Япония чтит память русского императора

14:05 12.01.2016 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Токио, у памятника Конституции – Ольга Николаевна Куликовская-Романова (вторая справа). Все фотографии -  из архива А.Ю.Хвалина. 

Благотворительный фонд Е.И.В. Великой Княгини Ольги Александровны и японская организация «Сацу Ро» подписали в Москве Соглашение о сотрудничестве (в рамках народной дипломатии).

Председатель Благотворительного фонда Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны г-жа Ольга Николаевна Куликовская-Романова в конце ноября 2015 года совершила поездку в Японию. Наш журнал неоднократно уделял внимание благотворительной деятельности Ольги Николаевны, которая  третий десяток лет трудится в России для прославления памяти Царских мучеников и всей большой фамилии российских императоров Романовых.

Напомним, Ольга Николаевна Куликовская Романова(*), дочь русских эмигрантов «первой волны», ныне – вдова племянника императора Николая IIи внука царя Александра III. Её супруг Тихон Николаевич Куликовский-Романов был сыном младшей сестры Николая II – Великой Княгини Ольги Александровны. В память о своей порфирородной свекрови в 1991 году вместе со своим супругом Тихоном Николаевичем Ольга Николаевна организовала благотворительный Фонд «Программа помощи России» имени Ея Императорского Высочества Великой Княгини Ольги Александровны(**). С тех пор Ольга Николаевна постоянно бывала в России, чтобы лично участвовать в оказании помощи конкретным больницам, приютам, организациям, отдельным людям. С недавнего времени Ольга Николаевна не покидает Россию надолго. Столько городов и регионов нашей Родины, сколько исколесила Ольга Николаевна в неустанных трудах по России в качестве народного дипломата, не каждый коренной житель страны изъездил за всю свою жизнь.

Соглашение в рамках народной дипломатии

Итак, прежде чем продолжить рассказ о визите Ольги Николаевны в Токио, вернемся в ноябрьскую Москву 2015 года. Здесь 29 ноября председатель Благотворительного фонда Е.И.В. Великой Княгини Ольги Александровны г-жа О.Н. Куликовская-Романова и президент японской организации «СацуРо» - Совет по поддержке Сацумо-Российских связей (Satu-Ro Exchange Promotion Council (SREPC) - г-н Норио Акахори подписали Соглашение о сотрудничестве.

В основу документа положены намерения укреплять дальнейшие связи для накопления, изучения и распространения знаний об истории отношений между Россией и Японией. При подписании Соглашения с японской стороны присутствовали: глава комитета по общим вопросам и связям с общественностью Международной молодежной палаты Японии Сугиока Рейко; президент консалтинговой фирмы по подбору персонала (инженерные специальности) Камезава Нобухиде; PR-менеджер Сачико Миямура; учитель литературы, внучка известного писателя Рика Кубота. От Благотворительного фонда Е.И.В. Великой Княгини Ольги Александровны  - заместитель председателя фонда, профессор Ирина Бугаева, пресс-секретарь фонда, писатель Андрей Хвалин. Действенную помощь на финальной стадии переговоров оказал добровольный переводчик с японского, вице-президент фирмы Tosei (Тояма) Игорь Буряков. Всё это состоялось в Москве, где был подведен своеобразный итог дружественного визита Ольги Николаевны в Японию. В Соглашении также отмечено – «сотрудничать и проводить консультации по вопросам развития дружеских отношений в разных областях, организовывать и проводить мероприятия, направленные на улучшение отношений между нашими странами».

Визит в Токио

Будучи в середине ноября 2015 года во Владивостоке по случаю 125-летия Морского государственного университета им. Адмирала Г.И. Невельского, Ольга Николаевна воспользовалась приглашением японской стороны и отправилась в Токио. По словам пресс-секретаря, писателя-историка Андрея Хвалина, поездка состоялась по благословению митрополита Владивостокского и Приморского Вениамина. В Токио Высокую гостью встречала монахиня Ксения (Гришко), принимала в монастыре Святой Софии Премудрости Божией и сопровождала в поездках. Большую помощь в организации и проведении визита оказали также «русские японцы» - семья Рябовых, Алла Мацуда и другие. Андрей Хвалин щедро поделился с нами своими воспоминаниями о поездке и предоставил вот этот сюжет.

