Иран выбирает президента

13:20 18.05.2017 Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук


Исламская Республика Иран (ИРИ) – особое государство, сочетающее в себе как республиканские, так и сугубо исламские институты. Это в полной мере относится и к системе выборов, в том числе и президентских. Кстати, президент в ИРИ – второе лицо в государственной иерархии. Первым является верховный лидер (рахбар), он же духовный лидер, он же глава республики, он же главнокомандующий всеми вооруженными силами страны. Именно рахбар определяет генеральную линию внешней и внутренней политики и строго следит за ходом ее проведения.

Президент ИРИ – это глава исполнительной власти. Он, по сути, является премьер-министром, избираемым всем народом раз в четыре года. Иранский президент вместе с формированным им кабинетом министров (список министров одобряется меджлисом) осуществляет ежедневную практическую работу по претворению в жизнь генеральной линии верховного лидера. Но всё же президент в Иране имеет значительную свободу для собственной интерпретации этой линии.

Избирательная система в ИРИ довольно демократична. Избирателем может быть любой гражданин ИРИ, достигший 18 лет. Зарегистрироваться в качестве «кандидата в кандидаты» в президенты имеет право гражданин, достигший возраста 45 лет, мусульманин, поддерживающий Конституцию ИРИ, имеющий образование на уровне магистра. Так, в этом году зарегистрировались 1636 человек, среди которых было 137 женщин. Однако главное — не зарегистрироваться. Главное – пройти через сито важного исламского органа - Наблюдательного совета,[1] который и утверждает окончательный список кандидатов.

Двенадцатые в истории ИРИ президентские выборы 2017 г. пройдут 19 мая. Президентом страны станет кандидат, который наберет больше 50% голосов избирателей из почти 56,5 миллионов. Если это не удастся ни одному из кандидатов, состоится второй тур выборов.

Для участия в нынешней президентской гонке было допущено шесть кандидатов: действующий президент Хасан Роухани, первый вице-президент Эсхак Джахангири, бывший министр промышленности Мостафа Хашеми Таба, бывший генпрокурор ИРИ аятолла Эбрахим Раиси, мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф, экс-министр культуры и исламской ориентации Мостафа Ага Мирсалим. Первые трое представляют умеренно либеральные силы. Последняя тройка состоит из консерваторов – оппозиционеров президенту и кандидату Роухани. Они были поддержаны консервативным «Национальным фронтом сил исламской революции».

После объявления официального списка кандидатов эксперты полагали, что борьба разгорится между Роухани и двумя его оппонентами - Раиси и Галибафом. Данные социологического опроса в Иране говорили, что это близко к истине. За Роухани высказались 41,6% опрошенных. Раиси получил 26,7% голосов опрошенных, а Галибаф – 24,6%. Остальные трое от 3,2 до 1,2%. Причем Раиси, находившийся раньше на третьем месте, вырвался на второе место, обогнав Галибафа. Вместе Раиси и Галибаф набирают 51.3% - больше, чем Роухани. Это были данные после второго тура дебатов, транслировавшихся в прямом эфире телевидения.

После последнего третьего тура словесных баталий кандидатов, который был посвящен экономическим проблемам, данных опроса найти не удалось. Но иранские СМИ утверждают, что рейтинг президента Роухани значительно упал. И здесь один из главных кандидатов от консерваторов г-н Галибаф преподнес сенсацию – заявил о выходе из гонки за пост президента Ирана и поддержал кандидатуру аятоллы Эбрахима Раиси. «Я принял это решение ради сохранения единства Национального фронта сил исламской революции. Я призываю всех сторонников фронта помочь победе… аятоллы Эбрахима Раиси ради проведения изменений в стране и поддержки экономики», — заявил Галибаф.

По всей вероятности, решение принятое Национальным фронтом и Галибафом было вызвано как раз некоторым падением рейтинга их главного противника - Роухани и возможностью, скоординировав усилия, одержать победу уже в первом туре. Поскольку при таком раскладе, когда из пяти оставшихся кандидатов реальные шансы имеют только двое – Роухани и Раиси, второй тур маловероятен.

