Польша будет бунтовать, пока не добунтуется до свободы*

12:53 12.04.2016 Борис Тарабрин, журналист-международник


Отношения между Польшей и Европейским союзом переживают далеко не лучшие времена. Обе стороны активно ведут войну слов, и это опасная игра для правого правительства Польши. Хотя ЕС, в целом, рассматривается как довольно лояльное содружество, оно показало, что может быть достаточно жестким с «провинившимися» членами, а в случае с Польшей на руках у Брюсселя предостаточно козырей.

Своеобразную  политическую «атаку» на общеевропейскую цитадель демократии и свободы начали именно поляки. Конечно, можно говорить о том, что нынешний виток обострений по линии Варшава – Брюссель начался с момента прихода к власти в Польше партии «Право и Справедливость» (ПиС), ведомой Ярославом Качиньским. Это утверждение справедливо только в том случае, если не принимать во внимание предыдущий период правления ПиС, который также ознаменовался целым рядом скандалов в отношениях Польши и ЕС. Например, в тот самый момент, когда Ярослав Качиньский был польским премьером, бывший в тот момент министром обороны Польши Радослав Сикорский в одном из публичных выступлений  сравнил договор по строительству газопровода «Северный поток» с пактом Молотова-Риббентропа, закрепившим секретное соглашение между СССР и нацистской Германией о разделе Польши. Сделав такое заявление, Сикорский, что называется, «сыграл за гранью фола».

Другой неприятный «звоночек» в отношениях Брюсселя и Варшавы (а точнее партии ПиС, находившейся в тот момент у власти), прозвенел, когда Польша наотрез отказалась давать разрешение на возобновление переговоров между Россией и ЕС о разработке нового соглашения «О стратегическом партнерстве». ria.ru

Нынешний кризис, судя по всему, является очередным подтверждением и продолжением противостояния «польской фронды» и Брюсселя. Суть конфликта  такова. Еще в декабре 2015 года правое правительство Польши объявило о реформе Конституционного трибунала (аналог Конституционного суда в РФ). Самые горячие споры вызвало решение заменить трех его членов, назначенных незадолго до октябрьских парламентских выборов прежним кабинетом министров, на «своих» судей. Конституционный трибунал, численность которого составляет 15 человек, новых кандидатов отверг. Уже в марте 2016-го конфликт перешел в острую фазу. Конфликт между исполнительной и судебной властью обострился. Конституционный трибунал отменил правительственный закон о суде. Мотивировка: закон нарушает Конституцию Польши и тормозит работу судей. Постановление Конституционного трибунала автоматически становится законом после опубликования в специальном издании – Правительственном вестнике. Однако консервативное правительство Беаты Шидло отказалось печатать вердикт суда. Оно, в свою очередь, обвиняет Конституционный суд в узурпации судебной власти, попытке стать над законом и в использовании соцсетей для укрепления своей популярности у населения. Как результат, конфликт с Конституционным трибуналом привел к конфликту Варшавы с Брюсселем. Польских судей и оппозицию полностью поддерживает Еврокомиссия, которая требует от польского правительства защиты, а не нарушения демократических свобод и принципов. Конституционный трибунал поддержала и так называемая Венецианская комиссия. Совещательный орган при ЕС, состоящий из специалистов по конституционному праву, тоже призвал Варшаву опубликовать решение Конституционного трибунала и таким образом придать ему законность. В Венецианской комиссии, к слову, говорится об угрозе не только правлению закона в Польше, но и демократии и правам человека. newizv.ru

Впрочем, это лишь верхушка айсберга. Нападки на ЕС со стороны властей Польши, начались вскоре после прихода к власти в Польше партии «ПиС» в прошлом году. Чиновники призвали судить президента Европейского совета Дональда Туска, бывшего премьер-министра Польши, за то, что, по их мнению, не было проведено надлежащего расследования авиакатастрофы  2010 года, в которой погиб президент Лех Качиньский. А премьер-министр Беата Шидло потребовала извинений от президента Европарламента Мартина Шульца за сравнение действий ее партии с переворотом. Но Шульц не одинок в критике польского правительства: министр иностранных дел Люксембурга Жан Ассельборн, выразил озабоченность тем, что в Польше «попираются основные права и конституция». Речь, в частности, идет о том, что нынешние польские власти, демонстрируют желание получить монополию на средства массовой информации и культуру, что привело к обвинениям в цензуре. Например, министр культуры Польши Петр Глинский запретил постановку спектакля «Смерь и девушка» по пьесе Нобелевского лауреата австрийской писательницы Эльфриды Елинек, потому что она содержала излишне откровенные сцены. maxpark.com Свое решение он аргументировал тем, что Минкульт выделяет половину финансирования театру, собравшемуся ставить пьесу. Скандал широко обсуждался по всей Европе. Еще один камень преткновения в отношения Варшавы и Брюсселя – поправки в польский «Закон о СМИ», принятые все теми же политиками из партии «ПиС». Польское общественное телевидение TVP и Польское радио, имеющие огромную аудиторию, теперь контролируются Национальным советом по СМИ, близким консервативному правительству страны. Правительство сможет назначать и увольнять руководство общественного телевидения и радио. Кроме того, согласно новому законопроекту о СМИ, каналы общественного вещания приобретут статус «национальных институтов культуры». Организации, защищающие свободу средств массовой информации, в том числе Европейская федерация журналистов, Европейский вещательный союз и "Репортеры без границ" выступили с совместным заявлением, где осудили эти поправки к закону о СМИ. По их словам, они "возмущены законопроектом, который был разработан в спешке... немедленно одобрен парламентом без всяких предварительных обсуждений, тем самым были уничтожены существовавшие гарантии плюрализма и независимости управления общественным вещанием в Польше". bbc.com

В противостоянии с ПиС у ЕС также найдется достаточное количество рычагов. Главным образом – экономические. Польша часто изображается как пример успешной страны в Восточной Европе - это единственная страна в ЕС, где экономика не пришла в упадок во время европейского финансового кризиса, и чье производство увеличилось на 3,5% в прошлом году. Однако рост был бы невозможен без щедрой помощи Европейского союза. Польша является крупнейшим ее получателем: в период с 2014 по 2020 год в страну должно прийти почти 86 млрд евро структурной и технической помощи, более четверти от общей суммы, выделяемой на эти цели. Кроме того, Польша получит ассигнования в рамках общей сельскохозяйственной политики - еще 28,5 млрд евро. В общей сложности эти дотации составят порядка 3% от ВВП. versia.ru

Брюссель уже не раз «одергивал» разных членов ЕС, которые, по мнению общеевропейской бюрократии, «брали на себя слишком много». Так было, например, в случае с Венгрией, когда Евросоюз жестко отреагировал на высказывания премьер-министра Венгрии Виктора Орбана о необходимости дискуссий по поводу возвращения смертной казни, пригрозив стране «разводом с ЕС». vz.ru

Но, ведомая партией «ПиС», польская политическая элита вряд ли будет сильно оглядываться на Брюссель. Ведь прецедент со спасением Греции показал, что даже видимое единство Европейского союза, для Брюсселя важнее, чем отдельные «проказы» отдельных участников. А, значит, Варшава может довольно спокойно продолжать «задирать» Брюссель, не опасаясь серьезных последствий для себя.


*Михаил Бакунин, один из главных идеологов анархизма

Ключевые слова: Польша ЕС противоречия

Версия для печати