Куда ведёт «северокорейский водородный след»?

15:59 15.01.2016 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: ria.ru

Ведущие российские корееведы не верят в испытание Пхеньяном термоядерного оружия, но считают, что КНДР можно предложить помощь в развитии программы «мирного атома».

6 января с.г. власти Пхеньяна официально объявили об успешном испытании водородной бомбы. Международное сообщество, включая ядерные державы, осудило действия КНДР, заявив о грубом нарушении резолюций Совета Безопасности ООН, и выразило обеспокоенность ситуацией в регионе. Это уже четвертые в истории страны ядерные испытания (и вторые с момента прихода к власти Ким Чен Ына). После первого взрыва в 2006 году Совет Безопасности ООН наложил на КНДР санкции, которые ужесточались после каждого последующего испытания.

Последствиям действий Северной Кореи для международной и региональной безопасности был посвящен прошедший в Москве круглый стол, на котором выступили крупнейшие специалисты отечественного востоковедения.

«Существует целый комплекс причин, по которым Пхеньян провел свое очередное испытание, - заявил Заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН Александр Воронцов. - Еще в мае 2015 года у наших дипломатов состоялась встреча с представителями аппарата МИД КНДР. Северокорейские дипломаты поделились своими соображениями по поводу очередного интервью Президента США Б.Обамы, которое тот дал известному ресурсу Youtube 22 января. Лидер США сообщил, что из-за невозможности ликвидировать режим в КНДР военным путем, Вашингтон будет пытаться расшатать его проникновением через Интернет. Это заявление лишний раз убедило северокорейскую сторону в правильности выбранной ими стратегии на укрепление обороноспособности страны. Поэтому проведенное испытание нужно оценивать как жест преемственности в политике, продемонстрированный молодым вождем КНДР. Северная Корея в очередной раз подтвердила свой ядерный статус и заявила о способности защитить себя от любой агрессии».

«Большинство специалистов – как отечественных, так и зарубежных - сомневаются, что северокорейский режим испытал именно водородную бомбу, - заявил заместитель руководителя Центра евроатлантических и оборонных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Владимир Новиков. – Прежде чем испытать термоядерное оружие, нужно пройти длительный путь и провести десятки испытаний на полигонах. Ничего подобного в случае с Северной Кореей мы не видим, равно как и утечки с территории КНДР радиоактивных веществ. Единственное, в чем можно быть уверенным – в настоящее время КНДР осуществляет программу по созданию минимального арсенала сдерживания. Скорее всего, произошло испытание заряда, позволяющего более эффективно использовать оружейный ядерный материал и предназначенное для установки на ракету».

«КНДР провела испытание заряда, позволяющего более эффективно использовать оружейный материал и предназначенное для установки на ракету» (эксперт РИСИ Владимир Новиков)

По мнению руководителя Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александра Жебина, Пхеньян не провел ни одного успешного испытания межконтинентальной баллистической ракеты. «Для того, чтобы продемонстрировать успех, ракета должна преодолеть путь в 5-7 км и приземлиться в определённом квадрате. Однако ничего подобного до сих пор не произошло», - сказал учёный.

«Видимо, лидер КНДР Ким Чен Ын решил напомнить о себе в условиях, когда внимание США приковано к Ближнему Востоку, предстоящей президентской гонке и отчасти к событиям на Украине», - считает исполнительный директор Национального комитета исследования БРИКС, директор Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН Георгий Толорая. По мнению эксперта, проведенное испытание представляет собой своеобразное послание Вашингтону о необходимости отказа от ультимативного тона в отношениях с Пхеньяном, необходимости разговора на равных и предоставлении определенных гарантий безопасности для КНДР. В то же время Северная Корея не боится дополнительных санкций, которые, конечно, осложнят ее позиции, но не критически. Кроме того, Ким Чен Ыну предстоит VII съезд Трудовой партии Кореи, и сообщение об успешно проведенном испытании пришлось как нельзя более кстати.

«Испытание, проведенное КНДР, - это знак Вашингтону, что с Пхеньяном нужно говорить на равных» (Георгий Толорая)

Г.Толорая считает, что для понимания причин и следствий очередного взрыва на Корейском полуострове важно учитывать и китайский фактор: «Судя по всему, КНДР не ожидала столь негативной реакции Китая на проведенные испытания. В течение последних 2-3 лет произошло сильное охлаждение отношений между Пекином и Пхеньяном. Председатель КНР Си Цзинпин неоднократно давал понять, что Китай устал от непредсказуемости своего союзника. Однако в последние полгода, предшествовавшие испытанию, наблюдались некоторые тенденции к улучшению отношений. В декабре прошлого года на гастроли в Пекин отправился известный северокорейский ансамбль «Моранбон», но в день своего прибытия стремительно отбыл обратно в Пхеньян. Существуют различные предположения на этот счет, и среди них гипотеза, что Си Цзинпин узнал о предстоящем взрыве».

По словам Г.Толорая, руководство КНДР не скрывало, что намерено двигаться к осуществлению термоядерной реакции: «Судя по всему, настал момент отчета о полученных результатах. Полученный экспериментальный образец можно рассматривать как заявку на повышение статуса КНДР в международных делах».

