Международная научная конференция «Президенты США и Правители России»

20:14 30.05.2016 Елизавета Антонова, журналист-международник Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: www.zubr-belarus.com

В Институте всеобщей истории РАН 30 мая 2016 года открылась  международная научная конференция «Президенты США и Правители России», организованная Институтом всеобщей истории РАН и Государственным Эрмитажем. Оргкомитет: Теренс Эммонс (американский историк-русист, специалист по истории русского либерализма, доктор, профессор Стэнфордского университета), Александр Чубарьян (советский и российский историк, специалист в области новейшей истории Европы и истории международных отношений, доктор исторических наук, профессор, научный руководитель Института всеобщей истории РАН), Михаил Пиотровский (советский и российский организатор музейного дела, историк-востоковед и арабист, исламовед, генеральный директор Государственного Эрмитажа), Илья Урилов (советский и российский историк, академик РАН, специалист в области истории социал-демократии). В конференции принимают участие крупнейшие специалисты из ведущих университетов и институтов России, США (семнадцать ведущих американских историков) и Великобритании.

На трехдневной конференции планируется проанализировать и обобщить особенности эволюции института главы государства в США и России, личный вклад Президентов США и Правителей России в социально-экономическое и интеллектуальное развитие стран и народов, а также в эволюцию взаимоотношений двух великих держав на протяжении трех прошедших столетий.

Открыл  конференцию  научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян, зачитав приветствие Министра иностранных дел Сергея Лаврова, который поблагодарил организаторов и участников конференции, пожелав им плодотворной работы. Также свое обращение в адрес участников направил Посол США в России Дж.Теффт.

Далее слово взяли выступающие. Из американских коллег первым выступил лауреат Пулитцеровской премии, историк, Дэвид М. Кеннеди (Стэнфордский университет) с докладом "Институт президентства в Америке: введение (от истоков до настоящего времени)". Ученый рассказал об истоках президентства в США, а также о дальнейшем распространении данного института власти, в том числе, среди постколониальных стран. Именно США стали первой страной в мире, где появился пост президента, соединивший в себе обязанности главы государства и главы правительства, и стал существовать, как один из важнейших институтов политической системы. В отличие от других государств того периода, где во многих исполнительная власть носила монархический, наследственный характер, в Соединенных Штатах главу государства стали избирать путем всеобщих выборов. Среди европейских стран, где была введена должность президента как главы государства, первыми стали в 1848 году – Франция и Швейцария. Помимо них, другие государства Европы (не говоря уже об Азии и Африке) до конца XIX в. оставались монархиями. В XX веке такие события как: революции, мировые войны, распад колониальных империй, привели к образованию множества новых независимых государств. Не все страны поддержали появление института президентства, но в подавляющем их большинстве пост был учрежден. Фундаментальные изменения, происходящие на мировой арене с конца 1980-х гг. стимулировали дальнейшее распространение института президентства. Почти во всех бывших республиках СССР, республиках бывшей СФРЮ (за исключением Боснии и Герцеговины), а также в Чехии и Словакии был учрежден президентский пост.

Роберт  Енгибарян, директор Международного Института управления МГИМО МИД РФ, доктор юридических наук в своем выступлении на тему: "Конституционно-правовой статус президентов Российской Федерации и США", отметил важность культурно-цивилизационного контекста при попытке сравнения правовых институтов. Особенно в разговоре о России и США, которые хоть и обладают на сегодняшний день общностью демократических принципов, закрепленных Конституцией, но все же имеют разные истоки: Россия - основы своего государственного устройства приняла у Византии, а Конституция США была написана тремя десятками человек всего лишь за 100 рабочих дней. Поэтому в данном случае сравнительный "механистический" подход не уместен. Роберт Енгибарян также отметил важность учета территориального фактора в вопросах анализа институтов власти, где не последнюю роль для России  играет соседство с другими странами, а их 18, тогда, как Америка граничит на севере с Канадой, на юге — с Мексикой, что сильно влияет на разработку и реализацию геополитических интересов, во многом определяющих и устройство властных структур.

