«Ученые – лучшие дипломаты в мире»

16:37 25.05.2017 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


«Наука и образование – это те сферы, благодаря которым у международного сообщества появляется шанс приготовиться не к войне, а к миру», – заявил помощник Президента России по научно-образовательной политике Андрей Фурсенко на состоявшемся в МГИМО круглом столе «Современная научная дипломатия: опыт России и Великобритании». 

Мероприятие было проведено в рамках перекрестного Года науки и образования Великобритании и России. В качестве организаторов конференции выступили: Московский государственный институт международных отношений (МГИМО), Королевское общество (Великобритания) и Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ). В дискуссиях приняли участие известные британские и российские ученые из ведущих научно-исследовательских институтов, а также представители внешнеполитических ведомств и министерств двух стран. В рамках круглого стола были рассмотрены различные аспекты научной дипломатии, а также особенности процесса формирования внешней политики при участии научного сообщества, с акцентом на накопленный Россией и Великобританией опыт в этой области.

Научное сотрудничество России и Британии

Текущие российско-британские отношения находятся на крайне низком уровне, особенно в сфере безопасности и политики. Тем не менее, можно отметить позитивные тенденции в наращивании связей в области науки, культуры и образования. По решению министра иностранных дел России Сергея Лаврова и главы МИДа Великобритании Бориса Джонсона, 2017 год объявлен перекрестным Годом науки и образования России и Британии. Его программа разработана Британским Советом и Посольством Великобритании в РФ при участии Министерства образования и науки РФ. По словам генерального директора Британского Совета сэра Кирона Девана, новый совместный проект призван стимулировать научное сотрудничество между двумя странами[1]. По данным компании «Clarivate Analitics», сегодня Великобритания занимает четвертое место в научном сотрудничестве с Россией среди других стран по рейтингу совместных публикаций. Приоритетными темами в рецензируемых журналах остаются естественные науки (физика, химия, геология, клиническая медицина, генетика, молекулярная биология, а также космонавтика)[2].

«Образование и наука – это как раз те сферы, в которых мы можем меньше говорить о красных линиях и больше о том, что представляет огромный взаимный интерес и потенциал для совместных возможностей и побед, так же как и совместной борьбы с общими для нас вызовами», – отметил помощник Президента России по научно-образовательной политике Андрей Фурсенко.

Министр-советник по вопросам торговли, науки и климата Посольства Великобритании в России Джонатан Брентон считает, что даже в политически сложное время есть области, где Москва и Лондон могут и должны работать вместе. «Сегодня мы имеем дело с общими вызовами, поэтому необходимо встречаться, договариваться и улучшать отношения друг с другом», – заявил дипломат.

Директор Второго Европейского департамента МИД России Игорь Неверов отметил, что официальный диалог между Россией и Великобританией находится в неактивной фазе, однако в сложившихся условиях чрезвычайно важна научная дипломатия.  Также Неверов сообщил, что текущая конференция – одно из крупнейших и важнейших мероприятий в рамках перекрестного Года науки и образования.

Главный научный советник МИД Великобритании, профессор Робин Граймс считает полезным то, что российские научные подходы отличаются от британских. «Если вы сотрудничаете исключительно со своими единомышленниками, то каждый раз вы будете приходить к одним и тем же решениям. Для того, чтобы находить новые интересные решения, необходимо обсуждать проблемы с людьми с иной образовательной базой, подготовкой и взглядами», – отметил Граймс.

«Если вы сотрудничаете исключительно со своими единомышленниками, то каждый раз вы будете приходить к одним и тем же решениям. Для того, чтобы находить новые интересные решения необходимо обсуждать проблемы с людьми с иной образовательной базой, подготовкой и взглядами» (Р. Граймс)

Вместе с тем член совета РФФИ, врио директора Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений ИМЭМО РАН Федор Войтоловский считает, что научные контакты России и Великобритании недостаточно развиты. «Возможно, виноваты обе стороны, но нам надо решить эту проблему. Необходимо подумать о тех сферах, где можно провести совместные исследования. Наши официальные представители не начнут восстанавливать диалог до тех пор, пока экспертное сообщество не предложит им идеи по решению таких вопросов, как международный терроризм, режим нераспространения ядерного оружия, миграция и прочее», – заключил эксперт.

