Иранская нефть как новый фактор нестабильности на мировых энергетических рынках

12:49 14.06.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


В июле на европейском энергетическом рынке ожидается знаковое событие – прибытие танкера Delta Hellas с грузом 1 млн баррелей иранской нефти. Закупку энергосырья осуществляет Royal Dutch Shell Plc, а загрузка танкера должна быть завершена 1 июля – спустя полгода после отмены санкций против Ирана. (vestifinance.ru)

Справедливости ради следует сказать, что мировые нефтяные компании возобновили закупки иранской нефти еще в феврале. Первой это сделала французская компания Total SA. В результате, по данным агентства деловых новостей Bloomberg, поставки нефти из Ирана в европейские страны составили в мае 290 тысяч баррелей в сутки с потенциалом выхода в июне на суточный уровень в 390 тысяч баррелей.

Если учесть, что в последние годы, уровень потребления нефти в Европе, по данным International Energy Agency, колебался в диапазоне 13-15 млн баррелей нефти в сутки – иранский экспорт представляется не слишком солидной прибавкой. (cmmarket.ru)

В целом на долю Европы приходится 25% мирового потребления нефти и 26% мирового нефтяного импорта. При этом поставки из стран Ближнего Востока дают Европе 23% нефти, уступая поставкам нефти с акваторий Северного и Норвежского морей (35%), а также из России и Казахстана (24%). Еще 13% в европейском нефтяном балансе приходится на поставки из стран Северной Африки, а 5% - из Нигерии.

Однако реальная ситуация вокруг иранских поставок более сложная, и в ней ключевое значение имеет именно появление (вернее, возвращение) на европейском энергетическом рынке нового игрока, которое неизбежно побудит другие государства-экспортеры нефти предпринять собственные меры, чтобы не уступить иранцам свои позиции. И в первую очередь это относится к Саудовской Аравии. При этом и для Тегерана, и для Эр-Рияда получение нефтяных доходов одинаково и напрямую завязано на обеспечение собственной внутриполитической стабильности. Согласно образному и справедливому выражению итальянской газеты La Stampa, «Саудовской Аравии и Ирану необходим каждый нефтедоллар, после того как их нефтяные доходы упали вдвое вместе с ценой за баррель, чтобы купить общественное одобрение, снижающееся пропорционально снижению государственных расходов». (lastampa.it)

Не случайно Саудовская Аравия, стремясь укрепить свои финансово-экономические и политические позиции в схватке с Ираном, предприняла в последнее время ряд неординарных шагов в других сферах. В частности, речь идет о подготовке к первичному размещению на мировых рынках акций государственной нефтяной компании Saudi Aramco. По приблизительным оценкам, объем запланированного размещения на нескольких биржевых площадках 5% ее акций может составить рекордные 125 млрд долларов – что, в частности, в пять раз превысит стоимость первичного размещения в 2014 году акций китайского интернет-трейдера Alibaba, ставшую тогда рекордной. (vestifinance.ru).

При этой следует учитывать и растущую активность Саудовской Аравии вне рамок ОПЕК – примером чему стал срыв предварительных договоренностей на весеннем саммите картеля в Катаре. Эксперты Bloomberg объясняют это в том числе и персональными факторами, учитывая настроения в правящей саудовской династии и, в частности, взгляды второго наследного принца Мухаммада бин Салмана: «Возможный будущий король Саудовской Аравии говорит, что ему все равно, вырастут или упадут нефтяные цены. Если они вырастут, будет больше денег для инвестиций в другие отрасли, кроме нефти. Если они упадут, Саудовская Аравия, будучи самой низкозатратной нефтедобывающей страной, может осуществить экспансию на быстро растущем азиатском рынке. Заместитель наследного принца по сути дела отрекается от многолетней саудовской доктрины, в которой Эр-Рияд выступает в роли лидера ОПЕК». (nationalinterest.org)

