Возможна ли «большая сделка»?

15:10 02.02.2017 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


В настоящий момент сложно делать прогнозы относительно будущего развития российско-американских отношений. Многие аналитики рассматривают Д. Трампа как неизвестную переменную, которая пока не поддается вычислению.  Кроме того, трудно предсказать, как будут развиваться контакты, когда в мире происходит общая переконфигурация сил. Однако в экспертной среде зиждется надежда на некую «большую сделку» между Вашингтоном и Москвой по таким ключевым темам как: международный терроризм, урегулирование кризиса в Украине, сокращение ядерного вооружения и т.д.

В пресс-центре МИА Россия сегодня состоялся круглый стол на тему: "Российско-американские отношения при новом президенте США". Эксперты обсудили следующие вопросы:

  • Возможна ли "большая сделка" между РФ и США по ситуативному распределению сфер влияния?

  • Что может являться предметом сделки?

  • Как изменение политического ландшафта мира повлияет на российско-американские отношения?

В мероприятии приняли участие: председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов; ведущий научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин; старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (У) МИД России Николай Силаев; директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков.

Директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков придерживается мнения о том, что под феноменом «большой сделки» надо рассматривать некоторую череду договоренностей, которая бы сняла напряженности между ведущими мировыми державами.

По словам Федора Лукьянова, тема «большой сделки» стала весьма обсуждаемой особенно после недавнего разговора Д. Трампа и В.В. Путина. Идея сделок – не российское изобретение. Эксперт напомнил, что на протяжении всей предвыборной компании один из лозунгов Трампа, который был заявлен в качестве несущего для его политики и адресовался главным образом Б. Обаме, звучал как «I can make better deals» (в пер. с англ. – Я умею заключать более выгодные сделки).  «Впервые в истории два самых главных человека в международных отношениях на какой-то период будут представлять люди с психологией крупного бизнеса – это президент Трамп и вступающий в должность госсекретаря Рекс Тиллерсон», – отметил Ф. Лукьянов.

Возможно ли во фрагментирующемся и деконструирующемся мире договориться и перейти к сделкам – об этом порассуждали участники круглого стола.

Ядерная сделка

Ведущий научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин уверен, что основной фокус политики США будет сосредоточен в АТР, где Трамп попытается достигнуть полного военного превосходства над своим главным конкурентом – Китаем, что потребует от американского правительства общего усиления войск в регионе. В тоже время Америка стоит перед необходимостью модернизации своей уже довольно устаревшей ядерной триады, инвестиции в которую будут насчитывать сотни миллиардов долларов. В связи с тем, что резервов для увеличения общего военного бюджета у США нет из-за огромного внешнего долга, Д. Трамп, как предполагает эксперт, скорее всего будет вынужден снизить военное присутствие в других частях мира и искать возможности для сделки с Россией (например, договориться с Москвой о сокращении ядерных вооружений в обмен на снятие определенных санкций). «Американцы еще ни доллара не вложили в обновление ядерной триады, и если они сумеют договориться о сокращении ядерного потенциала, то получат возможность урезать бюджет проекта, который еще только положен на бумагу. Это то поле для обсуждений, в котором сильно заинтересованы США, чего не скажешь о России, которая уже почти завершила цикл своего перевооружения», – рассказал Василий Кашин. Тем не менее, эксперт не исключает, что данная сделка может быть осуществлена.

Международный терроризм как основа «большой сделки»

Все участники экспертного круглого стола поддержали тезис о том, что тема Ближнего Востока не будет предметом «большой сделки». Ф. Лукьянов отметил, что США ещё до Трампа отстранились от данной темы в связи с явной неудачей политики администрации Б. Обамы играть лидирующую роль в регионе. Василий Кашин считает, что США не могут себе позволить «распыляться» сразу на несколько регионов мира и будут концентрироваться в большей степени на АТР.  

Тема Ближнего Востока не будет предметом «большой сделки»

Тем не менее, Ближний Восток непосредственно сопряжен с проблемой международного терроризма, которая, по мнению аналитиков, вероятно, и станет основой для российско-американских договоренностей.

«Не отдельные ближневосточные страны (будь то Сирия или Иран) и не весь регион в целом, а создание новой системы безопасности в условиях нарастания террористической угрозы и противодействие ИГИЛ могут быть предметом сделки», – считает Алексей Чеснаков.

