Евразийская экономическая интеграция: проблемы, достижения и перспективы

18:33 28.12.2016 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


Слева направо: президент USRBC Д.Рассел, председатель Коллегии ЕЭК Т.С. Саркисян, президент  AmCham А.Родзянко

Прошло почти 2 года с момента создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС), возникшего на базе Таможенного союза и Единого экономического пространства. За это время были достигнуты определенные результаты: приняты основы промышленного сотрудничества, определены параметры развития экспорта, сформулированы концепции общих рынков товаров и услуг, запущен процесс выстраивания торгово-экономических отношений с внешними партнерами, одобрен Таможенный кодекс союза.

Тем не менее, главы стран – участниц объединения отмечают, что  интеграция в рамках объединения идет не слишком гладко и быстро. По заявлению Президента Белоруссии А. Лукашенко в ЕАЭС до сих пор отсутствует «безбарьерная среда и равные для всех условия»[1]. 

Приоритетные вопросы торговой политики ЕАЭС, новый Таможенный кодекс, отношения ЕАЭС с внешними игроками – эти и другие вопросы были обсуждены в Москве на конференции «Евразийская экономическая интеграция: движение вперед, новые горизонты для бизнеса», которая была организована Американской торговой палатой в России (American Chamber of Commerce in Russia, AmCham) и Американо-Российским деловым советом (US-Russia Business Council,USRBC). В качестве спикеров на мероприятии выступили: председатель Коллегии ЕЭК Т.С. Саркисян, члены Коллегии министров ЕЭК В.О. Никишина и  К.А. Минасян. Модераторами встречи стали: президент  AmCham А.Родзянко и президент USRBC Д.Рассел.

Организаторы мероприятия отметили, что Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) делает очень важную работу, которая оказывает положительное влияние на американский бизнес, ведущий свою деятельность в России и других государствах ЕАЭС.

Отношения ЕАЭС с внешними игроками

Многие международные акторы проявляют большой интерес к Евразийскому экономическому союзу. За время своего существования ЕАЭС получил порядка 40 заявок на торгово-экономическое сотрудничество от различных государств мира. Подавляющее большинство заинтересованных сторон желают заключить с Евразийским экономическим союзом договор о зоне свободной торговли (ЗСТ). В 2015 году уже было подписано подобное соглашение с Вьетнамом. На сегодняшний день ведутся переговоры с КНР, Израилем, Индией, Сингапуром, Ираном и Сербией.

Министр по торговле ЕЭК Вероника Никишина отметила, что ЕАЭС не стремится слепо следовать моде преференциальных режимов и всегда анализирует насколько экономически выгодно принимать предложения о создании ЗСТ с тем или иным партнером. «В настоящий момент для нас  вопрос многосторонних мегарегиональных преференциальных соглашений не является самоцелью. Мы сейчас выстраиваем свою собственную карту интеграции, в которой, исходя из экономической целесообразности,  создаем модель соглашения. Например, с Китаем страны-участницы ЕАЭС не готовы говорить об обнулении таможенных пошлин, но  согласны рассмотреть всеобъемлющее соглашение о торгово-экономическом партнерстве, которое будет сконцентрировано на достижении договоренностей по устранению нетарифных барьеров». Также Министр по торговле ЕЭК перечислила и ряд стран, с которыми теоретически ЕАЭС видит выгоды от создания ЗСТ – это Индия, Сингапур, Корея, Египет и Иран.

В настоящий момент для ЕАЭС вопрос многосторонних мегарегиональных преференциальных соглашений не является самоцелью

Вероника Никишина  подчеркнула, что в соглашениях о свободной торговле элементом переговоров являются не только тарифы и обнуление пошлин, но и более всеобъемлющие дисциплины (услуги, инвестиции, техническое регулирование, санитарные меры). К каждому потенциальному торговому партнеру применяется индивидуальный подход. Министр перечислила  три классические модели, которые могут быть задействованы:

  • Если рынок для ЕАЭС интересен с точки зрения экспорта, то  будут вестись дискуссии по поводу снижение пошлин. Например, под эту категорию попадает Израиль.