«Наши официальные представители не начнут восстанавливать диалог до тех пор, пока экспертное сообщество не предложит им идеи по решению таких вопросов, как международный терроризм, режим нераспространения, миграция и прочее» (Федор Войтоловский)

Действительный член Королевского общества, профессор Мартин Полякофф. Рассказал корреспонденту журнала «Международная жизнь»,как можно улучшить научное сотрудничество между Россией и Великобританией: «Я думаю, что научное сотрудничество уже сегодня находится на очень хорошем уровне. Главный его ограничитель – деньги. На сегодняшний момент по целому ряду причин в России и Великобритании организации, которые представляют собой научные Фонды, не имеют достаточно финансовых средств. Но я и мои российские коллеги очень надеемся, что скоро финансирование в науку увеличится. Сейчас самое лучшее время строить планы на будущее. Я думаю, что наиболее важная вещь, которой мы сегодня должны заниматься – это привлекать к совместной работе молодых российских и британских специалистов. Они смогут расти вместе и строить долгосрочные научные связи».

Дипломатия второго трека

Сегодня мировое сообщество стоит перед лицом многочисленных вызовов и угроз: опасные вирусы, нехватка питьевой воды, ограниченный доступ к энергии, климатические трансформации, конфликты на этнической и конфессиональной почве, терроризм и т.д.  По мнению ректора МГИМО Анатолия Торкунова, непростая обстановка в мире усугубляется еще и тем, что международные отношения сталкиваются с такой серьезнейшей проблемой, как повсеместное взаимное непонимание и недоверие. Очевидно, что традиционная дипломатия не в силах решить подобные проблемы без привлечения профессиональных ученых, для которых, по словам Торкунова, характерны общность языка, а также устойчивый иммунитет к идеологической ангажированности. Таким образом, на авансцену выходит научная дипломатия.

Надо сказать, что научная дипломатия – весьма многомерное понятие. В широком смысле этот термин означает международное сотрудничество в области науки и образования. Профессор геологии Университета Эдинбурга, президент Комитета по данным для науки и техники (CODATA) считает, что научные и образовательные связи очень важны, так как они повышают доверие между государствами. Однако разговор ученых зачастую может не иметь отношения к реальной политике и решению насущных международных проблем. Этими задачами занимается так называемая дипломатия второго трека, которую можно рассматривать в качестве одной из граней научной дипломатии или же научной дипломатией в узком смысле.

Программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев выявил следующие особенности дипломатии второго трека:

1)      Ориентация на политические задачи.

2)      Междисциплинарность (Вторым треком занимаются люди, которые являются профессиональными международниками или историками. Однако целый ряд направлений не может обойтись без участия военных, представителей естественных и технических наук).

Эксперт сравнил дипломата второго трека с переводчиком, который трансформирует объемный и тяжеловесный научный язык в емкий и четкий язык политики. То есть он доносит экспертную точку зрения в очень простом виде до лица, принимающего решения.

Научная дипломатия: активизация в периоды кризисов

Академик РАН, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян считает, что влияние и роль науки возрастает в периоды кризисов. Действительно, если мы обратимся к истории, то после Карибского кризиса 1961 года, когда мир стоял на пороге ядерной войны, научная дипломатия была весьма успешна. В тот период наблюдался всплеск двусторонних отношений в научно-технологической сфере, а также множилось число научных международных конференций, на которых предоставлялись совместные аналитические материалы относительно того, к чему может привести гонка вооружений. Заместитель председателя Российского Пагуошского комитета ученых при Президиуме РАН, профессор Александр Никитин в качестве примера успешного научного сотрудничества в период холодной войны привел Пагуошское движение[3], которое сыграло важную роль в разработке и принятии ряда международных соглашений, ограничивающих гонку вооружений и ядерные испытания: Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой (1963 год), Договор о нераспространении ядерного оружия (1968 год), Договор об ограничении систем противоракетной обороны (1972 год) и др.

