Турецкий фактор в европейской повестке

00:23 05.03.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Разразившийся в последние дни нешуточный скандал между Турцией и руководством НАТО (а более конкретно – Германией) по поводу присутствия в турецких территориальных водах военно-морской группы Североатлантического альянса для мониторинга миграционных потоков между Турцией и Грецией показательно засвидетельствовал агрессивно- наступательный характер нынешней внешней политики Анкары. (ria.ru) И хотя турецкая газета Hurriyet, ссылаясь на собственные дипломатические источники, поспешила заявить, что никакого запрета на присутствие эскадры НАТО нет, информация, обнародованная ранее бельгийской телекомпанией RTBF, носила слишком серьезный и конкретный характер, чтобы ее можно было считать «сфабрикованной» и «провокационной» - как эта пытается представить турецкая сторона. Бельгийское СМИ сообщило, что турецкие власти фактически предъявили НАТО ультиматум с требованием, чтобы командующий эскадрой германский контр-адмирал Йорг Кляйн лично прибыл в Анкару для согласования зоны нахождения кораблей Североатлантического альянса.

Ключевой проблемой в нынешних взаимоотношениях Турции и НАТО стало решение, принятое 11 февраля на встрече министров обороны государств-членов Североатлантического альянса в Брюсселе об оправке дополнительных подкреплений в акваторию Эгейского моря для патрулирования региона и своевременного выявления судов с нелегальными мигрантами. Речь идет о районе, являющемся предметом территориальных споров Греции и Турции. Обе страны в силу внутренней дисциплины в НАТО проголосовали «за», однако и греческая, и турецкая общественность поспешили задаться очередными недоуменными вопросами о разделении зон ответственности между Афинами, Анкарой и Брюсселем. А тот факт, что возглавить всю операцию НАТО поручила германскому контр-адмиралу, лишь только добавил новые аргументы антигерманским кругам. «Разве европейцы представляют, что такое Эгейское море с его мириадами островков, за которыми нужно следить?», - приводит французская газета Liberacion высказывание Лауры Паппас, главы греческой неправительственной организации Metadrasi, занимающейся оказанием помощи в стране мигрантам. «Греция и Турция входят в НАТО, однако друзьями их никак не назвать. Одной из главных причин разногласий становятся «серые зоны» Эгейского моря. В том числе скалистый остров Имиа, спор вокруг которого мог бы показаться гротескным, если бы не потенциально богатые нефтяные ресурсы», - напоминает французское издание. (liberation.fr)

А турецкая газета Milliyet «переводит стрелки» не только на НАТО, но и на Евросоюз, в частности, те его страны, которые не горят желанием распахивать свои границы перед беженцами. «Европа до сих пор не готова к такому миграционному движению», - указывает газета и не без оснований заключает: «До настоящего момента ЕС так и не смог принять каких-либо эффективных мер, которые могли бы помочь прийти к коллективному решению. Честно говоря, действия балканских государств и стран Центральной Европы не позволяют надеяться на это». (milliyet.com.tr)

Однако при всей важности споров вокруг акватории Эгейского моря, глубинные причины растущей самостоятельности и внешней (обманчивой!) непредсказуемости действий Анкары лежат в иной плоскости. И эгейские острова, и сами беженцы являются в глазах президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана прикладными инструментами для решения ключевой задачи – финансовой. Согласно имеющейся информации, турецкое правительство намерено в ближайшее время официально потребовать от Еврокомиссии предоставить Анкаре еще 6 млрд. евро в дополнение к трем миллиардам, предварительно обещанным в конце 2015 года. А нынешнее искусственное обострение ситуации вокруг патрулирования кораблями НАТО акватории Эгейского моря рассчитано на участников саммита ЕС 7 марта в Брюсселе.

Кроме того, дополнительным козырем давления на Евросоюз для Турции выступает достигнутое перемирие в Сирии и в связи с этим маневры Анкары вокруг курдской проблемы. Позиционируя себя как непримиримого и «трансграничного» борца с так называемым «курдским терроризмом», турецкая сторона, судя по имеющейся информации, сознательно «повышает ставки», угрожая более активными военными действиями на севере Сирии и в конечном итоге срывом перемирия в случае невыполнения Брюсселем ее требований. В недавнем интервью германской газете Die Zeit известный австрийский политолог Андреас Маурер весьма обоснованно указал на то, что потоки беженцев в Европу напрямую связаны с «силовой игру», которую в сирийском вопросе ведет Турция. (zeit.de) А европейские лидеры, по его словам, не придают данному обстоятельству должного внимания, что и облегчает турецкому правительству ведение данной игры. Главную вину за подобную ситуацию он возлагает, в частности, на Австрию и Германию, поскольку именно австрийская министр внутренних дел Йоханна Микль-Ляйтнер в том числе активно лоббировала малопродуктивную и политически сомнительную идею мониторинга эгейской акватории военными кораблями НАТО.

О том, что президент Турции Эрдоган пересмотрел свои прежние планы и намерен требовать от Еврокомиссии в общей сложности уже не шесть, а девять миллиардов евро, свидетельствуют источники в Евросоюзе, ответственные за проведение саммита ЕС-Турция по миграционной проблеме и перспективам турецкой заявки на вступление в Евросоюз. План-максимум турецкого руководства включает в себя, помимо денежной помощи, скорейшую либерализацию визового режима с ЕС и согласование конкретного графика интеграции страны в эту организацию. Для реализации данной программы Эрдоган и премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу активно используют установившиеся у них «неформальные» контакты с федеральным канцлером Ангелой Меркель, которая уже потребовала от своих коллег по Евросоюзу выполнения достигнутых с Турцией договоренностей. (vz.ru)

Сложившаяся ситуация опасна для Европы тем, что из нее нет устраивающего все стороны оптимального выхода. Капитуляция перед турецкими требованиями чревата для Евросоюза обострением внутренних противоречий как по линии Франция-Германия, так и между западноевропейскими странами с одной стороны, и государствами Центральной и Восточной Европы с другой. Последние, со своей стороны, пытаются в своих интересах более активно использовать австрийский фактор, используя стремление Вены играть более важную роль в делах региона, исторически тяготеющего именно к Австрии. При этом потенциальный блок Австрии и стран «Вишеградской четверки» (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия) способен усилиться за счет Греции и даже Италии. Подключение к последнему раунду телефонных консультаций по Сирии (Россия, Франция, Германия, Великобритания) итальянского премьер-министра Маттео Ренци свидетельствует о намерении Рима играть более активную роль в проблемах, выходящих за рамки географической ответственности ЕС. (rbc.ru)

Однако игнорировать турецкий фактор Евросоюз также не может в силу угрозы новых потоков беженцев и реальной возможности для Анкары резко дестабилизировать ситуацию вокруг Сирии и Ирака. Это позволяет утверждать, что, по крайней мере, на ближайшие три месяца именно турецкое направление станет ключевым во внешнеполитической деятельности Турции, а его конкретное наполнение будет зависеть от расстановки сил между основными игроками и группами игроков в самом ЕС. Это, в свою очередь, открывает хорошее «окно возможностей» для России, имеющейся в своем распоряжении важнейшие рычаги воздействия как на ситуацию в Сирии, так и на обстановку на европейских энергетических рынках, в первую очередь, в странах Центральной и Восточной Европы, а также в Италии.

Ключевые слова: Россия Турция Сирия Ирак Греция НАТО Европейский союз беженцы мигранты Еврокомиссия энергетика Италия

Версия для печати