В предстоящие дни конференции заявлен большой список выступающих, участников ждет обширная программа, в рамках которой будут рассмотрены исторические, культурные, политические аспекты института президентства США и России, их взаимодействие, общности и различия.

США и пореформенная Россия 1860-х годов: эпоха социальной эмансипации

Профессор Санкт-Петербургского Института истории РАН Владимир Носков посвятил свое выступление отношениям России и США в эпоху правления императора Александра II. По выражению исследователя, царь был почти культовой фигурой среди значительной части американских политиков. Это объясняется,   прежде всего, изданием Манифеста 19 февраля 1861 года об отмене крепостного права и последовательной поддержкой северных штатов  в годы гражданской войны в США. Известно, что в 1861-1864 годах у  побережья  Северной Америки находилась эскадра контр-адмирала С.Лесовского. Известный аболиционист, исполнявший обязанности посланника Северо-Американских Соединенных Штатов в Санкт-Петербурге (в 1861-1862  и в 1863-1869 годах)  Кассиус Клей превозносил главу Российского государства как «Александра Великого» и до конца дней был убежден, что именно издание Манифеста об отмене крепостного права повлияло на решение Авраама Линкольна об отмене рабства в США. В 1867 году в Ливадийском дворце  Александр II принял делегацию американских туристов. Среди тех, кто поставил подпись под обращением делегации  с благодарностью за оказанный  теплый прием, был и начинающий журналист Сэмюэль Клеменс, будущий знаменитый писатель Марк Твен. В этом документе российский император был назван «украшением рода человеческого». Когда в 1865 году в Ницце от туберкулеза умер наследник российского престола цесаревич Николай Александрович, посланник США в Петербурге Кассиус Клей выразил личное соболезнование российскому императору. В Россию прах наследника сопровождал фрегат флота США «Ниагара». По словам исследователя, ни  до, ни после  между нашими странами не было настолько теплых отношений, как в период правления Александра II. В то же время В.Носков подчеркнул, что даже в эту эпоху отношения между Россией и США отношения не были полностью безоблачными и ознаменовались возникновением противоречий, получивших свое развитие в дальнейшем.

Когда 1 марта 1881 года очередное, шестое по счету, покушение революционной организации «Народная воля» закончилось  гибелью российского императора, посланник США в России, будущий государственный секретарь Джон  Фостер сразу назвал это событие «важнейшим событием в истории». Уже через два дня, 3 марта, Сенат США принял резолюцию , в которой было осуждено убийство как способ решения политических конфликтов. Текст этой резолюции был доведен до сведения российских властей. Американские газеты напечатали траурные сообщения, в которых, в частности, упоминалось о помощи России, сыгравшей важную роль в защите позиций Союза в годы гражданской войны. По словам В.Носкова, траур по российскому императору стал последним примером подобного единодушия. Не менее интересен тот факт, что американское общество проявило большее сочувствие к погибшему, чем сами  подданные российского императора.

«Ни до, ни после эпохи Александра II В Вашингтоне не было столь доброжелательно отношения к нашей стране» (Владимир Носков)

Президенты-интеллектуалы: Теодор Рузвельт и Вудро Вильсон

Доклад профессора истории Висконсинского университета Джона Милтона Купера был посвящен пребыванию на президентском посту лиц, которых можно было бы назвать «интеллектуалами во власти».  По словам исследователя, особое место среди подобных деятелей, занимают Теодор Рузвельт и Вудро Вильсон.

Теодор Рузвельт известен в американской истории не только как политик, но и как литератор, естествоиспытатель и историк. Он был и полиглотом, стремившимся к изучению редких языков (например, исландского). Его наиболее значительным достижением как историка стал четырехтомный труд «Покорение Запада», посвященный формированию территории США  и ее расширению от Аппалачей до Миссисипи. Эта монография стала первой среди исследований, в которых особое значение придается тезису о фронтире. Основой политических взглядов Рузвельта стал творчески усвоенный подход первого министра финансов США, основателя Партии федералистов (1789-1824) Александра Гамильтона, адаптированный им к современной политической культуре. Имея в виду разносторонние способности Т.Рузвельта, его близкие друзья полушутя-полусерьезно замечали: «Наконец-то у нас в Нью-Йорке появился свой салон». Главной целью реформ, проводимых Т.Рузвельтом, стало обеспечение поступательных реформ, направленных на рост экономической и политической мощи США и достаточных для того, чтобы справиться с недовольными внутри страны.  