Возможно, их расчет оправдается. Самые последние опросы, проведенные 15 и 16 мая, свидетельствуют, что 77% голосов отданных ранее за ушедшего Галибафа пошли в копилку Раиси, который набрал – 47,9%, а Роухани только 44,8%. Соратник президента Джахангири получил всего 2% голосов опрашиваемых. 16 мая он также объявил о снятии своей кандидатуры на президентских выборах и призвал избирателей голосовать за Хасана Роухани. Что было ожидаемо.

17 мая кандидат из оппозиционного Роухани лагеря - Мостафа Ага Мирсалим также снял свою кандидатуру, но уже в пользу Раиси. Итак, кандидатов осталось трое. Но главная интрига: Роухани против Раиси.

Многое будет зависеть от активности избирателей, а также и от соотношения проголосовавших в городах и сельской местности. В ИРИ (впрочем, как и во многих других странах) только 25% избирателей голосуют по политическим взглядам. Все остальные голосуют исходя из личных симпатий или по совету других людей. В сельской местности совет за кого проголосовать обычно дает местный мулла. Именно эта часть иранского общества может решить судьбу выборов. В стране по традиции образованные жители городов голосуют за более либеральных кандидатов, в селах – за религиозных консерваторов.

По данным иранского информагентства IRNA, 66,7% граждан страны планируют принять участие в президентских выборах. Более 16% респондентов заявили, что пока не приняли решения об участии в голосовании. Как показывают результаты исследования, 63,4% респондентов уже решили, кому отдадут голос на выборах, остальные заявили, что еще не определились со «своим» кандидатом. Участие в опросе, который проводился 7-8 мая, приняли более шести тысяч жителей в 31 провинции Ирана.

Главным оружием в борьбе за президентство оппонентов Роухани является состояние иранской экономики. Покинувший избирательную кампанию консерватор г-н Галибаф – оппонент Хасана Роухани, критикуя экономическую политику президента, заявил: «Дерево, которое четыре года не приносит плодов (правительство Роухани было сформировано около четырех лет назад), уже не будет плодоносить. Страна переживает острый экономический кризис, нынешнее правительство не в состоянии помочь иранскому народу в этой сложной ситуации».

Противники президента обвиняют его и правительство в том, что они не смогли выполнить обещания данные после принятия Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), то есть ядерного соглашения, и начала снятия с ИРИ международных финансово-экономических санкций. Здесь надо подчеркнуть, что сама ядерная договоренность Ирана с пятью постоянными членами Совбеза и Германией и дальнейшее снятие санкций является знаменательной политической и дипломатической победой нынешнего президента Роухани. Главное – это позволило разморозить иранские активы в иностранных банках. Иран стал возвращаться в систему международных экономических отношений, что открыло путь к развитию ИРИ в различных сферах.

Да, действительно, сразу после СВПД в Иране возникла эйфория, появились неоправданные ожидания, что на следующий день после начала процесса снятия санкций (16.01.16) Иран и его экономика будут завалены огромными инвестициями, сразу же появятся сотни тысяч рабочих мест, безработица, инфляция уйдут в прошлое. Но международные санкции – это сложное, многослойное явление, которое определяется многими факторами. Так же как и процесс снятия санкций. Пожалуй, легче вводить санкции, чем их снимать. Поэтому ожидания и политиков и населения ИРИ были явно завышенными.

Однако президент Роухани и его команда сделали за эти почти четыре года много полезного в экономической сфере. Так, инфляция, которая в 2013 г. превышала 40%, снизилась в 2017 до 8 – 9%. Впервые после 2013 г., когда темпы роста ВВП Ирана были отрицательные, в 2016 г. достигли более чем 4%. При этом МВФ прогнозирует еще более высокие темпы роста в ближайшие годы.

Восстанавливается деятельность сотен предприятий, которые были закрыты из-за санкций. Создаются и открываются новые. Иностранные инвестиции стали приходить в страну: за последние полтора года в разных формах - до 20 млрд. долларов. (Хотя, конечно, ожидалось значительно больше). Возвращаются в ИРИ иностранные компании. Например, французские Peugeot и Citroën уже заключили новые контракты. Мировые нефтяные корпорации заявляют о готовности вернуться в Иран. Как пишет Financial Times, «Для международных энергетических компаний и глобального энергетического рынка ничто не является более важным, чем предстоящие президентские выборы в Иране». Но, безусловно, мировой бизнес находится в ожидании: кто станет во главе исполнительной власти в ИРИ, и как эта власть будет строить отношения с «задиристым» Трампом, а он с Ираном.

