Барон Фальц-Фейн: «От галереи осталась лишь память…»

11:18 15.07.2016 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Барон Эдуард Александрович  Фаль-Фейн. Фото www.culture.lb.ua

Наш знаменитый соотечественник, барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн, проживающий в Лихтенштейне, поведал журналу «Международная жизнь» о большой дружбе своей семьи с русским художником Иваном Айвазовским. Самому Эдуарду Александровичу скоро исполнится 104 года, но его ясная память хранит семейные предания о выдающемся пейзажисте.

Повод позвонить Эдуарду Александровичу, давно не покидающему свой дом в Вадуце, подсказала выставка, которая открывается в Москве в конце июля к 200-летию Ивана Айвазовского. Как рассказали её организаторы из Государственной Третьяковской галереи, в экспозицию войдут до 200 работ мастера. Среди них будут экспонаты из Русского музея в Петербурге, других известных галерей и, возможно, из частных коллекций. И тут мне вспомнилось, что большая коллекция картин Айвазовского была у бабушки Эдуарда Александровича и располагалась она в парадной белой зале её дворца. Интересно, что стало с теми картинами, где они сейчас и войдут ли в экспозицию юбилейной выставки художника?

Звонок в Вадуц оказался удачным, Эдуард Александрович снял телефонную трубку: «Добрый день»! – Далее несколько необходимых для первого знакомства фраз и началась интересная беседа. Эдуард Александрович, услышав имя Софьи Богдановны, живо откликнулся:

- Это моя Бабушка, она была дружна с Иваном Айвазовским. Он был большим другом нашей семьи, - подтвердил Эдуард Александрович. – Айвазовский подолгу жил у бабушки в Аскания-Нова и писал там свои картины.

И.Айвазовский. Штиль, 1885 г. Частная коллекция. Фото www.arts-portrets.ru

Светлой памяти бабушку Эдуарда Александровича – Софью Богдановну Фальц-Фейн современники сравнивали с Екатериной Великой за стать, сходство в немецких корнях и количество славных дел на благо русской земли. Степные просторы Херсонской губернии трудами ума, предпринимательского таланта и трудолюбия Софьи Богдановны Фальц-Фейн превращались в цветущие пастбища и сады, а её имение Аскания-Нова называли не иначе, как «раем небесным». Она основала порт Хорлы в Херсонской области на Черном море, который не замерзал круглый год и находился в трех милях от её имения Преображенки, в теплой бухте Каркинитского залива. В пределах, принадлежавших Фальц-Фейнам, она выстроила школу, больницу, кинотеатр «Иллюзион», проложила телеграф от своего имения Аскания-Нова до Перекопа, её дом утопал в диковинных цветах из организованной ею оранжереи. Во дворце из белого мрамора подолгу жили те, кого гостеприимная хозяйка особенно отличала. В их числе был художник Иван Константинович Айвазовский, с которым муж Софьи Богдановны Густав познакомился в Феодосии, где у мастера было свое имение. Широта интересов, трудолюбие, предприимчивость и отношение к искусству положили начало многолетней дружбе Фальц-Фейнов и Айвазовского. Интересные эпизоды  жизни большой и дружной семьи Фальц-Фейнов запечатлены в книге Надежды Данилевич «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа». *

Софья Богдановна Фальц-Фейн, бабушка Эдуарда Александровича. Фото www.up-hram.org 

Возвращаюсь к телефонному разговору. Эдуард Александрович рассказал, что художник подолгу жил в имении бабушки, там у него была своя комната, она же служила мастерской. На морской берег Иван Константинович уходил, чтобы наблюдать характер стихии и состояние Черного моря в разное время суток. А картины свои писал по памяти или наброскам. В Аскания-Нова Айвазовский написал многие из своих полотен, которые щедро дарил гостеприимной хозяйке, никогда не беря платы за свой труд.

- «Эдуард Александрович, у вашей бабушки была целая галерея работ Айвазовского, а где теперь эти картины»?