  • Если страна интересна не только и не столько как экспортный рынок, а как партнер по инвестиционному и технологическому сотрудничеству (например, Южная Корея), то союз хотел бы видеть в соглашении не только снижение пошлин, но и элементы, связанные с инвестициями и сотрудничеством в области технологий.

  • Если в соглашении о ЗСТ предмет пошлин является практически ничтожным, то основной упор делается на другие дисциплины. Например, Сингапур – страна, в которой за исключением 4 позиций, по всем товарам уже существуют нулевые пошлины, то он гораздо более интересен по вопросам услуг и инвестиций.

На конференции также была поднята тема торгово-экономических взаимоотношений США и ЕАЭС, в которой за последние годы наблюдается отрицательная динамика. В 2015 году был отмечен самый серьезный спад. По словам Председателя Коллегии ЕЭК Т.С. Саркисяна, импорт американских товаров в страны Евразийского экономического союза сократился на 35%, а экспорт из стран-участниц сообщества в США снизился на 10,5%. Что касается текущего 2016 года, то торговый оборот между двумя акторами составил порядка 26 млрд долларов и носит  достаточно диверсифицированный и волатильный характер. Наблюдается увеличение экспорта из США в Казахстан и одновременно его сокращение в другие страны Союза.

Импорт американских товаров в страны Евразийского экономического союза сократился на 35%, а экспорт из стран-участниц сообщества в США снизился на 10,5%

Тем не менее, по оценке некоторых экспертов, сохраняется значительный потенциал для восстановления и углубления торгово-экономических отношений между ЕАЭС и США. По мнению Т.С. Саркисяна, необходимо приложить все усилия, чтобы избавиться от штампа некоторых внешних торговых партнеров о том, что ЕАЭС якобы политическое, а не экономическое объединение. «В Вашингтоне мы провели две конференции, где пытались донести до американского руководства, что ЕАЭС занимается исключительно экономическими вопросами, и союз заинтересован в выстраивании нормальных торгово-экономических отношений с американским бизнесом», – рассказал председатель Коллегии ЕЭК.

Концепции общих рынков и снятие барьеров

Место Евразийского экономического союза в рамках международной экономической системы зависит в первую очередь от того, насколько успешно будет продвигаться внутренняя интеграция, сформирован собственный общий рынок. Однако многие эксперты пока не склонны называть ЕАЭС экономически сильным объединением.

На саммите ЕАЭС в Астане в июне 2016 года главы государств – членов вынуждены были признать, что процесс интеграции в рамках объединения «пробуксовывает»: падает  товарооборот (в 2015 году объемы взаимной торговли снизились на 25 %[2], а в первом полугодии 2016 г. на 17% - с 22,9 млрд до 19 млрд)[3], сохраняются многочисленные торговые барьеры, участники время от времени ведут «торговые войны» (например, Киргизия и Казахстан). 

Т.С. Саркисян проинформировал участников конференции, что ЕЭК работает над так называемой Белой книгой, в которой будет обозначен перечень всех барьеров и ограничений, препятствующих оптимизации торгово-экономических отношений в рамках союза. «Я уверен, что устранение всех видимых препятствий значительно улучшит внутреннюю бизнес-среду, и тем самым создаст благоприятные условия для наших международных торговых партнеров и инвесторов, заинтересованных в экономических связях с ЕАЭС», - сообщил политик.

Для развития торгового пространства ЕАЭС были разработаны и одобрены концепции общих рынков лекарственных средств, медицинских и ювелирных изделий (планировалось, что данный рынок заработает до конца 2016 года), а также единого рынка энергоносителей (нефти, газа и нефтепродуктов), которые должны будут заработать, по заверению Т.С. Саркисяна, не ранее 2025 года.

