоб его предотвратить, мы серьезно прорабатываем систему мотивации. Люди чувствуют, что они не просто пришли зарабатывать деньги, а у них есть общая цель, дух, и мы, конечно, берем людей, которые готовы работать в команде. Это важный фактор. У нас есть столовая для завтраков и ужинов, есть комната, где можно отдохнуть, переночевать, много спортивных снарядов, чтобы сотрудники могли разрядиться, поиграть в настольный теннис или хоккей, есть тренажерный зал – всё на этаже. Мы стараемся, чтобы людям было комфортно работать.

«Международная жизнь»: Наталья Ивановна, у Вас как у руководителя накоплен большой опыт работы с людьми. Как в вашей Группе идет формирование коллектива, его обновление по мере необходимости, система отбора коллектива?

Н.И.Касперская: Наш отдел кадров хорошо знает рынок. Они занимаются наймом сами, хотя и работают с тремя агентствами. Поскольку InfoWatch – компания известная, люди стремятся сюда попасть, хотя у нас довольно жёсткая система отбора. В частности, на технические специальности –  претендент должен сделать два тестовых задания, потом пройти два собеседования: одно со своим будущим начальником и с техническим директором, другое – с командой, поскольку человек будет работать в команде, и очень важно, чтобы команда его не отторгла. Были случаи, когда начальник готов взять к себе сотрудника, а командное собеседование тот не проходит. Командные собеседования мы завели в начале моей работы в InfoWatch, когда случались внутренние конфликты между сотрудниками, и чтобы их потом не гасить с большими сложностями, мы предприняли такие предупредительные меры. По крайней мере, люди не смогут потом сказать руководителю, что им навязали этого коллегу. У них повышается ответственность за результат.

«Международная жизнь»: Ваша Компания много помогает больным детям. Это не единственное выбранное вами направление?

Н.И.Касперская: Благотворительность InfoWatch, в основном, направлена на помощь детям, может быть, потому что у меня у самой дети. Мы помогаем детям со сложными заболеваниями и работаем с несколькими фондами. Иногда нам пишут частным образом, и мы оказываем поддержку. Сотрудничаем с фондом «Культура детям» Илзе Лиепы. Считаю важным, чтобы дети были здоровы не только физически, но и развивались духовно, а это достигается в основном через культуру. В фонде «Культура детям» есть проекты в области балета, сценического искусства, хоровые выступления. В будущем, возможно, мы будем делать выездные лагеря для детей. У нас был подобный опыт в Лаборатории Касперского с выездными лекциями об информационных технологиях, об угрозах и о том, как с ними бороться.

«Международная жизнь»: Наталья Ивановна, каким девизом Вы руководствуетесь в жизни?

Н.И.Касперская: Мой девиз - никогда не сдаваться!

«Международная жизнь»: Спасибо, Наталья Ивановна!



* Е.С.Ларина «Умножающие скорбь. Как выжить в эпоху войны элит», Москва, Книжный мир, 2016, стр.266-267 глава «Битва за умы».

[1] DDoS-атака - атака типа «отказ в обслуживании», когда на сервер поступает так много запросов , что он не в состоянии их отработать.

Ключевые слова: интервью благотворительность Группа компаний InfoWatch Президент Касперская Н.И.

Версия для печати