Принуждение к национализации

12:41 06.03.2017 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Национализация принадлежащих украинским собственникам предприятий на территории ДНР и ЛНР стала закономерным итогом железнодорожной блокады Донбасса. В январе были заблокированы две железнодорожные ветки в Луганской области, в начале февраля участники блокады перекрыли железнодорожный переезд возле Бахмута Донецкой области, в конце месяца перекрыли мариупольское направление.

В ответ лидер ДНР Захарченко  заявил, что жители Донбасса научились жить в блокаде со стороны украинских силовиков и теперь ДНР объявляет блокаду Киеву. "Мы рубим все связи с Украиной….. Да, продавали уголь, чтобы получать деньги и платить зарплату здесь. Но за счет того, что мы научились жить в блокаде, мы объявляем блокаду Украине" newsru.com

Железнодорожная блокада ЛНР и ДНР поставила вопрос работу крупных промышленных предприятий, принадлежащих украинским собственникам. Работа этих предприятий была обусловлена взаимозависимостью предприятий на территории ЛНР, ДНР и Украины. Эта зависимость носила и пока носит технологический, организационный, сырьевой и логистический характер.

Для Украины и украинских собственников эти предприятия обеспечивали – налоги (с 2014 г. предприятия СКМ – холдинг олигарха Рината Ахметова – заплатили 10 млрд. грн налогов), уголь и энергию, прибыль, а также были частью общей промышленной инфраструктуры страны. Для ДНР и ЛНР эти предприятия - трудоустройство и зарплата для населения, энергия и часть местной инфраструктуры.

Блокирование поставок угля с украинской стороны означало для республик потерю рабочих мест. В этой ситуации национализация (или введение «внешнего управления»)  становилась естественным условием продолжениях работы этих предприятий, снижения социально-экономических  рисков,  сохранения энергетической инфраструктуры. Понятно, что теперь стоит задача сбыта продукции – будут ли это договорные отношения с Украиной и украинскими потребителями или поиск новых потребителей – задачи практически одинаково сложные для  этих предприятий в их новом статусе.

Блокада и, как результат,  национализация предприятий сделала явным конфликт между крупным бизнесом и украинской властью. Известный олигарх Ринат Ахметов  понес самые большие потери от бездействия украинской власти в отношении активистов-блокадников, которые не хотят видеть его связующим звеном между Украиной и «временно неконтролируемыми территориями». А ведь с точки зрения украинских интересов Ахметов оказывается бОльшим и реальным патриотом, чем «ветераны АТО» и депутаты в вышиванках – его холдинг всегда оставался в украинской юрисдикции и платил налоги в украинский бюджет (scm.com.ua). Теперь же, кроме проблем с поставками угля, и  бюджет Украины будет терять миллиарды гривен налогов вроде бы  по идеологическим причинам. И все же, можно с определенной уверенностью предположить, что подоплека здесь – экономическая.

Не секрет, что в торговых отношениях с ДНР и ЛНР не обходилось  без любимых на Украине схем, которые связывали в тугой узел взаимного интереса политиков, чиновников и бизнес. Так, чтобы «обеспечить независимость от поставок угля из неконтролируемых зон» была придумана формула «Роттердам плюс», по которой формировалась стоимость угля. Как пишет журналист Игорь Маскалевич в ZN,UA:  «На практике все вылилось в банальное повышение цен на донецкий уголь. Причем "плюс" в вышеназванной роттердамской формуле — это оплата транспортировки из Нидерландов в Украину. Реально никто ничего оттуда не возит и не собирается. Поначалу чиновники невнятно обещали, что эту сумму на транзит скорректируют, введя ренту на уголь, но с ней в парламенте как-то совсем не сложилось. Так что деньги идут в чистый доход участников схемы… При этом диверсификацией (поставок - ред.) того же угля никто вообще не занимается. Поставки южноафриканского топлива неуклонно падали, благополучно достигнув в этом году строго нулевой отметки» (gazeta.zn.ua).

Здесь и возникает версия об экономической подоплеке блокады. История конкуренции между украинскими олигархами - это во многом история конкуренции схем. Схема поставок угля из ДНР и ЛНР приносила неплохой доход бизнесу и коррупционерам, позволившим пролоббировать «Роттердам плюс». Видя эту схему, имевшие коррупционные возможности, но в отличие от Ахметова, не имевшие возможности вести отношения с ДНР и ЛНР, бизнес-круги могли задаться вопросом – а почему бы им самим не организовать схему «Роттердам плюс», только на поставках южноафриканского угля? Так активисты-блокадники могли получить свой политический заказ на железнодорожную блокаду – в духе их национал-патриотической идеологии. После этого была организована информационная спецоперация о том, что руководство ДНР и ЛНР якобы собиралось независимо от блокады осуществить национализацию. И теперь, создав проблему,  можно задаваться вопросом – где же брать так необходимый Украине уголь?

Однако, блокада ДНР и ЛНР – это еще не все. Как заявил недавно один из лидеров «блокадников», народный депутат и бывший командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко – будут блокированы все железнодорожные пути, связывающие Украину и Россию. Сделать это «украинский патриот» обещает потому, что лишенные поставок донбасского угля украинские предприятия готовы получать уголь из России. А этого, по его мнению, тоже допускать нельзя. (lenta.ru). Но элементарная логика, похоже, все таки возобладала. Компания "Украинские железные дороги" объявила, что радикалы, ранее заявившие о блокаде железной дороги в городе Конотоп Сумской области, вроде бы отказались от своих планов в обмен на информацию о провозимых грузах.
newsru.com

Но проблема и для украинской экономики, и для собственников при этом остается.  И даже в случае юридических действий нынешний статус ДНР и ЛНР не оставляет собственникам предприятий никаких шансов – суды не будут рассматривать их иски  в отношении непризнанных республик, так как даже факт рассмотрения подобных дел будет означать их признание де факто. И все таки,  это частная, хотя и очень серьезная проблема. А ситуация  на Украине в целом – следствие  блокирования диалога с республиками со стороны украинской власти и нежелания определения их статуса в рамках Минских соглашений.

Помимо всего,  это следствие двуличия  украинской власти, которая де факто поделилась монополией на насилие с активистами и добровольными батальонами, которыми руководят ветераны АТО, и в то же время  призывает к прекращению незаконной блокады.  Странно, что руководство страны не пугает существование параллельных силовых организаций, когда правоохранители не могут реализовывать свои функции, будучи парализованными безволием власти политической. Так  министр внутренних дел Арсен Аваков просит у премьер-министра полномочий, чтобы навести порядок с блокадой.  Но при этом он прекрасно знает, что такие законные полномочия у него есть, и просит он на самом деле не полномочий, а политического решения на разгон радикалов (vesti-ukr.com). А его нет.

Есть в этом раскладе  и приятные стороны для отдельных лиц. Звучит это странно, однако очередной эпизод демонтажа украинской государственности, вероятно, греет душу президенту Петру Порошенко, так как ослабляет его коллег-олигархов и приближает заветную мечту – скоро в результате перераспределения сфер влияния «шоколадный король» и «аграрный барон» Порошенко останется,  возможно,  единственным украинским олигархом. А Украина, стремясь в Европу, в реальности идет по пути деиндустриализации, нарастания энергетического и экономического кризиса, что, оказывается, может быть выгодно отдельным национал-патриотам. 

Ключевые слова: Украина ДНР ЛНР железнодорожная блокада поставки угля национализация предприятий

Версия для печати