Чрезвычайный и Полномочный Посол России в КНДР (2006-2012 гг.), доцент кафедры японского, корейского, индонезийского и монгольского языков МГИМО (У) МИД России Валерий Сухинин считает, что в сложившейся обстановке не столько важна природа взорванного устройства, сколько тот факт, что КНДР занимается активным обоснованием целесообразности своей ядерной программы и продвижением её в альянсе со своими партнерами. Пхеньян хорошо помнит атомные бомбардировки в Хиросиме и Нагасаки 6 и 9 августа 1945 года, когда в этих городах погибли корейцы, мобилизованные японским командованием. Не забывают они и о событиях Корейской войны, когда США рассматривали всерьез перспективу ведения ядерной войны на полуострове. Дипломат напомнил, что еще в 1961 году был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между КНДР и СССР и аналогичный Договор с КНР. Согласно этим документам, предполагалось в случае возникновения прямой угрозы Пхеньяну оказать ей прямую военную помощь. В 1964 году Китай провел первое ядерное испытание. К тому времени ситуация изменилась, и между союзниками появились разногласия. В отличие от Москвы, прохладно встретившей инициативу КНР, из Пхеньяна ушла телеграмма, приветствовавшая присоединение Пекина к ядерному клубу. После того, как СССР прекратил свое существование, Российская Федерация отказалась от Договора 1961 года. В 2000 году он был заменен на новый Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. В нем, в случае угрозы войны на Корейском полуострове, предлагалось вместо оказания военной помощи перейти к режиму консультаций с целью ликвидации возникшей угрозы.

«Будем объективны: произошел эксперимент, выходящий за пределы Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), - заметил В.Сухинин. - Но КНДР вышла из этого Договора. Вне ДНЯО находятся Индия, Пакистан и Израиль. Однако осуждающих голосов, которые звучат по их адресу, намного меньше, чем тех, которые звучат по адресу северокорейских властей. КНДР ни на кого не нападает. В то же время события в Ираке, Афганистане, Ливии наглядно показали этой стране всю опасность одностороннего разоружения. Поэтому от США в Пхеньяне ждут не только подтверждения гарантий безопасности для КНДР, но и предложений по существу».

«В КНДР от США ждут не только гарантий безопасности для Пхеньяна, но и предложений по существу» (Валерий Сухинин)

Руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин считает, что очередное обострение ситуации на Дальнем Востоке уже произошло. Об этом свидетельствует и появление американского бомбардировщика над Южной Кореей – яркое тому свидетельство, и переоснащение южнокорейской армии новейшими видами вооружений. Токио и Сеул стали главными импортерами новейших вооружений из США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. К исходу 2015 года общая сумма военных заказов Японии и Республики Корея составила 7,8 млрд. долларов.

«Корейский полуостров по-прежнему сохраняет стратегическое значение для крупнейших мировых держав, - заметил А.Жебин.- В случае развертывания военных действий в регионе, решение о военных действиях будут приниматься не в Сеуле, а в Вашингтоне и Пекине. Американский генерал, командующий группировкой, развернутой на полуострове, автоматически получает права командования армией Южной Кореи. Россия будет вынуждена по соображениям собственной безопасности вмешаться в конфликт, сбивая американские ракеты над территорией КНДР и в акватории Японского моря. Наконец, потеря Корейского полуострова совершенно не в интересах Пекина. Там помнят, что Китай потерял в 1950-1953 годах 1 млн. человек. Среди них был и сын Мао Цзэдуна - Мао Аньин. В условиях, когда США активно заняты строительством «санитарного кордона» против Китая, Пекин заинтересован в сохранении Северной Кореи как буфера перед силами передового базирования США в Юго-Восточной Азии. Нельзя забывать и о том, что Корейский полуостров столетиями входил в орбиту китайского влияния». Именно поэтому, по мнению эксперта, большой войны в регионе не будет, и максимум, что может произойти – серия инцидентов на границе.

Россия заинтересована в том, чтобы на Корейском полуострове сохранялся длительный мир. «В отличие от США и Японии, мы не отделены от Кореи морями и океанами, - заявил А.Жебин. - У нас общая граница. Кроме того, железнодорожные, газовые, электроэнергетические проекты России в Дальневосточном регионе сталкиваются с многочисленными трудностями из-за сложных отношений Северной и Южной Корей. Поэтому Россия выступает за максимальное наведение мостов между Пхеньяном и Сеулом».

Наиболее перспективным предложением для КНДР могло бы стать участие этой страны в разработке технологий «мирного атома».

По мнению экспертов, в условиях, когда на международной арене все более торжествует право сильного, любые переговоры по денуклеаризации Корейского полуострова останутся лишь благими пожеланиями. Если ведущие мировые державы хотят достичь прочного мира в регионе, им придется обратить свою критику не только против Пхеньяна, но и против США, которые прикрывают заботой о ядерном нераспространении лоббирование своих геополитических интересов в регионе. Необходимо признать, что метод давления и санкций против КНДР оказался бесполезен. В этих условиях только развернутая программа конкретных действий может изменить ситуацию на полуострове. Если внешнеполитический диалог и может иметь какие-либо перспективы, то он должен касаться не денуклеаризации полуострова, а широкого экономического сотрудничества двух Корей и перспектив развития технологий «мирного атома» по аналогии с Ираном. В противном случае ситуация на Корейском полуострове будет постоянно балансировать «на грани войны».

Ключевые слова: США КНДР Республика Корея российско-южнокорейские отношения российско-северокорейские отношения Договор о нераспространении ядерного оружия

Версия для печати