Африканский Союз: тернистый путь к единству

13:36 09.02.2017 Павел Ломтев, журналист


28-й саммит Африканского Союза в Аддис-Абебе. Фото: au.int

В последние годы ситуация для Африканского Союза (АС) складывается относительно неблагоприятная – сказываются постоянные разногласия между странами-участницами, а в прошлом году к этому добавились такие события глобального масштаба, как «Брексит» и, конечно же, неожиданное избрание Дональда Трампа президентом США. Организация оказалась в том положении, когда все более реалистичной становится перспектива «остаться один на один» с проблемами как внутреннего, так и внешнего характера.

В Аддис-Абебе в конце января состоялся 28-й саммит АС, на котором с трибуны все чаще звучали призывы к проявлению солидарности странами Африки в отношении спорных вопросов на континенте и, в конце концов, к объединению перед лицом внешних потрясений. Уже бывший председатель Комиссии Афросоюза Нкосазана Дламини-Зума в своем выступлении подчеркнула, что «единственной опорой Африки в этом «глобальном шторме» может стать установление в 2017 году собственной континентальной зоны свободной торговли». [1] Под «внешними потрясениями» и «глобальным штормом» следует понимать изоляционистские взгляды нового президента США, что неизбежно влечет за собой, как минимум, сокращение объемов дотаций и помощи африканским странам. По этой причине, их лидерам попросту необходимо найти выход из сложившейся ситуации, и наиболее оптимальный из них – постараться интегрировать экономики стран для обеспечения опоры на собственные ресурсы.

Но, несмотря на разговоры о «единстве» и «солидарности», в самом Афросоюзе скорее царит тенденция к расколу, чем единению. Здесь можно еще упомянуть о панафриканизме, на идейной базе которого была создана Организация африканского единства (ныне АС), а также о политике «поиска консенсуса» исходящей из желания объединиться перед лицом проблем. Изначально эти понятия должны были стать фундаментом, но, по всей видимости, остались в прошлом.

Ярким показателем сложной обстановки в Афросоюзе можно назвать ситуацию вокруг возвращения Марокко в состав организации – за внешним желанием сплотиться вместе, внутри появилось еще больше противоречий. Так, южноафриканцы в большинстве своем считают, что принятие в АС Марокко при том, что Рабат так и не отказался от территориальных претензий к частично признанному государству — Сахарской Арабской Демократической Республике (САДР) – что-то невообразимое. Вообще для большинства африканских государств, многие из которых совсем недавно освободились от колониального гнета и апартеида, подобные претензии идут вразрез с их убеждениями и самой сущностью организации. Они считают, что вопрос о принятии Марокко в организацию стоило рассматривать только при условии признания Рабатом САДР в качестве суверенного государства и предоставления ей полной независимости.

Вместе с тем, большинство стран-участниц считают, что Марокко имеет право находиться в Афросоюзе, хотя бы с географической точки зрения. Алжир, непосредственно поддерживающий САДР, все же согласился на возвращение Марокко в организацию, хоть и с некоторыми оговорками. Министр иностранных дел Алжира, Рамтан Ламамра, заявил в интервью «Radio France International», что его страна приветствует принятие Марокко в состав АС, так как это позволит представить в организации весь состав африканских стран. Тем не менее, он добавил, что право народов на самоопределение и свободу тоже должно соблюдаться. [2]

Что касается самого Рабата, то многие эксперты сходятся во мнении, что Марокко может попытаться лоббировать изнутри союза вопрос исключения САДР. Заместитель министра иностранных дел королевства Нассера Бурита в подтверждение этих прогнозов уже высказался по теме. «Власти королевства никогда не признают независимость Западной Сахары. Более того, мы удвоим наши усилия, чтобы предотвратить признание африканскими странами подобных квазигосударственных образований <…> членство Марокко в Африканском союзе не означает, что Рабат отказывается от прав на Западную Сахару». [3] Если такая кампания действительно будет иметь место – Алжир и ЮАР решительно выступят против и это вызовет жесткую конфронтацию внутри АС.

Членство Марокко в Африканском союзе не означает, что Рабат отказывается от прав на Западную Сахару

Также нельзя не отметить отдельные нюансы выборов нового председателя Комиссии Афросоюза. Согласно принятому порядку, на должность выдвигаются пять кандидатов, каждый из которых представляет один из географических регионов континента, что подразумевает определенное равенство. Но в этот раз в результате политической борьбы Центральноафриканский регион выдвинул сразу две кандидатуры – министра иностранных дел Республики Чад Муссы Факи Махамата (он в итоге и занял кресло председателя) и министра иностранных дел Экваториальной Гвинеи Агапито Мба Моки. Подобная борьба показала, что вместо поиска компромисса, лидеры стран-участниц, судя по всему, готовы задействовать все ресурсы для продвижения своих кандидатов вне зависимости от общих принципов и заявлений о «стремлении к единству и взаимной выгоде».

В дополнение к вышеописанному, среди стран АС наблюдаются противоречия по решению о коллективном выходе из состава Международного уголовного суда (МУС). Резолюция АС, изначально рассматривалась как выражение общего недовольства африканцами деятельностью суда, но на деле, снова обнажила отсутствие единой позиции в союзе – ЮАР активно, всеми силами продвигала эту резолюцию, но Сенегал, Нигерия, Кот-д’Ивуар и Конго выступили против такого решения. [4]

Отсутствие единства в Афросоюзе и раз за разом повторяющиеся случаи конфронтации между его участниками являются следствием нежелания найти компромисс, жестко отстаивая свою позицию, что в итоге приводит к банальному лоббированию отдельными крупными игроками того или иного решения. Хотя АС далеко не единственная организация, где отдельные страны используют различные рычаги давления для «продавливания» своих интересов – взять, к примеру, ООН. Но, по крайней мере, в ООН решения принимаются в ходе открытого обсуждения с возможностью внесения поправок, голосования (в случае с Афросоюзом зачастую решения принимаются за закрытыми дверями) и при взаимном желании достичь максимально возможного компромисса.

Отсутствие единства в Афросоюзе является следствием нежелания пытаться найти компромисс

Тем не менее, в условиях, как выразилась Н. Дламини-Зума, «мировой турбулентности», у Африканского Союза есть все предпосылки и возможности объединить силы всех стран-участниц и на деле содействовать главной задаче организации - укреплению единства и солидарности африканских государств и народов Африки. Таким образом, первым и важным шагом для демонстрации реального «единства» должна будет стать континентальная зона свободной торговли, создание которой запланировано уже в этом году.

 

[1] http://www.maghrebemergent.com/actualite/internationale/68683-la-zone-de-libre-echange-continentale-une-priorite-a-l-agenda-2017-de-l-union-africaine.html

[2] http://www.rfi.fr/emission/20170127-ramtane-lamamra-maroc-union-africaine-algerie-polisario-rasd

[3] https://regnum.ru/news/polit/2235543.html

[4] https://www.bfm.ru/news/345466

Ключевые слова: США Африка Алжир Дональд Трамп Брексит Марокко ЮАР Африканский Союз Нкосазана Дламини-Зума САДР

Версия для печати