Впервые в 2016 г. иранский «ненефтяной» экспорт превысил импорт. Это, как считают экономисты, уникальное явление для Ирана, которое означает, что он способен покрыть свой импорт продажей других товаров.

Президент Роухани инициировал в социальной сфере важный проект по усовершенствованию системы медицинского страхования. Это позволило подключить более 10 млн. иранцев к страховой, бесплатной для них, медицине.

Конечно, президенту Роухани и его команде не всё задуманное удалось воплотить в жизнь. Экономических и социальных проблем очень много. Среди них, пожалуй, главная – высокий уровень безработицы (более 12 % трудоспособного населения). Но все эти проблемы решаемы, если, как утверждает президент Роухани, Иран будет развивать взаимовыгодные связи со всем миром, а не замыкаться и вновь уходить в самоизоляцию. Он заявил на одном из предвыборных митингов: «Мы находимся на грани исторического решения. Наша нация должна определить, продолжит ли она идти по пути миролюбия или хочет выбрать напряжение… Мы не должны позволить Ирану снова оказаться в изоляции. Мы хотим конструктивного общения с миром».

Примечательный факт. 12 мая, сразу же после не совсем удачных для Роухани теледебатов по экономическим проблемам, в его поддержку выступили 50 крупнейших иранских ученых-экономистов. Они опубликовали заявление, в котором призвали избирателей переизбрать президента Роухани на второй срок. «Мы на 12-х президентских выборах голосуем за Хасана Роухани, хотя у нас есть серьезная критика в отношении экономической политики уходящей администрации».

К сторонникам Роухани иранские аналитики относят и авторитетного спикера меджлиса Али Лариджани, за которым стоит один из самых влиятельных иранских кланов.

В поддержку Роухани высказался также вице-спикер меджлиса Али Мотахари: «В нынешних условиях, учитывая ядерное соглашение, ситуацию на Ближнем Востоке и действия новой администрации в Белом доме, которые продолжают атаковать Роухани, если к власти придет новое правительство, то ситуация с гражданскими правами в Иране ухудшится».

За кандидатуру Роухани высказались 170 (из 290) депутатов меджлиса, отметив, что предлагаемая его соперниками «политика шоковой терапии приведет к росту инфляции, дестабилизации валютного рынка и ухудшению других экономических переменных».

Али Акбар Натек-Нури, глава Инспекционного ведомства верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи, а в прошлом министр внутренних дел и председатель меджлиса недавно заявил: «Раньше мы подвергались политическим санкциям наряду с экономическими ограничениями, которые разжигали напряженность и панику в обществе. Но, слава Аллаху, за последние четыре года ситуация улучшилась, и, если на то будет воля Всевышнего, если правительство Роухани останется на своём посту, общество будет чувствовать себя спокойнее».

Мощная поддержка нынешнему президенту оказывается со стороны реформаторов во главе с их лидером Мохаммадом Резой Арефом. В кампании 2017-го сторонники либеральных взглядов сделали ставку на нынешнего президента, не выдвинув своего кандидата и, тем самым, консолидировали центристский, умеренно-консервативный и реформаторский электорат.

Бывший (1997–2005 гг.) президент ИРИ, один из лидеров либерально-реформистского крыла иранского истеблишмента Мохаммад Хатами также поддержал Роухани: «Снова выборы, мы выйдем и проголосуем за Роухани, за свободу мыслить… за власть закона, за права человека и реализацию социальной и экономической справедливости».

Один из лидеров «Зеленого движения» либерал и оппозиционер Мехди Карруби, находящийся под домашним арестом за руководство массовым протестом в 2009 г., также поддержал Хасана Роухани. Он сказал: «Если мы хотим сохранить республиканский строй, то не должны допустить победы сил, которые ни во что не ставят мнение народа. Я знаю Роухани и призываю всех проголосовать за него».

