Мировые политические процессы и их влияние на российскую политическую элиту

00:58 21.04.2016 Мария Пшеничникова, журналист-международник


Эксперт Российского общества политологов, руководитель кафедры социологии и психологии политики факультета политологии МГУ, доктор философских наук Е.Б. Шестопал о мировых политических процессах и их влиянии на российскую политическую элиту, о новой стратегии развития России, предстоящих праймериз и выборах в Государственную Думу осенью 2016 года.

Вопрос: В этом году в России выборы, но перед ними, 22 мая пройдут праймериз. Как Вы полагаете, полезна ли такая практика для российской политической системы?

Ответ: Первый опыт проведения праймериз, показал, что они полезны. Это несколько оживляет довольно тусклый небосклон нашей электоральной жизни. Праймериз способствуют привлечению к институту выборов большего интереса со стороны граждан, которые сейчас достаточно пассивны. Главная их польза - растущий запрос на активизм, появление которого мы фиксировали в наших исследованиях, начиная с 2010 года, и этот запрос характерен прежде всего для молодого поколения, которое выросло в новой системе, усвоило демократическую риторику и поверило, что так и должно быть.

Среди этой категории граждан появилось довольно много тех, кто хочет более активно участвовать не только в избирательных сюжетах, но и в политической жизни страны. Эти люди имеют возможность показать себя в праймериз, а это - неплохая школа политической грамотности, когда человек не просто со стороны наблюдает, а участвует сам. Эта практика чрезвычайно полезна и для воспитания гражданственности, и для появления нового поколения политической элиты.

Вопрос: Каких результатов, на Ваш взгляд, стоит ожидать от предстоящих выборов?

Ответ: Надеюсь, что следующая Дума по уровню образования, опыту участия в политической деятельности, гендерному составу будет отличаться в лучшую сторону. Полагаю, что она станет более разнообразной по политическому представительству. Вызывает некоторое беспокойство тот факт, что механизмы рекрутирования в политическую элиту остались по-прежнему довольно ограниченными для людей из различных социальных слоев. К сожалению, ничего в этом электоральном цикле, по сравнению с предыдущим, не изменилось.

Как мне кажется, именно праймериз, о которых мы начали разговор, станут механизмом, который поможет наладить приток в политику «свежей крови». Нужно искать новые каналы рекрутирования, тогда люди из разных социальных слоев, регионов, получат больше доступа к власти.

Вместе с тем, нужно похвалить нашу власть, открывшую новые возможности для непарламентских партий после событий 2011-12 г.г. Это очень важно было сделать, причем оперативно и быстро, чтобы показать - власть слышит то недовольство, которое есть в определенных секторах общества.

Возможно, будут изменения в правительстве. Обычно практика такова, что если в стране кризис и вы хотите его преодолеть, то нужно убрать тех членов правительства, которые ответственны за самые узкие участки. Самые «острые точки», которые вызывают общественную критику, - Центробанк, министерство финансов и минэкономразвития. Но не факт, что там будут проведены кадровые изменения.

Сейчас в СМИ активно обсуждается информация, что экс-министра финансов Алексея Кудрина просят написать новую экономическую программу правительства. Появление этой информации – знаковая вещь, поскольку в этой сфере у нас есть проблема. Ясно, что нужно что-то делать. Но здесь вопрос не в людях, а в стратегии. Отсутствие какой-либо серьезной, долгосрочной стратегии развития страны - самое больное наше место в течение всех постсоветских лет.

С 2011 года мы проводим исследования политической элиты. Исследование это показало что одной из ключевых проблем российской политической элиты является дефицит у нее стратегического мышления . То есть элита в этом отношении мало отличается от рядовых граждан.

Наши политики хорошо образованы, у них есть политический опыт выживания в условиях дикого рынка, в условиях кризиса, но у них нет опыта развития. Мы также можем говорить сколько угодно о борьбе с коррупцией, но эта коррупция по сути превратилась в инструмент решения экономических задач. Выработался такой механизм, когда нормально заработать человек не может, он обязательно должен утащить, а утащить можно только из бюджета. Элита, которую мы имеем сегодня, - она воспитана на этом. А нужна элита и министерская, и депутатская, и губернаторская, которая будет думать не только о себе, приоритетом у нее будет служение стране.