Политические взгляды Теодора Рузвельта с точки зрения наших современников могут показаться  весьма жёсткими. Он, например, придерживался пессимистических взглядов на будущее человечества, никогда не причислял себя к сторонникам либерализма и искренне верил в извечную расовую иерархию. Впрочем, это не помешало ему способствовать приятию Японии в клуб великих держав. С этой целью он выступил инициатором и посредником при подписании  мирного договора между Петербургом и Токио, завершившего русско-японскую войну 1904-1905 годов. Теодор Рузвельт был постоянным оппонентом Вудро Вильсона, называл его «византийским логофетом» и порицал за декларативный пацифизм и политику нейтралитета. Начало мировой войны в Европе он воспринял как наступление собственной  эпохи  и тяжело переживал тот факт, что не он находится во главе Соединенных Штатов в этот важный исторический период.

Вудро Вильсон, президент от Демократической партии в 1913-1921 годах, был во многом противоположностью своему оппоненту-республиканцу. Выучившись на юриста, он занялся политикой после двух лет неудачной адвокатской практики в Атланте. Сторонник политики нейтралитета, получивший репутацию прогрессивного политика, он неожиданно для многих покончил с политикой невмешательства в европейские дела и пошел на ограничения ряда гражданских свобод. В.Вильсон прославился как динамичный, энергичный политик, заслугой которого стало обновление тактики и стратегии Демократической партии США.  Сторонник мощного централизованного государства, он не мог поэтому стать консервативным демократом, сторонники которых выступали за расширение прав штатов. Некоторые историки, например, Артур Стэнли Линк, даже называли его «прогрессистом поневоле». Позиция Вильсона скорее пересекалась с точкой зрения основоположника британского консерватизма, известного критика Французской революции 1789-1794 годов Эдмунда Бёрка. По его мнению, которое разделял американский президент,  необходимость той или иной реформы должна быть прежде осознана обществом.

В своей избирательной кампании, состоявшейся в 1912 году, В. Вильсон говорил о «новой свободе», в отличие от своего оппонента Т.Рузвельта, сделавшего акцент на «новом национализме». Важной особенностью предвыборных речей Вильсона была избирательная апелляция к событиям гражданской войны в США, в ходе которой акцент был сделан не на аболиционистских идеях, а на сохранении союза Штатов. Современные американские историки, давая свою оценку  избирательной  кампании  1912 года, называют ее  наиболее интересной  в истории США.

Обращение Вильсона к нации в связи с вступлением США в Первую мировую войну считается  одним  из самых известных документов американской истории, наряду с Декларацией независимости и выступлениями Линкольна. Сын пресвитерианского священника, Вудро Вильсон был одним один из последних президентов США, который искренне верил, что Господь говорит с ним лично. В своем выступлении в Конгрессе президент заявил, что США должны вступить в войну для того, чтобы  спасти западную цивилизацию от краха. 

В то же время В.Вильсон потерпел серьезную неудачу на дипломатическом фронте. Президент США стал главным инициатором создания Лиги Наций, но ему так и не удалось убедить американское общество в ее необходимости. Европа боялась потерять самостоятельность, а в США сильны были опасения потери суверенитета страны. В итоге Конгресс так и не ратифицировали Устав организации и не вошли в число ее членов.

«Мост между Москвой и Вашингтоном»: Франклин Делано  Рузвельт

Заместитель заведующего кафедрой новой и новейшей истории  исторического факультета МГУ, профессор Юрий Рогулёв рассказал о значении политического опыта Франклина Рузвельта для российско-американских отношений и экономических связей обеих стран.  В ноябре 1933 года  были установлены  дипломатические отношения  между США  и СССР. Это привело к росту товарооборота и установлению экономических контактов. Однако решение о предоставлении кредитов Москве  принято не было, поэтому расчеты по всем заключаемым экономическим контрактам велись без каких-либо преференций. Тем не менее, решение Рузвельта получило широкий доброжелательный отклик в СССР.  25 декабря 1933 года генеральный секретарь ЦК ВКП(б)  И.Сталин дал интервью корреспонденту газеты «Нью-Йорк таймс» Дюранти, в котором в частности, назвал Ф.Д. Рузвельта мужественным политиком, последовательным реалистом в политике и экономике. Давая оценку последствиям «Великой депрессии» для экономики США, советский политический лидер заметил, что текущий мировой экономический кризис не последний в истории, но период падения в экономике США пройден. Год спустя Сталин назвал Рузвельта «выдающимся лидером».