«Думаю, что американцам необходима кооперация с Россией для быстрого решения проблем, влияющих на безопасность США, куда, прежде всего, относится угроза терроризма и радикальных групп. В дальнейшем интерес Вашингтона к этому региону может снизиться, так как с точки зрения безопасности вся стратегия уже очень сильно развернута на Тихий океан. Ближневосточная тема, судя по всему, уходит на второй план», – отмечает Василий Кашин.

Постсоветское пространство не в приоритете

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (У) МИД России Николай Силаев считает, что начинать нормализацию российско-американских отношений с решения проблем постсоветского пространства не очень продуктивно, в силу того, что есть более оперативные вопросы, по которым реально уже в краткосрочной перспективе найти очевидные ответы и заключить сделки. В качестве примера он привел Сирию, где можно договориться «не толкаться локтями», а также проблему снижения военной напряженности в Европе по линии соприкосновения военных машин России и НАТО.

Возвращаясь к постсоветскому пространству, Н. Силаев отметил, что у США довольно много определенных обязательств, которые, очевидно, излишни. Так, например, эксперт считает, что Украина в том виде, в каком она сформировалась при президентстве Б. Обамы, – это скорее «пассив», чем «актив», так как данному государству, как изначально задумывалось американцами, не удалось «связать руки» Москве в вопросе Сирии, а также стать членом НАТО, что тем самым радикально ухудшило бы положение России на Черном море. 

По мнению Н. Силаева, Америка, вероятно, будет заинтересована сбросить «украинский актив», а также в целом уменьшить свое вмешательство в постсоветское пространство. Эксперт полагает, что сделка в этом регионе в перспективе возможна, но ее результат будут зависеть не только от политической воли великих держав, но и остальных акторов Евразийского региона.  

Америка, вероятно, будет заинтересована сбросить «украинский актив», а также в целом уменьшить свое вмешательство в постсоветское пространство

Алексей Чеснаков уверен, что Украина не может быть основным предметом «большой сделки», но ее возможно отнести к дополнительной теме российско-американских договоренностей, так как она является дестабилизирующим фактором в регионе и сопряжена с проблемой терроризма.

***

В заключительной части круглого стола эксперты сошлись во мнении, что говорить о том, как будут строиться отношения Путина и Трампа можно только в контексте изменений, происходящих в мировой политике.

По словам Василия Кашина, основная борьба за будущее будет разворачиваться не в Европе, а в Азии: «Китаю и США предстоит борьба за выстраивание альянсов (союзнических блоков), которая будет долгой и, возможно, не увенчается успехом ни для одной из сторон. Европа и Россия останутся в стороне от этого главного сюжета, что сыграет им на руку, так как они получат больше пространства для выбора и маневров». Отвечая на вопрос журнала «Международная жизнь», ждет ли мир новая биполярная эпоха, Василий Кашин ответил: «В АТР будет складываться двойное противоборство, но оно не будет таким, какое мы наблюдали в период «холодной войны», так как в регионе присутствует и Индия, и Россия, не заинтересованные в том, чтобы полностью переходить в тот или иной лагерь. Все будет сложнее, чем в биполярную эпоху, но сильных стран будет две. Сегодня никто не может сравниться с США и Китаем по экономическому потенциалу и расходам на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР)».

В АТР будет складываться двойное противоборство, но оно не будет таким, какое мы наблюдали в период «холодной войны»

В свою очередь Федор Лукьянов отметил, что происходит быстрое изменение политического ландшафта мира в смысле идеологий: «Завершается эпоха навязанного и предписанного центризма, когда золотая середина считалась обязательной. Сегодня оказалось, что, стирая идеологические различия и загоняя государства в одну колею, политика перестала развиваться, различия между партиями практически растворились и люди начали понимать, что у них нет выбора». «Брексит» и приход антисистемного Трампа к власти – тому яркое подтверждение. Эксперт отмечает, что мировая политика постепенно отказывается от языка политкорректности и возвращается к языку прагматизма. Вероятно, в этих условиях, договариваться Трампу и Путину будет проще.

 

Фото А. Толстухиной

Ключевые слова: США Китай Россия российско-американские отношения Федор Лукьянов Трамп большая сделка Василий Кашин Николай Силаев Алексей Чеснаков

Версия для печати