Здоровый прагматизм словацко-российских отношений

11:02 01.09.2016 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Обладая развитой транзитной инфраструктурой и будучи крупным потребителем российского сырья, Словакия входит в число 20 основных торговых контрагентов России. 

В свою очередь, для Словакии Россия - третий по значимости торговый партнёр после Германии и Чехии. С июня по январь 2016 г. товарооборот между Россией и Словакией составил $1921,3 млн., из которых $1235 млн. приходятся на российский экспорт, и $686,3 млн. - на импорт. 

Эти показатели ниже, чем в первом полугодии 2015 г. Тогда товарооборот составил $2,8 млрд., из которых на российский экспорт пришлось $1,98 млрд., на импорт- $0,85 млрд. (1).

Для России Словакия важна тем, что является потребителем энергоносителей и минерального сырья(газ, нефть, ядерное топливо, железная руда, уголь). Российское ядерное топливо покрывает почти 90% потребностей Словакии. 

Вопросам взаимодействия Словакии и России в экономической сфере была посвящена встреча президента России Владимира Путина и премьер-министра Словакии Роберта Фицо, которая прошла 25 августа с.г.

Российский президент на встрече заявил, что в течение последних нескольких лет товарооборот между Словакией и Россией продолжает снижаться, оставляя многие перспективные направления не затронутыми. 

Роберт Фицо, в свою очередь, поделился намерениями Братиславы использовать своё председательство в Европейском Совете с 1 июля по 31 декабря 2016 г. для активизации экономических отношений с Российской Федерацией (2).

Словакия начинает председательствовать в непростой для ЕС период. Ведь после голосования в Великобритании ЕС насчитывает не 28, а 27 стран. 

Насущные вопросы, стоящие перед Братиславой, следующие: отношения со странами Вышеградской группы (Польша, Чехия, Венгрия), участником которой Словакия тоже является; отношения с Россией на фоне наметившегося потепления отношений между Москвой и ведущими европейскими столицами (Париж, Берлин); миграционная политика ЕС; углубленное участие ЕС в глобальной политике; перспективы сохранения Шенгенской зоны и т.д.

Немаловажен для Братиславы вопрос урегулирования конфликта на Донбассе. Дестабилизация Украины не отвечает интересам Словакии, но в Братиславе понимают всю шаткость положения режима Порошенко, и социально-экономическое состояние, до которого этот режим довёл страну.

Братислава выдерживает дипломатическую дистанцию в отношении украинского руководства, поскольку в интересах Словакии избегать любого обострения ситуации на Украине, которое может привести к дезинтеграции украинского государства, и превращению Украины в сомнительного экономического и политического партнёра.

Здесь интересы России и Словакии совпадают. Москве тоже хотелось бы видеть в Украине стабильного партнёра. К сожалению, после «евромайдана» от стабильности на Украине не осталось и следа. Вопрос о прокладке новых маршрутов поставок российских энергоресурсов в обход Украины стал как никогда актуальным.

Словакия была одним из самых энергичных противников проекта «Северный поток» - прокладки газопровода из России в Германию через Балтийское море в обход Украины. В обход Украины для Словакии означает в обход Словакии. Словацкий бюджет из-за реализации «Северного потока» потеряет немалые суммы, т.к. Словакия лишится статуса одного из главных транзитных пунктов подачи российского голубого топлива в Европу, в т.ч., в соседнюю Чехию, которая, напомним, остаётся одним из ключевых торговых партнёров Братиславы.

С не меньшим скептицизмом отнеслись в Братиславе к проекту «Южный поток» - прокладке газопровода из России в Австрию по дну Чёрного моря, через Болгарию, Грецию, Венгрию, Сербию, с охватом Италии и Словении.

В 2014 г. Братислава даже выступила с контрпредложением запустить газопровод Eastring из Западной Европы в Румынию и Болгарию с использованием словацкой газораспределительной системы, с привлечением Украины, для поставок российского газа на Балканы (3). Так Братислава надеется избежать изоляции своей газотранспортной системы в случае успеха «Южного» и «Северного потока».

К счастью, Москва и Братислава пришли к компромиссу. В рамках проекта «Северный поток-2» словацкие газотранспортные мощности будут использоваться для поставок российских энергоресурсов в страны Европы (4).

В отношениях с Братиславой важно учитывать внутриполитический расклад в самой Словакии. Пришедший к власти в 2014 г. президент Андрей Киска имеет славу прозападного политика. Он поддерживает идею членства Украины, Грузии и др. постсоветских республик в ЕС и НАТО, несмотря на то, что это чревато для этих республик ростом социально-политической напряжённости. Как раз Украина и Грузия являют нам два подобных печальных примера.

А. Киска полагает, что президент должен быть противовесом правительству. Политические взгляды А. Киски, действительно, оппонируют позиции главы правительства Роберта Фицо.

Р. Фицо считается условно пророссийским политиком. Он против увеличения затрат на оборону до 2% ВВП, как того требует от своих партнёров по НАТО Вашингтон, не поддерживает курс Киева в НАТО, и видит в политике Киева попытку переложить свои финансовые проблемы на плечи европейцев. В таком контексте встреча В. Путина со словацким премьером выглядит вполне логично.

Словакия реализует в экономике политику «открытых дверей». Глава Словакии А. Киска за последнее время посетил Аргентину и Чили, подписав ряд перспективных соглашений. Рынки Южной Америки Братислава рассматривает как перспективное направление для внешнеэкономической деятельности.

Но Словакия готова развивать сотрудничество не только с Южной Америкой, но и с ближайшими соседями. Этому и был посвящён визит Р. Фицо в Москву. Оздоровление экономического климата в отношениях Москвы и Братиславы пойдёт на пользу обеим странам.


1) http://slovakia.mid.ru/torgovo-ekonomiceskoe-sotrudnicestvo

2) http://kremlin.ru/events/president/news/52767

3) http://www.eastring.eu

4) http://www.interfax.ru/business/516287

Ключевые слова: Словакия Россия ЕС экономика

Версия для печати