- «Когда произошла революция, все его картины из нашего дома были вывезены».

- «И какова их судьба»?

– «Не знаю. Все картины, которые он в Аскания-Нова написал и подарил, они пропали. – Но однажды я увидел их и узнал в одном фильме, который был посвящен Айвазовскому. Вот такие дела»!

– «Может быть, это картины из его галереи в Феодосии, которой он завещал и свой дом, и свое творческое наследие»?

 – «Нет, это не Феодосия. Не помню».

– «А в вашей коллекции живописи есть какие-то работы Айвазовского»?

– «Да, маленькая картина есть».

– «Что это за картина»?

– «Как всегда: корабль…, - но это полотно приобретено много позже. Ведь все картины, подаренные Айвазовским, остались в России. Бабушку расстреляли в первые дни революции, когда ей было 84 года».

Эдуард Александрович берет паузу и переводит разговор на другую тему, а мне хотелось бы еще несколько слов сказать об Айвазовском. Он, как и Софья Богдановна Фальц-Фейн, был очень творческим предпринимателем. В частности, на свои средства художник построил порт в Феодосии, проложил железную дорогу. Благотворительность его на общественные нужды отличалась исключительной щедростью: он подарил Феодосии большую библиотеку, картинную галерею, здание археологического музея, сам сконструировал водопровод от своей усадьбы до города; во время засухи летом 1887 года, когда питьевую воду в город доставляли бочками из Севастополя, Айвазовский передал Феодосии источник, находящийся на территории его имения. Его жизнь оборвалась в 1900 году. А имя художника хранят семейные предания Фальц-Фейнов, переданные Эдуарду Александровичу его матушкой Верой Николаевной, урожденной Епанчиной. От неё он знает о светлых годах большой дружбы своих дедов и бабушки со знаменитым художником Иваном Айвазовским. 

И.К.Айвазовский. Автопортрет 1874 г. Фото www.mk.ru 

Сам же Эдуард Александрович неустанно трудился всю жизнь, при этом, бескорыстно помогая России восстанавливать «подрубленные корни». Недаром его друг Никита Лобанов-Ростовский назвал Эдуарда Александровича «конструктивным русским барином». Вот только некоторые примеры из того, что он сделал для России. Там, где он сейчас проживает, в Княжестве Лихтенштейн, по своей инициативе и на свои средства установил на альпийском перевале Милан – Люцерн памятник русскому освободителю Швейцарии - Александру Васильевичу Суворову за его беспрецедентный переход с армией через Альпы.

Памятник А.В.Суворову на перевале из Северной Италии в Швейцарию, поставленный по инициативе и на средства Эдуарда Фальц-Фейна. Фото www.auto-tuning-news.com

Открыл музей А.В.Суворова в швейцарском городке Гларусе и еще один в Лихтенштейне. Суворовское училище в Санкт-Петербурге – бывший Пажеский корпус, которым заведовал его дед адмирал Николай Алексеевич Епанчин – получил от барона Эдуарда Фальц-Фейна много даров, начиная с организации строительства церкви для училища и заканчивая кадетским музеем. В 90-х годах он убедил тогдашнее руководство России воссоздать «Янтарную» комнату Екатерининского дворца в Царском Селе. Задолго до этого ее поиски были предприняты и по инициативе, и на средства Эдуарда Александровича. Барон Фальц-Фейн, ощущая себя русским, еще многое сделал для своей Родины. «Мои архивы должны попасть в Россию, перед тем, как я уйду из этого мира», - говорит Эдуард Александрович. А пока он с удовольствием слушает о предстоящем открытии в Москве выставки Айвазовского, чье творчество и дружбу ценили и помнят в некогда большой семье Фальц-Фейнов.  

 

* Н.В.Данилевич «Барон Фальц-Фейн. Жизнь русского аристократа», Москва, «Изобразительное искусство», 2001 год.   

Ключевые слова: соотечественники благотворительность барон Эдуард Фальц-Фейн И.К.Айвазовский

Версия для печати