Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам встречи с Министром иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайером, Екатеринбург, 15 августа 2016 года

14:40 19.08.2016

Уважаемые дамы и господа,

Мы только что завершили нашу совместную программу в Екатеринбурге с Министром иностранных дел Германии, Председателем ОБСЕ Ф.-В.Штайнмайером.

Обсуждали, прежде всего, международные вопросы. Особое внимание уделили развитию ситуации на Украине. Это развитие вызывает, прямо скажем, серьезную озабоченность. Мы обсудили задачи по продвижению процесса урегулирования этого кризиса на основе синхронизации шагов по выполнению Минских договоренностей как в части обеспечения безопасности в регионе, так и в том, что касается политического процесса и реформ.

Оценили также перспективы и возможности возобновления диалога в «нормандском формате», на которых, как вам известно, не могла не сказаться недавняя вылазка в Крыму украинских диверсантов, в результате которой погибли российские военнослужащие.     

Мы говорили о том, как прекратить провокации в зоне конфликта на Востоке Украины, способствовать выработке путей урегулирования через укрепление безопасности, усиление контроля миссии ОБСЕ в зоне безопасности и в местах складирования тяжелых вооружений, а также как продвигать прямой диалог киевских властей с представителями Донецка и Луганска в соответствии с «Комплексом мер», который был одобрен в Минске в феврале прошлого года.

Вторая тема, которая заняла много времени в наших беседах – Сирия. Мы по-прежнему считаем, что необходимо не допустить того, чтобы здесь восторжествовали отряды международного терроризма, обеспечить начало настоящего, подлинного переговорного процесса между всеми сирийскими сторонами под эгидой ООН, как того и требует резолюция СБ ООН. И, конечно, все это предполагает упрочение режима прекращения боевых действий. Одна из наиболее острых задач – это решение гуманитарных проблем во многих частях  Сирии, в частности в Алеппо.

Мы рассказали нашим германским друзьям о тех шагах, которые мы предпринимаем в контактах с США. Как вам известно, Россия и США сопредседатели Международной группы поддержки Сирии (МГПС), в которую также входит и Германия. Россия убеждена в том, что одна из ключевых задач, которая была уже давно признана в качестве актуальной, но до сих пор не решается  – размежевание умеренной оппозиции от ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусры», которая недавно сменила вывеску и теперь называется  «Джабхат Фатх Аш-Шам», но от этого не изменила своей сущности. Тревожит и то, что многие т.н. умеренные оппозиционеры все чаще координируют свои действия с этими террористами.   

Как я уже сказал, говорили о ситуации в Алеппо. У нас есть надежда на то, что совместно с участием России, США, других западных стран и стран региона, а также ООН мы сможем облегчить положение гражданского населения и не допустить, чтобы боевики, которые контролируют часть этого города и региона,  диктовали свои условия.

Хотел бы сказать, что мы ценим роль Германии как Действующего председателя ОБСЕ в том числе в том, что касается работыспециальной мониторинговой миссии этой Организации на Украине. В целом мы поддерживаем повестку дня германского председательства в рамках подготовки к очередному заседанию Совета министров иностранных дел, которое состоится в Германии в декабре этого года.

Мы коснулись целого ряда вопросов, касающихся двусторонней повестки дня. Рассмотрели развитие наших отношений в этот непростой, прямо скажем, период в политической, культурно-гуманитарной и историко-мемориальной сферах. Потому что мы, германские коллеги и лично Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер уделяем большое внимание решению тех вопросов, особенно гуманитарных, которые остались нам в наследство после Второй мировой войны. У нас есть целый ряд совместных весьма полезных проектов, поддержка бывших узников концентрационных лагерей, в прояснении судьбы российских и германских военнопленных и интернированных. Еще раз хотел бы сказать, что это очень важно для консолидации настроений в наших обществах, которые, конечно же, приветствовали историческое примирение между нашими странами.