Британская газета The Financial Times высказывается еще более определенно, называя Мухаммада бин Салмана «новым непредсказуемым голосом энергетической политики королевства», а французский эксперт по проблемам энергетики Франсис Перрен обнародует следующую примечательную информацию, касающуюся недавнего провального саммита ОПЕК в Дохе: «Саудовская Аравия действительно была готова подписать договор в Дохе. Напомним, что в середине февраля она вместе с Россией, Венесуэлой и Катаром согласилась заморозить производство в 2016 году, причем об участии Ирана тогда вопрос не стоял. Поворот на 180 градусов произошел накануне 17 апреля, что говорит о том, насколько саудовское руководство одержимо Ираном, а также обеспокоено последствиями частичного снятия санкций против него и излишне примирительной позицией Обамы по отношению к Тегерану. Мохаммед бин Салман принял решение не в одиночку, но этот поворот демонстрирует одновременно его видение, влияние, силу его убеждений и амбиции». (atlantico.fr)

Сложившаяся ситуация позволяет сделать следующие выводы, напрямую касающиеся динамики развития мировых цен на нефть, а опосредовано – перспектив европейских энергетических рынков, в том числе газового.

Во-первых, возобновление поставок в Европу иранской нефти по своим объемам и динамике в ближайшее время окажется не в состоянии играть существенную роль в европейском нефтяном потреблении, но одновременно способно еще больше обострить ирано-саудовские отношения. Это, в свою очередь, может результироваться в дестабилизации обстановки в тех районах Ближнего и Среднего Востока, в которых противостояние Тегерана и Эр-Рияда особенно заметно (Сирия, Ирак, Йемен, Бахрейн, Ливан) с одновременным повышением мировых цен на нефть уже к концу текущего года до возможных отметок в 60 и даже 70 долларов за баррель.

Сюда же накладывается и американская статистика. По данным Американского института нефти, товарные запасы нефти в США на минувшей неделе уменьшились на 3,57 млн баррелей. При этом краткосрочный прогноз Управления энергетической информации США, опубликованный 7 июня, утверждает, что во втором-третьем кварталах 2016 года среднее суточное потребление бензина в США превысит прежние оценки и достигнет рекордной отметки в 9,5 млн баррелей. (rbc.ru)

Во-вторых, обострение конкуренции на европейском нефтяном рынке неизбежно подтолкнет вверх и цены на газ – что, собственно говоря, уже происходит. За последнее время спотовые цены на газ на европейских газовых хабах выросли в среднем на 30 долларов, превысив уровень в 200 долларов за тысячу кубометров.

В-третьих, увеличение поставок в Европу иранской нефти может быть компенсировано на рынке проблемами у другого крупного поставщика энергоресурсов в рамках ОПЕК – Анголы. Международный аудит ангольской нефтяной монополии Sonangol выявил недостачу в размере 50 млрд долларов, и соответствующее расследование только набирает ход. (rbc.ru).

По объемам производства нефти Ангола менее чем в два раза уступает Ирану, имея сходную статистику с Алжиром, Венесуэлой, Катаром и Нигерией. (eia.gov)

В-четвертых, иранская нефть неизбежно повысит градус противостояния Ирана и США – учитывая то обстоятельство, что Вашингтон, в отличие от европейских столиц, пока не спешить снимать с Тегерана все нефтяные санкции и, в частности, разрешать вести торговлю иранской нефтью за доллары. А это, в свою очередь, станет еще одним фактором в пользу подорожания энергоресурсов, поскольку низкие цены объективно сокращают возможности американской сланцевой индустрии конкурировать и с Ираном, и с другими экспортерами нефти и газа в Европу.

Все вышеперечисленные факторы объективно открывают дополнительные возможности для маневрирования – в том числе и ценового – для России и ее долгосрочных трубопроводных проектов.

Ключевые слова: нефть США Россия Иран Европа Саудовская Аравия ОПЕК газ Ангола сланцевая индустрия энергоресурсы Shell Total

Версия для печати