Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова радио «Sputnik Кыргызстан», Бишкек, 16 сентября 2016 года

16:45 19.09.2016


Вопрос: Сергей Викторович, очень рада Вас приветствовать, вы у нас были в студии «Левитан» в Москве, в мультимедийном пресс-центре МИА «Россия сегодня» на Зубовском бульваре. И теперь мы встречаемся здесь, в Бишкеке. Не могу не спросить, как Вам студия?

С.В.Лавров: Здесь, конечно, не такие объемные помещения, как на Зубовском бульваре, но все очень современно, высокотехнологично. Уверен, что здесь работается интересно и легко.

Вопрос: Да, мы тоже надеемся, что у наших коллег в Киргизии так оно и есть. В данный момент здесь, конечно же, приятней, чем в Москве, хотя бы потому, что погода лучше.

С.В.Лавров: Наверное, да. В Москве сегодня какая-то жуткая погода. Был ураган.

Вопрос: Да, есть такие сведения. Наша задача привезти отсюда кусочек лета. А теперь о серьезном. Хотела бы спросить Вас о международной безопасности. Весь мир обсуждает Сирию. Насколько мне известно, одной из центральных тем заседания Совета министров иностранных дел стран СНГ был вопрос согласования программы сотрудничества по борьбе с терроризмом на 2017-2019 гг. Мы знаем, что в конце августа в Бишкеке была совершена тератака на Посольство КНР. В данный момент проходят военные антитеррористические учения Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) на озере Иссык-Куль. Как в масштабе СНГ ведется работа по борьбе с международным терроризмом?

С.В.Лавров: В СНГ есть антитеррористический центр. Вы правильно сказали, что необходимо подходить к этой проблеме комплексно. С одной стороны, необходимо всячески повышать эффективность конкретных антитеррористических операций, с другой – укреплять, расширять и универсализировать  договорно-правовую базу, которая будет обязывать все страны откликаться на конкретные угрозы и делать это в соответствии с международным правом и Уставом ООН, а не пытаться использовать предлог борьбы с терроризмом для подавления инакомыслия, осуществления смены режимов, как в Ираке и Ливии, и как это сейчас пытаются сделать в Сирийской Арабской Республике.

Сегодня мы на заседании СМИД СНГ подготовили проект программы по борьбе с терроризмом и насильственным экстремизмом, выработали сильное заявление глав государств, которое, как мы рассчитываем, они одобрят сегодня вечером. Вы упомянули деятельность, которая осуществляется по линии таких дружеских организаций, как ШОС. Проводятся антитеррористические учения – сейчас это главная задача, учитывая деятельность т.н. «Исламского государства», захватившего обширные территории в Сирии, Ираке, Ливии и уже запускающего свои щупальца в Афганистан. Причем они обосновываются на севере Афганистана, что совсем близко к границам СНГ, ОДКБ, наших центральноазиатских союзников.

Поработав на такой негативной ниве в этих регионах, они (боевики ИГИЛ) возвращаются в Европу (в его рядах огромное количество граждан стран Европы, бывшего Советского Союза) и там тоже планируют свои «грязные дела». Здесь очень важно наладить координацию. СНГ, ШОС, ОДКБ не смогут справиться с этим в одиночку, хотя все эти структуры в зонах своей ответственности несут огромную нагрузку и решают важные задачи, обезвреживая, предотвращая террористические акты в возрастающем количестве.

Сейчас все глобализировано: экономика, торговля, терроризм становится глобальным «интернационалом». Именно поэтому в сентябре прошлого года Президент Российской Федерации В.В.Путин на Генеральной Ассамблее ООН предложил создать общемировой фронт борьбы с террором. Для этого нужно перешагнуть через многие условности и барьеры, которые сохраняются в менталитете наших западных партнеров. По крайней мере, до недавнего времени им казалось, что важно не дать России расправить плечи, сдерживать и урезонивать ее. Они считали, что на каком-то этапе даже можно пожертвовать антитеррористической борьбой, ситуативно, конъюнктурно блокироваться с экстремистскими группировками, если только они ослабляют союзников России, например, Иран или Сирию. Всем уже очевидно, что это путь в никуда, путь к тому, чтобы самому себе «стрелять не только в ногу, но и в голову».

Наши американские коллеги должны были бы уже извлечь соответствующий урок из событий тридцатилетней давности, когда СССР был в Афганистане. Чтобы Советскому Союзу было больно, американцы создали моджахедов, из которых потом проросло движение  «Аль-Каида». Потом «Аль-Каида» 11 сентября 2001 г. нанесла жесточайший удар по США. Напомню, что первым, кто в тот момент предложил руку помощи американцам, был Президент России В.В.Путин. Уже тогда мы могли бы сформировать единый фронт борьбы с терроризмом, но, к сожалению, уроков из той трагедии было извлечено маловато.