Как считают политологи, незримым участником развернувшейся предвыборной борьбы является чрезвычайно авторитетный и влиятельный соратник лидера исламской революции и основателя ИРИ аятоллы Хомейни бывший президент Али Акбар Хашеми Рафсанджани, умерший 8 января 2017 года. Каждое выступление Хасана Роухани сопровождают портреты Рафсанджани. Это служит символом преемственности иранского президента и обеспечивает ему поддержку многочисленных почитателей аятоллы Рафсанджани.

Хасану Роухани противостоит серьезный противник – аятолла сайед[2] Эбрахим Раиси - обладатель черной чалмы, что свидетельствует о его высоком статусе в шиитской системе. Раиси всю свою сознательную жизнь трудился в судебных органах. Он занимал прокурорские должности от прокурора маленького городка до генерального прокурора (2014-2016 гг.). В 1988 году он был одним из четырех судей, заседавших в так называемых «комиссиях смерти». Эти комиссии приговорили к казни более четырех тысяч политических заключенных. В 2010 году Раиси лично отвечал за казнь девяти демонстрантов.

Сейчас он является главой крупнейшего в мире мусульманского благотворительного фонда Astan Quds Razavi, получающего многомиллиардные прибыли не только от благотворительных взносов, но и от деловой деятельности во многих секторах экономики.

Эбрахим Раиси был учеником нынешнего верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи и поддерживает тесную связь со своим учителем. Как политик он малоизвестен в Иране. До начала президентской кампании 60% опрошенных не знали кто такой Раиси.

Но ему оказывают поддержку очень влиятельные силы. В первую очередь, это Корпус стражей исламской революции (КСИР), являющийся военно-политическим органом в стране. Кроме того, КСИР – это мощное финансово-экономическое объединение, обладающее или контролирующее многие сферы экономики.

На стороне Эбрахима Раиси и такие сверх консервативные организации как «Национальный фронт сил исламской революции», «Общество борющегося духовенства» и «Общество преподавателей-богословов Кума». Немаловажный факт, что в предвыборном штабе Раиси много сторонников бывшего (2005-2013 гг) президента радикального Махмуда Ахмадинежада. О поддержке Раиси заявил жесткий консерватор, сторонник клерикального пути, предначертанного покойным аятоллой Хомейни, Саид Джалили – представитель верховного лидера Хаменеи в важнейшем военно-политическом органе ИРИ - Высшем совете национальной безопасности. Джалили, как утверждают СМИ, близок к сыну лидера Моджтабе Хаменеи.

Можно предположить, что Эбрахим Раиси входит в «ближний круг» верховного лидера аятоллы Хаменеи и является его протеже. Хотя рахбар Хаменеи старается не демонстрировать свои симпатии в отношении кандидатов, но в его выступлениях четко прослеживается критика президента Роухани, прежде всего, за его политику разрядки напряженности в отношениях с Западом и за его деятельность в сфере экономики.

Примечательно, что в СМИ обсуждается вероятность того, что Раиси де-факто является преемником аятоллы Али Хаменеи на посту верховного лидера Ирана. Насколько это соответствует действительности, трудно сказать. Однако некоторые политологи считают, что активное продвижение кандидатуры Эбрахима Раиси в президенты объясняется необходимостью с одной стороны, познакомить кандидата в лидеры со всеми механизмами власти, что предоставляет ему президентство, с другой – познакомить народ с малоизвестным политиком, который может стать верховным лидером ИРИ.

Однако противники такого «расклада» полагают, что участие в выборах - это рискованный шаг для кандидата в лидеры. Ведь, проиграй президентские выборы Раиси, его авторитет будет безнадежно подорван. И вряд ли в этом случае он станет рахбаром.

Иранскому народу в пятницу 19 мая предстоит сделать выбор между движением вперед и возвратом назад. Об этом заявил президент Ирана Хасан Роухани на встрече со своими сторонниками в тегеранском Дворце спорта «Азади», что переводится с фарси весьма подходяще для этого кандидата - Свобода. Выступая в переполненном сторонниками президента зале на 12 тысяч мест, Хасан Роухани указал: «Наш народ в предстоящую пятницу даст ответ, хочет ли он продолжать движение по выбранному четыре года назад пути спокойствия или предпочитает путь напряженности. Сегодня мы находимся на таком этапе, когда должны показать всему миру, что полны решимости строить свое будущее».