Экономическое сотрудничество повлекло за собой и рост гуманитарных контактов.  В конце 1935-начале 1936 года состоялась поездка в США корреспондентов газеты «Правда», известных писателей И.Ильфа и Е.Петрова. Её результатом стала книга очерков «Одноэтажная Америка», которая вышла в Москве в 1937 году и быстро получила по обе стороны Атлантики. Целый ряд американских ученых, журналистов и общественных деятелей в этот период проявляли интерес к методам индикативного планирования в экономике и опыту больших строек в СССР. Уже в 1949 году, когда период потепления между Советским Союзом и Соединенными Штатами закончился, на экраны СССР вышел фильм Владимира Петрова «Сталинградская битва».  Роль Ф.Рузвельта в нем исполнял знаменитый актер театра и кино Николай Черкасов, который с экрана произносил фразу: «Горе человечеству, если кто-то посеет вражду между нами и Россией». Таким образом, несмотря на атмосферу холодной войны, отношение к Рузвельту в Москве не претерпело изменений. Его по-прежнему продолжали оценивать как политика, при котором отношения между нашими странами могли бы продуктивно развиваться. Впрочем, с 1950-х годов этот опыт сотрудничества ушел на дальний план.

Новый интерес к экономическому и политическому опыту Рузвельта в нашей стране возник в конце 1990-х годов. После распада СССР и неудачного опыта экономических преобразований России по лекалам неолиберальных концепций Милтона Фридмана и Алана Гринспена, которое привело к потере страной почти половины своего промышленного потенциала, к идеям «нового курса» обратилось правительство Е.Примакова. Тема «забытого человека», обуздания олигархического капитала стала постоянной в выступлениях российских политиков.

Интерес к экономическому и политическому опыту деятельности Ф.Рузвельта характерен для России конца 1990-начала 2000-х годов. Тема «забытого человека», обуздания аппетитов финансовой олигархии стала постоянной в выступлениях российских политиков.

Президенты США и социальные движения: ретроспектива

Выступление профессора истории  Джортаунского университета Майкла Казина было посвящено тому, как менялось отношение президентов США к общественным движениям внутри страны. По справедливому замечанию историка, на протяжении XIX века социальные движения играли важную роль в истории США. То же самое можно сказать о следующем столетии. Однако начало  Первой мировой войны привело к изменению социальной политики Белого дома, и в частности,  в отношении рабочих партий, феминизма и суфражизма. Президент от Демократической партии Вудро Вильсон, по словам М.Казина, поначалу пользовался некоторой поддержкой с их стороны из-за принципиального нежелания вступать в военные действия в Европе. Тем не менее, в феврале 1917 года позиция главы государства кардинально поменялась. В связи с изменениями, произошедшими  на международной арене, и прежде всего с возобновлением Германией неограниченной подводной войны, он заявил, что США не могут больше придерживаться нейтралитета в международных делах. Несмотря на то, что усилиями Вильсона через  Конгресс был проведен Закон о шпионаже, что привело к ужесточению внутренней политики в стране, часть левых организаций продолжала видеть определенные полюсы в проводимом президентом страны курсе.  После того, как в январе 1918 года В.Вильсон озвучил свой проект мирного договора, завершающего Первую мировую войну, известный как «Четырнадцать пунктов», этот документ приобрел международную известность.  Даже большевики в Советской России после распространяли копии этих документов в немецких частях.

Проект мирного договора, предложенный В.Вильсона («14 пунктов») быстро получил международную известность.