Сейчас, когда мы наблюдаем упомянутый Вами сирийский кризис, большинство наших западных партнеров и их союзников в регионе Ближнего Востока и Северной Африки не могут определиться со своими приоритетами. Для них приоритет – убрать «диктатора» Б.Асада, как они его называют, только потому, что в 2011 г ., когда в Сирии начались волнения, они решили, что он быстро последует по пути М.Каддафи, которого уничтожили через грубейшее нарушение резолюции СБ ООН, и что дни сирийского президента сочтены. А он держится уже шестой год, причем обретает все большую популярность в народе, который видит в нем гаранта недопущения захвата Сирии террористами, развала сирийского государства. Выбор нашими партнерами этого приоритета, повторение ошибок, сделанных в Ираке, когда решение судьбы С.Хусейна путем его устранения от власти стало главной задачей; в Ливии, когда предлагали убрать М.Каддафи, чтобы восторжествовала демократия. Сейчас, к сожалению, на те же грабли наступают и тем же лбом стучатся наши западные партнеры, но среди них все же зреет понимание того, что дело зашло слишком далеко.

Вопрос: И шишек на лбу образовалось слишком много.

С.В.Лавров: Абсолютно верно. Приоритеты нужно выбирать, опираясь на подлинные национальные интересы, а это – борьба с террором: ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусрой».

Сейчас у нас нормализуются отношения с Турцией, которая понимает, что для нее террористическая угроза становится определяющим фактором, влияющим на национальную безопасность. Турция и целый ряд других стран начинают проявлять гибкость в том, что касается отказа от ультиматумов: дескать, «завтра Б.Асада не должно быть, и только после этого мы начнем говорить о чем-то, касательно будущего устройства Сирии». Однако СБ ООН на основе предложенной Россией и США резолюции потребовал, чтобы без каких-либо условий все без исключения сирийцы собрались за одним столом и договаривались, как они будут жить в своей стране. Там нет никаких требований ухода Б.Асада или каких-то других персональных исключений из межсирийских диалогов. Мы ждем, что ООН, которой все это поручено займется, наконец, данным поручением, принятым в декабре 2015 г. Его нужно выполнять.

 Сегодня на заседании Совета министров иностранных дел стран СНГ мы проинформировали партнеров о том, что мы делаем вместе с США как сопредседатели созданной по нашей инициативе год назад Международной группы поддержки Сирии (МГПС). Как Вы знаете, неделю назад в Женеве мы с Госсекретарем США Дж.Керри завершили большую работу, начатую нашими военными, разведчиками, дипломатами, и сформировали инициативу, которая позволит бороться с террористами в Сирии более эффективно и скоординированно, снять препятствия на пути доступа гуманитарной помощи к нуждающемуся населению, прежде всего, в населенных пунктах, находящихся в осаде или доступ к которым затруднен, а также позволит поддерживать режим перемирия. Сейчас мы добиваемся того, чтобы эти договоренности были преданы гласности. Мы не хотим идти по пути тайной дипломатии. Наши американские партнеры пока колеблются, что на них не похоже, поскольку они выступают за демократические подходы к решению проблем, а демократия предполагает гласность и открытость.

Вопрос: Не потому ли они колеблются, что появляются разрозненные сообщения от американского Госдепа, что Вашингтон и Москва будут вместе бороться только против «Джабхат ан-Нусры», а об ИГИЛ речи, мол, вообще не идет? Может быть, они пытаются каким-то образом лавировать в этой ситуации?

С.В.Лавров: Я надеюсь, что это недоразумение, а не сознательное введение слушателей в заблуждение, потому что в одобренных нами с Дж.Керри документах «черным по белому» написано, что мы будем координировать свои действия против «Джабхат ан-Нусры» и ИГИЛ. В позавчерашнем телефонном разговоре с Дж.Керри я привлек его внимание к тому, что представитель Госдепартамента излагает, мягко говоря, неправду для публики. Он согласился с тем, что ИГИЛ был зафиксирован в наших документах. Это стало для меня лишним поводом призвать его заканчивать «тянуть резину» (прошу прощения за не очень дипломатичное высказывание) и сделать эти документы публичными, чтобы ни у кого не было искушений на чем-то спекулировать или преподносить наши договоренности в искаженном свете.

Кстати, официальный представитель Белого дома и официальный представитель Госдепартамента всячески пытаются представить дело так, что эти документы пока еще не гарантируют того, что мы будем бороться с терроризмом, и не хотят комментировать ту их ключевую часть, которая гласит, что главным приоритетом является выполнение давнего американского обязательства отмежевать, отделить физически, географически, «на земле» ту оппозицию, которая с ними сотрудничает, от «Джабхат ан-Нусры» и ей подобных. Если, конечно, затяжка с выполнением обязательства размежевать оппозицию от террористов не связана с тем, что кто-то в Вашингтоне хотел бы вывести этих террористов из-под удара. По крайней мере, в том, что касается «Джабхат ан-Нусры», такие подозрения достаточно серьезны.

Не раскрою большого секрета, если скажу, что недавно американцы, наконец, дали нам список организаций, которые, как они считают, являются участниками режима прекращения боевых действий и должны, соответственно, выводиться из-под ударов. На одном из первых мест там такая организация, как «Ахрар аш-Шам», руководство которой после достижения российско-американской договоренности сказало, что выполнять ее они не будут, поскольку Россия и США договорились бороться против «Джабхат ан-Нусры», а «Ахрар аш-Шам», которую американцы считают партнером, является союзником «Джабхат ан-Нусры» и вместе с ней будет биться с сирийским режимом до последней пули. Получается, что в список организаций, которые лояльны США, американцы включили составную часть террористической структуры, признанной в качестве таковой ООН.

 

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров

Версия для печати