Иранские и российские эксперты, несмотря на все сложности президентской кампании и довольно высокий предвыборный рейтинг главного противника президента Роухани – аятоллы Раиси, мощную пропагандистскую и агитационную работу в его интересах, определенные предпочтения верховного лидера аятоллы Хаменеи, с большой вероятностью прогнозируют победу Хасана Роухани.

Несомненно, такой предполагаемый исход президентских выборов благоприятно скажется как на развитии Ирана в экономической и социальной сфере, так и на положении страны на Ближнем Востоке и во всем мире. Безусловно, новому правительству президента Роухани (если он выиграет выборы) под давлением оппонентов, которое, скорее всего, усилится, будет сложно выдерживать прежний внутри и внешнеполитический курс по окончательному выводу ИРИ из изоляции. Однако в целом приоритеты политики Роухани как в регионе, так и в мире сохранятся.

В случае победы аятоллы Раиси возможны кардинальные изменения и возвращение к политике «осажденной крепости», политике обострения отношений с США вплоть до балансирования на грани войны, конфронтации с Западом, региональными оппонентами, в первую очередь, с Израилем, Саудовской Аравией и другими арабскими странами. Всё это приведет во внутренней политике к усилению противостояния различных политических сил, «закручиванию гаек» и ужесточению полицейско-карательных мер, что тяжелым бременем ляжет на иранцев.

По всей вероятности, особых кардинальных изменений в отношениях Москвы и Тегерана в случае смены иранского президента ожидать не стоит. Но всё же исход президентских выборов в ИРИ важен. Для России, конечно, желательно, чтобы президентом Ирана остался Роухани, политик известный и уважаемый в России. Президент РФ Владимир Путин хорошо знает Хасана Роухани лично, неоднократно встречался и имел с ним плодотворные беседы. Министры двух стран накопили опыт консультаций, переговоров и общей работы. Они также лично знают друг друга. При всех нюансах, как в Москве, так и в Тегеране есть понимание политики друг друга. Это очень важно, и было бы предпочтительным, если бы та же исполнительная власть в Иране осталась еще на четыре года.

В случае победы аятоллы Раиси Россия с Ираном, с этим важнейшим в ближневосточном регионе и в экономическом, и в политическом, и в военном плане государством, конечно же, сохранит нормальные отношения. Общие интересы двух стран будут этому гарантом. Вспоминается, что СССР имел прекрасные связи с Ираном времен шаха. Особенно в 60-70-х годах ХХ века, когда Советский Союз построил там сотни предприятий, взаимодействовал во многих областях, включая военно-техническое сотрудничество.

При новом президенте ИРИ, безусловно, придется устанавливать новые личностные отношения между президентами России и Ирана и, в целом, министрами и политиками двух стран из-за смены руководящей команды. Это займет время, что отрицательно скажется на темпах развития отношений двух стран.

Кроме того, предполагаемая внешняя политика возможного президента Раиси, нацеленная на жесткую конфронтацию с Западом и ближневосточными странами, с которыми у России хорошие отношения, сделает более сложными взаимоотношения с этими странами.

Не исключено также, что Москве будет труднее убеждать членов Шанхайской организации сотрудничества в необходимости принятия Ирана в постоянные члены этой важной международной организации.

Таким образом, результаты выборов в Исламской Республике Иран представляются чрезвычайно важным событием не только для ИРИ, но и для всего региона и мира. Многие аналитики по значимости для мировой политики ставят их в ряд с выборами в США, Франции, Германии. Возможно, это справедливо.



[1] Наблюдательный совет (НС) состоит из 12 членов, 6 из которых назначает верховных лидер. Остальные 6 членов назначаются парламентом по представлению председателя Верховного суда. НС утверждает кандидатов на ключевые посты, в том числе кандидатов в президенты, члены правительства и парламента. Основная обязанность Совета — проверка законопроектов на соответствие исламскому праву. В случае если имеются разногласия с шариатом, законопроект отправляется на доработку. Кроме того, Совет имеет право наложить вето на любое решение Меджлиса.

[2] Сайед - почетный титул, обозначающий у шиитов потомков исламского пророка Мухаммеда через его внуков Хасан ибн Али и Хусейна ибн Али, сына Мухаммеда дочери Фатимы и его зять Али.

Ключевые слова: Иран Роухани выборы 19 мая Раиси

Версия для печати