Договорились поощрять контакты между ведомствами и регионами Российской Федерации и землями ФРГ. Считаю, что интерес, который лично проявляет Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер  к работе в регионах России, заслуживает всяческой поддержки.  

Вопрос: Спустя неделю после событий в Крыму мы практически ничего не знаем о том, что там произошло, кроме той информации, которую получаем от российской секретной службы, которая является единственным источником информации. Какие сведения имеются у германского правительства? Какие детали может озвучить Министр иностранных дел России С.В.Лавров?

С.В.Лавров: Понимаю, что всегда хочется иметь больше источников информации, чтобы сопоставлять картину и делать ее более объективной. Рассчитываю, что у германских СМИ такой интерес не только к Крыму, но и к другим вопросам, в частности тем, что касаются российских действий в различных ситуациях и вообще ситуации внутри России. Хотелось бы, чтобы источники были многочисленными.

Мы действительно не скрываем того, что нам известно. Вы сказали, что не знаете ничего, кроме того, что показывает российская сторона. Мы показываем задержанных, их показания, обнаруженные в Крыму склады с их вооружением, боеприпасами и прочими приспособлениями, которые обычно используют террористы-взрывники. Все это транслируется по нашему телевидению, о чем я сегодня упоминал Министру иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайеру. Уверен, что присутствующий здесь Посол Германии в Российской Федерации Р.Фон Фрич-Зеерхаузен и его сотрудники смотрят эти материалы и, наверное, учитывают их в своих донесениях в Министерство иностранных дел Германии.

Конечно, мы не все можем показать, но у нас есть дополнение к тому, что вы видите по телевидению – неопровержимые доказательства того, что это была диверсия, которая давно планировалась по линии Главного управления разведки Министерства обороны Украины и имела своей целью дестабилизацию обстановки в российском Крыму. Мы открыты для предоставления дополнительных фактов помимо тех, которые были предъявлены общественности, нашим западным партнерам, которые всерьез заинтересуются тем, чтобы подобных вещей больше не происходило. Для этого необходимо оказать влияние на Киев. Верховный главнокомандующий на Украине есть, Министерство обороны и все его подразделения подчиняются верховному главнокомандующему. Это банальная констатация факта.

Мы ценим заинтересованность Германии, которую сегодня подтвердил Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер, в том, чтобы подобных инцидентов больше не было. Но, независимо от того, как будут работать наши западные партнеры со своими друзьями в Киеве, мы по поручению Президента Российской Федерации В.В.Путина предпринимаем исчерпывающие меры, чтобы любые попытки подобных проникновений на нашу территорию пресекались на корню.

Вопрос: Насколько вероятен разрыв дипломатических отношений между Россией и Украиной?

С.В.Лавров: Не думаю, что сейчас мы находимся в ситуации, когда кто-то заинтересован в разрыве дипломатических отношений. Это крайние меры. Мне кажется, что сейчас главное – не поддаваться эмоциям, не впадать в экстремальные варианты действий, а сдержанно и сконцентрированно обеспечить стабилизацию обстановки. Как я уже сказал, в том, что касается Крыма, мы это сделаем и уже делаем, независимо от того, какие выводы из ситуации, которая произошла 10 дней назад, сделают наши западные партнеры и наши коллеги в Киеве. Я выступаю за то, чтобы сейчас сосредоточиться на возвращении всей ситуации во всех ее аспектах – безопасности и политического урегулирования – к последовательности и сути Минских договоренностей. Это уже не про Крым, а про Восток Украины. Мы сегодня много об этом говорили. Германия и лично Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер очень многое сделал для того, чтобы добиться выполнения Минских договоренностей. На саммите «нормандской четверки» в Париже в прошлом году появился такой термин, как «формула Штайнмайера», которую изобрел Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер для того, чтобы найти практически общеприемлемые пути реализации поставленной в Минских договоренностях задачи по предоставлению Донбассу особого статуса. Мы активно это поддержали. Сейчас, к сожалению, реализация «формулы Штайнмайера» тормозится властями в Киеве, которые хотят в очередной раз переиграть Минские договоренности.