Кроме того, член Коллегии по внутренним рынкам, информатизации, информационно-коммуникационным технологиям ЕЭК Карине Минасян рассказала о формировании цифровой повестки ЕАЭС: «На сегодняшний день перед нами стоит задача  сформировать рабочую группу по созданию концепции единого цифрового пространства ЕАЭС. Концепция будет включать в себя следующие направления: цифровую интеграцию (модернизация госрегулирования с использованием цифровых технологий), цифровые рынки (электронная торговля, электронная коммерция и т.д.), цифровую инфраструктуру», – сообщила Карине Минасян.

Основополагающие принципы ЕАЭС

Т.С. Саркисян подчеркнул, что в основе Евразийского экономического союза лежат принципы открытости, транспарентности и конкурентности, без которых невозможна глубокая и эффективная интеграция евразийского пространства и нормальное функционирование общего рынка. Несмотря на то, что страны – участницы имеют различный экономический потенциал (например, на Россию приходится около 85 % ВВП союза), в рамках организации в полной мере реализован принцип равнопредставленности: в состав Коллегии ЕЭК входят по два представителя от каждой стороны.  Пять государств-членов (Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения и Киргизия) вне зависимости от территории, численности населения, объема ВВП имеют равные права в международном объединении. «Наша организация уникальна. Я раньше не встречал в международной практике подобную степень децентрализации и аккумуляции полномочий», – отметил Т.С. Саркисян.

Таможенный кодекс

Проект Таможенного кодекса ЕАЭС, призванный обеспечить единое таможенное регулирование на евразийском пространстве, был одобрен всеми странами-участницами объединения в ноябре этого года. Т.С. Саркисян назвал «Таможенный кодекс вторым по значимости основополагающим документом ЕАЭС после Союзного договора. Новый Таможенный кодекс имеет принципиальное значение как для бизнеса, так и для углубления интеграции в рамках евразийского союза. Над документом работали эксперты из пяти стран в тесном контакте с бизнес-сообществом. «Мы получили более 2000 замечаний по Таможенному кодексу, которые были учтены, и в результате получился прогрессивный документ, соответствующий лучшим международным стандартам, одновременно учитывающий нашу специфику», – сообщил  Председатель Коллегии ЕЭК.

По словам Т.С. Саркисяна новый Таможенный кодекс должен решить несколько проблем, связанных с администрированием процессов таможенного оформления:

1) Cведется к минимуму физическое общение бизнеса с таможенными службами. Предполагается максимальная автоматизация процессов и возможность таможенного декларирования с использованием современных технологий.

2) Либерализуются процедуры таможенного досмотра.

3) Значительно сократится время для оформления таможенных документов (по оценкам экспертов в три раза).

Таким образом, для бизнеса пяти стран должны быть созданы более благоприятные условия в прохождении всех таможенных процедур.

26 декабря 2016 года на заседании Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС) в Санкт-Петербурге Таможенный кодекс подписали 4 страны-участницы (Россия, Казахстан, Армения и , после некоторых раздумий, Киргизия). Белорусская сторона в заседании ВЕЭС не участвовала, однако, по словам пресс-секретаря Президента России Д. Пескова, документ будет направлен в Минск, для того чтобы Президент Белоруссии А. Лукашенко смог его подписать[4].

*  *  *

Несмотря на все проблемы в деле продвижения интеграции на евразийском пространстве, Т.С. Саркисян констатирует, что ЕАЭС обладает огромным потенциалом экономического роста. ЕЭК будет продолжать работу по снятию торговых барьеров, формированию общих рынков товаров и услуг, а также по выстраиванию торгово-экономических отношений с заинтересованными странами и международными объединениями. ЕАЭС достаточно молодая международная организация, будущее которой зависит от готовности всех сторон максимально учитывать желания и потребности друг друга, что в конечном счете будет способствовать выработке общего пути развития. 

Ключевые слова: ЕАЭС евразийская интеграция ЕЭК Таможенный кодекс Т.С. Саркисян В.О. Никишина К.А. Минасян

Версия для печати