Ольга Николаевна Куликовская–Романова на улице в Токио, 2015 год.

Это случилось 125 лет назад… 

«...Так получила продолжение история, начавшаяся почти 125 лет назад, - рассказал Андрей Хвалин. В 1890 году Наследник Цесаревич Николай Александрович отправился в знаменитое путешествие на восток. 11-го мая 1891 г. крейсер «Память Азова» с Великим Князем на борту в сопровождении российской эскадры вошел в порт Кагосима, столицу княжества Сацума на юге японского острова Кюсю. Высокому гостю в Кагосима оказал радушный прием князь Симадзу Тадаёси, глава 29-го поколения правящей династии Симадзу. В знак признания заслуг рода Цесаревич Николай от имени своего отца Императора Александра Третьего вручил князю Симадзу, единственному из японцев, два ордена Российской Империи.

Данное обстоятельство можно объяснить в некотором роде тем, что Симадзу - один из древнейших и наиболее могущественных самурайских кланов Японии, сыгравший значительную роль в её истории, в особенности, в реставрации Мэйдзи. Именно самураи княжеств Сацума и Тёсю внесли существенный вклад в низвержение режима сёгуна Токугава и восстановление власти истинного Императора.

После захода в Кагосиму во время своего восточного путешествия Цесаревич Николай и команда продолжили маршрут по Японии. Через несколько дней произошел инцидент в г. Оцу, где Цесаревич  был ранен японским полицейским. Узнав о ранении, князь Симадзу незамедлительно приехал к пострадавшему и выразил ему искреннее сочувствие, как и многие японцы. В память о визите Цесаревича Николая семья Симадзу хранит многие вещи, связанные с этим событием.

Андрей Хвалин дал историческую справку о роде Симадзу, которая имеет непосредственное отношение к событиям этих дней и именно – поездки Ольги Николаевны Куликовской-Романовой. По словам писателя, род Симадзу имеет прямое отношение к правящей в Японии Императорской фамилии. Императрица Коудзун (6.3.1903 - 16.6.2000), супруга предыдущего Императора Японии Хирохито, мать ныне правящего Императора Акихито, происходит из рода Симадзу, являясь двоюродной тетей Симадзу Нобухиса. Жители земель Сацума традиционно славятся силой мужества и боевого духа, своим патриотизмом. По настоящее время около 40% состава различных силовых ведомств Японии (практически 100% состава морского флота) - жители этого района. Род и лично Князь Симадзу признаются духовными лидерами патриотических сил страны. «Представители исторического японского региона Сацума и составили основу Организации «Сацу Ро» - Совет по поддержке Сацумо-Российских связей (Satu-Ro Exchange Promotion Council (SREPC), - пояснил Андрей Хвалин. - Организация поддержана Князем Симадзу Нобухиса. Заседания Совета проходят в помещениях семейного замка Симадзу. Члены «СацуРо» помимо прочего ставят перед собой цель сохранения доброй памяти об Императоре Николае Втором, его посещении г. Кагосима и встрече с Князем Симадзу Тадаёси, правителем земель Сацума». По словам Андрея Хвалина, именно поэтому «семь самураев» во главе с г-ном Норио Акахори отправилась в июле 2015 года в Екатеринбург, чтобы принять участие в покаянном крестном ходе от Храма-на-Крови до монастыря святых Царственных страстотерпцев в урочище Четырех Братьев на Ганиной Яме. На крестном ходе японцы и познакомились с Ольгой Николаевной Куликовской-Романовой.