Новой яркой страницей в истории общественных организаций США стала их деятельность в годы войны во Вьетнаме (1965-1975). Как считает историк, протесты против военных действий в Индокитае начались в радикальных группах маргинальной молодежи. Однако уже к 1968 году антивоенное движение приобрело важное общенациональное значение. Ричард Никсон, сменивший Линдона Джонсона на президентском посту, в своей предвыборной компании отчасти использовал риторику радикальных активистов, предлагал завершить затянувшуюся войну почетным миром и настаивал на так называемой «вьетнамизации» конфликта, то есть переложении груза за установление контроля над территориями на власти Южного Вьетнама. Отчасти на его позицию оказала воздействие позиция радикальных социальных движений внутри страны.

М.Казин напомнил, что с начала ХХ века президенты страны неоднократно выступали арбитрами в трудовых спорах между рабочими и работодателями. Одним из наиболее показательных примеров может служить угольная стачка 1902 года, когда Теодор Рузвельт выступил на стороне горняков Восточной Пенсильвании и заставил шахтовладельцев пойти на существенные уступки. Постоянно шел на переговоры с профсоюзами и рабочим движением Франклин Рузвельт. Американская федерация труда (АФТ) поддержала его политический и экономический курс. В 1935 году был принят Национальный закон о трудовых отношениях («закон  Вагнера»), согласно которому рабочие США получили право на заключение коллективного договора и некоторые виды забастовок. Отношения между профсоюзами и президентской властью претерпели кардинальные изменения в эпоху господства  неолиберализма, олицетворением которого стала политика Рональда Рейгана. С тех пор рабочие организации могут рассчитывать лишь на поддержку Демократической партии, но, по словам М.Казина, она носит тактический и неубедительный характер.

Подводя итоги

Своеобразные итоги состоявшемуся обсуждению подвел академик Академии наук Республики Татарстан Индус Тагиров. Он  считает, что Россия и США – две великих страны, от позиции которых во многом зависит перспектива  поступательного развития человечества. Необходимо, чтобы отношения между этими странами развивались к пользе всех народов Земли, а вражда между ними не привела к новой мировой катастрофе. Нам остается только присоединиться к этим благим пожеланиям и надеяться, что они найдут отклик среди современных политиков США.

 

Специально для журнала "Международная жизнь" академик Александр Чубарьян ответил на несколько вопросов.

"Международная жизнь": Александр Оганович, насколько актуальной можно назвать заявленную тему конференции?

Александр Чубарьян: Конечно, могут быть и другие темы и более актуальные, но это тема на которой "сошлись" обе стороны. Меня привлекает заявленная тема тем, что она поднимает вопросы политические, юридические, но в очень необычном ракурсе, через личность. В этом есть аспекты психологии, и, конечно, определенная "зависимость" политической сферы от личности наших руководителей. Важно сказать, что формулировку и тему предложили американцы: она дает нам возможность рассмотреть отношения России-США сквозь призму личностей президентов США и руководителей, правителей России, но дело в том, что в программе конференции есть аспекты, которые имеют отношение не только к личности, что тоже очень интересно.

"Международная жизнь": Как Вы считаете, каковы основные задачи конференции?

Александр Чубарьян: Первое, издать материал отдельной книгой. Причем, она может быть рекомендована как пособие для учителей средней школы. В нашей школе очень мало информации об американских президентах. А в американской школе, к сожалению, очень много клеше и антироссийских стереотипов.

Второе, я очень надеюсь, что эта конференция явится некой отправной точкой для дальнейшего сотрудничества.  В следующем году будет отмечаться столетие российской революции  и глава американской делегации уже выразил желание, чтобы мы туда пригласили 5-6 чел американских историков, в том числе, молодых.

"Международная жизнь": То есть можно сказать, что интерес со стороны американцев к российской истории есть?

Александр Чубарьян: Явный и даже не то, что интерес к истории, а интерес и готовность к сотрудничеству.

Ключевые слова: США Россия Сергей Лавров Институт всеобщей истории РАН Президент Стэнфордский университет Дж.Теффт А. Чубарьян Дэвид М. Кеннеди Р.Енгибарян МГИМО МИД РФ

Версия для печати