«Влияние и роль науки возрастает в периоды кризисов» (А. Чубарьян)

По мнению Александра Чубарьяна, сегодня мир вновь переживает своего рода кризис и стоит на пороге глобальных перемен. «Ушли в прошлое Венская, Версальская, Ялтинско-Потсдамская системы международных отношений. Сейчас перед международным сообществом возникла необходимость выработки новых правил игры с учетом абсолютно новой ситуации, когда появляются новые центры силы (включая Азию), а также происходят информационные и технологические перемены. Нам нужны новые предложения со стороны международного экспертного сообщества. Также очень важно начинать готовить новую повестку дня в связи с новыми тенденциями в дипломатии и международных отношениях», – отметил ученый.

Рекомендации по развитию научной дипломатии

Главный научный советник МИД Великобритании, профессор Робин Граймс считает, что наука в дипломатии все еще находится в стадии развития. Также эксперт поделился британским опытом научной дипломатии: «Дипломатия должна иметь доступ к соответствующим научным сетям для того, чтобы привлекать ученых в качестве экспертов, которые необходимы в работе МИД. Мы создаем различные научные сети и подключаемся к ним. Мы обмениваемся и сотрудничаем с учеными из США, Японии, Новой Зеландии. Многостороннее научное сотрудничество позволяет увидеть существующий мир с разных позиций, и в таком случае он становится более объемным и понятным. Научно-инновационная сеть Великобритании работает в 31 стране мира и насчитывает около 90 сотрудников. Её цель - наладить двусторонние научные связи и укрепить взаимовыгодное научное сотрудничество».

Профессор Граймс уверен, что чрезвычайно важно решать проблемы мира (энергетика, экологическая безопасность и др.) сообща, всем международным научным сообществом. Только при таких обстоятельствах можно добиться существенных результатов, полагает эксперт.

В свою очередь Председатель Совета Российского фонда фундаментальных исследований, Академик РАН Владислав Панченко считает крайне важным установить глубокое взаимопонимание между учеными, дипломатами и людьми, занимающимися гуманитарными исследованиями. Кроме того, Панченко указал на необходимость формирования научного словаря (глоссария) для дипломатии. Об этом же на конференции говорил специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности Андрей Крутских: «В рамках совместных проектов ученые должны разработать словарь терминов для политиков и дипломатов. Выработка общего языка значительно сэкономит время на переговоры». Так же Крутских отметил, что нужно уходить от многостраничных соглашений и договоров: «Сейчас дипломатия должна быть такой же быстрой, как и технический прогресс. Вместо того, чтобы разрабатывать соглашения, которые будут устаревать на следующий день после выработки, надо достигать более емких по содержанию международных договоренностей».

Член Европейского Исследовательского Совета, профессор Хельга Новотны (Цюрих) придерживается мнения о том, что научная дипломатия должна задействовать молодое поколение. «Молодым ученым очень важно знакомиться друг с другом и устанавливать личные и доверительные связи. Я думаю, что именно это и сделает научную дипломатию возможной в будущем», – отметила эксперт.

***

Как показывает практика, даже несмотря на политическую конъюнктуру, научные идеи легко пересекают границы государств. Поэтому дипломатам и политикам стоит развивать более тесное сотрудничество с ученым миром и совместно с ним работать на благо всего человечества.

 

Фото А. Толстухиной



[3] Пагуошское движение ученых – одна из старей­ших и ведущих между­народных неправитель­ственных научных организаций в области проблем безопас­ности, разоружения и научного сотрудничества. Первая Пагуошская конференция состоялась в 1957 году в канадской деревне Пагуош, на которой приняли участие 22 известных ученых из 10 стран мира, в том числе из СССР и США. Конференция положила начало регулярным встречам в рамках Пагуошского движения.

Ключевые слова: российско-британские отношения Александр Чубарьян Андрей Крутских научная дипломатия перекрестный Год науки и образования Великобритании и России Владислав Панченко Робин Граймс Федор Войтоловский Мартин Полякофф Андрей Фурсенко Джонатан Брентон Игорь Неверов

Версия для печати