После теплой встречи в аэропорту Страны восходящего солнца гости первым делом поклонились храмовым святыням в двух церквях в монастыре Святой Софии, расположенном в 20 км. от аэропорта Нарита (Токио), в префектуре Тиба, уезд Самбу, деревня Кова, земельный участок N 372. Потом осмотрели дом с экспозицией о святом Николае Японском, келии, огород, маленькое кладбище. На следующий день путь делегации из России лежал по железной дороге в г. Мито, центр префектуры Ибараки, в 140 километрах от Токио. В конце XVI века в городе Мито сложилась конфуцианско-националистическая школа учёных Митогаку. Путём своего влияния на владетельных князей, эта школа в значительной степени определяла политику Японии того времени. Интересными достопримечательностями города Мито является Кайраку-эн, один из трёх знаменитых парков Японии, а также городской замок с прилегающим парком. «Нам же в первую очередь был важен исторический музей с экспонатами, рассказывающими о покушении на Цесаревича Николая Александровича в 1891 г. во время его пребывания в Японии, - напоминает цель визита Андрей Хвалин. - Тем более и музей окружает парк с занятными скульптурками в современном стиле японского примитивизма. На наше счастье нам не надо было ехать ночью или рано утром в Оцу, где произошло в 1891 г. покушение на Цесаревича Николая Александровича, т.к. экспонаты (окровавленный платок Наследника, сабля фанатика-японца, материалы уголовного дела) из городского музея выставлены на экспозиции в историческом музее г. Мито».

Платок и меч, которым был ранен Цесаревич.

Нюансы выставки в историческом музее г. Мито

«У входа в здание под зонтами нас встречало руководство музея, - рассказывает Андрей Хвалин. - Знающая японский язык Алла Мацуда помогла нам уяснить нюансы выставки и представила свои заметки. В них, в частности, отмечено, что выставка носит наименование «Ход истории японской дипломатии» («Нихон гайко-но аюми»). Выставка развернута в историческом музее г. Мито, префектура Ибараки. При поддержке МИД Японии впервые была сделана попытка собрать воедино материалы из государственных архивов и разных музеев, чтобы дать представление как развивались отношения Японии с другими странами в период с конца эпохи Эдо (1600-1868) до начала правления императора Сёва (1926-1989). Среди экспонатов на выставке были предметы, имеющие отношение к «инциденту в Оцу» (1891г.): 1. Сабля, которой был нанесён удар Цесаревичу. 2. Хлопчатобумажный платок (размер 54.7×51.4 см.) со следами крови Наследника, которым он сразу после покушения прикрывал рану на голове. 3. Следственные материалы по этому «инциденту» с подробным описанием и рисунком места происшествия. Эти предметы причислены к культурному достоянию страны и находятся на постоянном хранении в музее префектуры Сига («Сигакенрицу Бивако бункакан»), к которой относится город Оцу. Кроме них в музее также хранятся: дзабутон (подушка для сидения на полу) со следами крови Цесаревича Николая Александровича, на которой он сидел во время перевязки, и часть повязки со следами крови.

Именно от этого платка, который мы видели в музее г. Мито, была отрезана полоска по всей длине и около 2 см. шириной российскому генетику П.Л. Иванову, начальнику отдела генетики Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы России. Правда, полученные результаты не вписывались в тогдашнюю главную правительственную версию о принадлежности т.н. «екатеринбургских останков» царским, поэтому этот эпизод стараются особо не афишировать. Во время посещения выставки нас сопровождали сотрудники музея: заместитель директора музея г-н Шигеру Такано и сотрудники музея г-да Тадао Оцу и Хироши Ватахики, которые были очень польщены визитом Ольги Николаевны. Они подготовили и передали Ольге Николаевне копии дополнительных материалов по «инциденту». На память ими были подарены красочные каталоги выставки».

Пояснения историка Андрея Хвалина об «инциденте» в Оцу.

«Материалы расследования уголовного дела особенно интересны, - уточнил Андрей Хвалин. - Они показывают, что в русском общественном сознании бытует несколько искаженная версия о покушении на Цесаревича японским полицейским-фанатиком. Документы и схема событий говорят о следующем: удар был только один, принц Греческий не подставлял свою трость под второй удар саблей, а сбил ею с ног нападавшего, которого окончательно обезвредили рикши. Вот, как об инциденте в Оцу пишет Наследник Цесаревич в своем дневнике 29-го апреля 1891 года (публикации историка В. Хрусталева):

«Проснулся чудесным днем, конец которого я бы не видел, если бы не спасло меня от смерти великое милосердие Господа Бога! В 8 1/2 [часов] отправились в дзинрикися (т.е. в коляске рикши.- В.Х.) из Киото в небольшой городок Оцу, куда приехали через час с 1/4, удивлялся неутомимости и выносливости наших джинрикшей. В Оцу поехали в дом маленького кругленького губернатора. Даже у него в доме, совершенно европейском, был устроен базар, где каждый из нас разорился на какую-нибудь мелочь; тут Джоржи (греческий принц Георг - В.Х.) и купил свою бамбуковую палку, сослужившую мне через час такую великую службу.