Я не за какие-то шаги, которые вызовут всплеск информационного внимания, и на деле едва ли будут способствовать выполнению того, о чем мы все договорились и чего мы все хотим.

Вопрос: Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер недавно предложил воздушный мост для оказания помощи людям в Алеппо, сказав, что коридор на суше был бы лучше, но если все это не получается, то есть ли возможность создания воздушного моста, и будет ли Россия готова поддерживать такой проект и участвовать в нем?

С.В.Лавров: Россия была первой, кто не просто предложил, но и реализовал сбрасывание с воздуха гуманитарной помощи. Впервые это было сделано в Дэйр-аз-Зоре, где по-прежнему сохраняется тяжелая гуманитарная ситуация – он осажден боевиками. Мы продолжаем сбрасывать помощь с самолетов в этот район. Когда мы это начинали, то призвали ООН поддержать наши действия. Поначалу ооновцы очень сильно сомневались, что это возможно. Я очень доволен, что в итоге они согласились применить такие же методы доставки гуманитарной помощи в районы, где этого требует и позволяет ситуация. Здесь очень важно именно то, как на деле будут осуществляться эти сбросы. В Дэйр-аз-Зоре такая конфигурация противостояния сторон, которая позволяет гарантированно сбрасывать гуманитарные грузы, будучи уверенными, что они попадут в те руки, которым они предназначены, в руки нуждающегося гражданского населения. В Алеппо ситуация постоянно меняется. Мы, по крайней мере, видим очень большие риски, что в силу погодных условий (ветер) и постоянно меняющейся конфигурации на земле не удастся доставить гуманитарные грузы тем, кому они предназначены, и что они попадут в руки террористов и лишь укрепят их положение, позволят им более долго сопротивляться тем, кто им противостоит.

Мы сегодня много дискутировали об Алеппо. У нас примерно одинаковое понимание серьезности ситуации. Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер говорил о коридорах. Как вы знаете, вместе с сирийскими правительственными силами мы предложили создать (создали и объявили об этом) шесть коридоров для вывода мирного населения, которое хочет уйти из этого района. Один коридор был объявлен для тех боевиков, которые будут готовы уйти оттуда невредимыми под гарантию сирийского Правительства и Российской Федерации.

К сожалению, боевики, руководители террористов, которые «правят бал» в восточном Алеппо препятствуют выходу как своих соратников, так и мирных жителей. Причем для устрашения прибегают к публичным казням тех, кто хотел бы покинуть этот далеко не безопасный район. Тем не менее, туда с большим трудом доставляются по земле гуманитарные грузы. Да, этого не достаточно. Насколько реалистично сбрасывать помощь с воздуха? Я уже дал нашу оценку. У других наших партнеров может быть иное мнение. Но в любом случае, те, кто хочет этим заниматься, должны согласовать свои действия со сторонами, которые там находятся, прежде всего, с сирийским Правительством. Будем продолжать координировать дополнительные усилия помимо работы по тем коридорам, которые, как я уже сказал, открыты, с нашими партнерами по Международной группе поддержки Сирии, прежде всего с США как с сопредседателем. Будем и дальше согласовывать наши шаги с ООН.

Напомню, что главная проблема состоит не в том, что кто-то не хочет помогать облегчению гуманитарной ситуации, а в том, что принципиально важно, решая гуманитарные проблемы, не допустить использования гуманитарных каналов для того, чтобы под видом гуманитарной помощи террористы получали пополнение в виде боевиков, оружия и боеприпасов.