Сейчас в обществе происходит серьезный психологический перелом, утверждаются патриотические ценности. У меня нет уверенности, что он в той же мере происходит на верхних этажах общества, но элита должна перестать воровать и перебрасывать деньги на Запад. Она должна, наконец понять, что никто им там эти деньги назад не отдаст.Элита должна понять, что вкладывать деньги надо там, где ты живешь. Мало потребовать от губернаторов, депутатов, чиновников, чтобы они не хранили деньги в зарубежных банках. Надо чтобы они понимали, зачем они будут это делать. И здесь дело не столько в морали, сколько в самосохранении. Если элита будет продолжать вести себя так, как она вела себя до сих пор, то она не выживет, и страна не выживет вместе с ней. Проблема очень серьезная.

Вопрос: Как Вы полагаете, каким образом будут развиваться внутриполитические процессы в России после выборов?

Ответ: Выборы, которые мы ожидаем, будут для правящей партии, «Единой России», далеко не прогулкой. Это будут серьезные, конкурентные выборы. Трудно сказать, сколько процентов голосов получит та, или иная партия. Но наша страна «левая» по своему менталитету, и апелляция к теме социальной справедливости, к идеям равенства, гарантирует определенный успех и касается КПРФ, и «Справедливой России». Их электорат никуда не делся, а в связи с кризисом может вырасти.

Людям нужно представить некий проект, который покажет им, как они будут жить. В обществе есть запрос на справедливость, желание видеть вменяемые, некоррумпированные лица. Начиная с 2010 года моральные требования к политикам вышли на первый план. Запрос на идеологию, как некую систему ценностей, очень велик в обществе.

Вопрос: Как после выборов будет развиваться внешнеполитическая стратегия?

Ответ: Совершенно ясно, что не будет никакого возврата к практике 90-х годов, когда политика строилась по принципу – «у нас нет врагов, у нас одни партнеры». Я не верю, что быстро закончится история с санкциями. Даже, если они и будут сняты, к прежним параметрам отношений Россия-Европа, мы точно не вернемся.

Мне кажется,  что и в политическом истеблишменте, и в обществе зреет понимание того, что мы должны быть самодостаточны, четко осознавать свою суверенность и национальные интересы. Это осознание и будет диктовать основные направления нашей внешней политики.

Совершенно очевидно, что мы никуда не денемся от Европы, так же, как и она от нас. Прежде всего, в силу географического соседства. Кроме того, вменяемые европейские политики понимают, что какие-либо радикальные столкновения с Россией чреваты взаимно невыгодными условиями. Мы проводили недавно исследование по образу ЕС в России. Очень интересно, что наши рядовые граждане называют Европу партнером, хотя отмечают ненадежность европейских соседей. 

Полагаю, что мы будем значительно серьезнее развивать отношения с нашими восточными соседями, прежде всего с Китаем. Но российское бизнес-сообщество должно понять, что сотрудничество с этими странами имеет свою специфику. Никто не пойдет нам на уступки из-за идейных соображений, должны быть только взаимовыгодные проекты.

Проблема в том, что наша экономическая элита привыкла иметь дело с Западом, пытается этот опыт перенести на Восток, и нередко терпит неудачи. К сожалению, за последние 20 лет мы стали очень провинциальными в смысле нашего сознания. Сейчас знаний о мире за пределами России стало меньше, а амбиций больше.

Мир не станет более спокойным. Кризис, который мы наблюдаем с 2013 года, будет долгосрочным. И нам нужно научиться в этом кризисе жить и отстаивать свои позиции.

Вопрос: В конце 2015 года Вы выпустили две книги «Путин 3.0. Общество и власть в современной России» и «Психология российских политических элит». Планируете ли Вы в ближайшее время подготовку новых исследований, по каким темам?

Ответ: Начиная с 1993 года, мы не прекращаем изучение того, как люди видят политиков, власть, страну. Продолжаем этот проект и накануне выборов 2016 года завершаем сбор материала, хотим посмотреть на образы политиков, которые будут в них участвовать. Нас также интересуют не только образы представителей власти, но и образы оппозиции.

Вторая тема, которую мы недавно начали, это восприятие внешнеполитических сюжетов, в частности исследование по образу ЕС в России. Интересно было бы провести исследование, как в Европе воспринимают Россию. Исследование взаимного восприятия – очень перспективно. Мы будем заниматься этим и в дальнейшем.

Будем продолжать изучение психологии политиков, лидеров, в частности в регионах. Эта тематика пользуется популярностью во всем мире.

Мы создали и успешно развиваем магистерскую программу «Лидерство в социально-политической сфере», поскольку будущих лидеров нужно учить и понимать, какими навыками они должны обладать. Эта работа имеет серьезное практическое приложение.

Ключевые слова: политика

Версия для печати