СБ ООН по нашей инициативе принял резолюцию 2165, в которой говорится о необходимости установления контроля за поставками гуманитарных грузов, в частности, по так называемой дороге Кастелло из Турции. С согласия правительства Турции в этой резолюции были обозначены два контрольно-пропускных пункта на турецкой территории, где ооновцы должны установить мониторинговое присутствие. На одном из таких пунктов ооновцы расположились, второй пункт до сих пор не открыт. Мы поднимали эту тему, когда Президент Турции Р.Т.Эрдоган посетил Россию с визитом и встретился с Президентом России В.В.Путиным в г.Санкт-Петербурге 9 августа с.г. У нас есть понимание с турецкими коллегами, что они будут рассматривать вопросы, связанные с выполнением этой резолюции, с налаживанием международного контроля на двух контрольно-пропускных пунктах. Думаю, что эти вопросы поддаются решению. Затем надо будет урегулировать ситуацию на самой дороге Кастелло, где тоже можно предусмотреть контроль за теми грузами, которые идут в Алеппо.

Главная проблема известна с самого начала деятельности МГПС, и наши американские партнеры публично ее признали. Госсекретарь США Дж.Керри заявил еще в феврале с.г. на заседании Международной группы поддержки Сирии о том, что США привержены задаче размежевать умеренную оппозицию, которая, в частности, сотрудничает с Вашингтоном и европейцами, от тех территорий, которые занимают ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра». Это было в феврале. Сейчас август. Ничего не сделано, и по-прежнему так называемые «умеренные» блокируются с «нусровцами» для того, чтобы противостоять правительственным войскам. Мы приняли в СБ ООН решения, которые гласят очень простую вещь: те, кто занимают сторону террористов, являются террористами. Из этого нужно исходить. А постоянно жаловаться на то, что нельзя бомбить те или иные территории, потому что там не только «Джабхат ан-Нусра», но и другие группировки, означает очень простую вещь – террористов пытаются вывести из-под удара.

Министр иностранных дел Германии Ф.-В.Штайнмайер сказал про паузы, которые сейчас объявляются на три часа в день, и что этого недостаточно. Конечно, этого недостаточно. Но для того, чтобы эти паузы были более продолжительными, необходимо решить те вопросы, о которых я вам говорил. В прошлом мы с американцами достигали договоренности и объявляли режим тишины на 48 часов, на 72 часа. Результатом стало незначительное облегчение гуманитарной ситуации, но главным результатом этих пауз стало пополнение рядов террористов на 7 тыс. человек, не говоря уже об огромных количествах боеприпасов и оружия. Поэтому здесь нельзя говорить «давайте забудем про терроризм и давайте только сбрасывать гуманитарные грузы, независимо от того, в чьи руки они попадут, даже пусть попадут террористам, но главное, чтобы не было лишней проблемы для гражданского населения». Это очень важно. Это ключевой приоритет. Не менее ключевым приоритетом является недопущение того, чтобы кто-то косвенно или прямо поддерживал террористические группировки.

Вопрос: Недавно с турецкой стороной обсуждался вопрос о перекрытии границы с Сирией, насколько готова Турция в этом участвовать?

С.В.Лавров: Только что подробно отвечал на практически идентичный вопрос, и он касается уже принятого решения СБ ООН (резолюция 2165), которое предусматривает мониторинг по линии международного сообщества на двух основных контрольно-пропускных пунктах. Конечно, они не являются единственными возможностями пересечения сирийско-турецкой границы, но тем не менее, есть два контрольно-пропускных пункта, где СБ ООН призвал и постановил разместить наблюдателей ООН. Один из этих пунктов работает, второй до сих пор закрыт. Как я уже сказал, в ходе визита Президента Турции Р.Т.Эрдогана 9 августа в г.Санкт-Петербург Президент России В.В.Путин затрагивал эту тему, и у нас с турецкой стороной есть понимание того, что необходимо принять дополнительные меры, чтобы эта резолюция полностью и эффективно выполнялась. Это касается открытия второго пропускного пункта и интенсивности мониторинга международного сообщества, который на каждом из этих пунктов обеспечен. Думаю, что это будет реально помогать. Стопроцентно досматривать все грузы невозможно, но мы сейчас вместе с нашими коллегами из ООН, США и Европы рассматриваем рекомендации специалистов о том, как можно сделать контроль выборочным, но с максимальной гарантией ненарушения исключительно гуманитарного режима этого маршрута.

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров

Версия для печати