После завтрака собрались в обратный путь. Джоржи и я радовались, что удастся отдохнуть в Киото до вечера! Выехали мы опять в джинрикшах в том же порядке и повернули налево в узкую улицу с толпами по обеим сторонам. В это время я получил сильный удар по правой стороне головы над ухом, повернулся и увидал мерзкую рожу полицейского, который второй раз на меня замахнулся саблею в обеих руках. Я только крикнул: «Что тебе?» и выпрыгнул через джинрикшу на мостовую; увидев, что урод направляется на меня и что его никто не останавливает, я бросился бежать по улице, придерживая кровь, брызнувшую из раны. Я хотел скрыться в толпе, но не мог, потому что японцы, сами перепуганные, разбежались во все стороны. Обернувшись на ходу еще раз, я заметил Джоржи, бежавшего за преследовавшим меня полицейским. Наконец, пробежав всего шагов 60, я остановился за углом переулка и оглянулся назад. Тогда, слава Богу, все было окончено: Джоржи - мой спаситель - одним ударом своей палки повалил мерзавца; и когда я подходил к нему, наши джинрикши и несколько полицейских тащили того за ноги; один из них хватил его же саблей по шее.

Все ошалели; чего я не мог понять, это каким образом Джорж, я и тот фанатик оставались одни посреди улицы, как никто из толпы не бросился помогать мне и остановить полицейского. Из Свиты, очевидно, никто не мог помочь, так как они ехали длинной вереницей; даже принц Арисугава, ехавший третьим, ничего не видел. Мне же пришлось всех их успокаивать, и я нарочно оставался подольше на ногах. Рамбах сделал первую перевязку, а главное, остановил кровь; затем я сел в джинрикшу, все окружили меня: и так шагом мы направились в тот же дом. Жаль было смотреть на ошалевшие лица принца Арисугава и других японцев; народ на улицах меня тронул; большинство становилось на колени и поднимало руки к лицу в знак сожаления. В доме губернатора мне сделали настоящую перевязку и положили на диван в ожидании прибытия поезда из Киото. Более всего меня мучила мысль о беспокойстве дорогих Папа и Мама и о том, как написать об этом случае в телеграмме. В 4 час[а] отправились на жел[езную] дорогу под большим конвоем пехотного батальона. В поезде и в карете в Киото голова сильно ныла, но не от раны, а от туго завязанного бинта. Как только приехали к себе, сейчас же доктора приступили к заделке повреждений на голове и к зашиванию ран, которых оказалось две. В 8 1/2 [часов] все было готово; я себя чувствовал отлично, после скудного (диета) обеда лег спать с мешком льда на башке. Вот как благодаря милости Божьей этот день благополучно кончился!» (ГА РФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 225. Л. 188-194).

В день отъезда из Японии 7 мая 1891 года Наследник Российского Престола записал свои впечатления в дневнике: «Настал последний день нашей стоянки в японских водах; странно сказать, что не без грусти оставляю эту любопытную страну, в которой мне все нравилось с самого начала, так что даже происшествие 29-го апр[еля] не оставило после себя и следа горечи или неприятного чувства» (Там же. Л. 205). Особо подчеркиваю миролюбивое, православное отношение Цесаревича к «инциденту в Оцу», поскольку впоследствии и дореволюционные историки, и ученые советского и постсоветского периода используют его в качестве «легенды» о якобы всегда отрицательном с тех пор отношении Государя Императора Николая Второго к Японии и японцам, что находит отражение и в настоящее время в межгосударственных отношениях.

Другие ученые, в частности, японист В. Молодяков в своих книгах (в том числе на японском языке), посвященных истории российско-японских отношений конца XIX и первой половины ХХ веков, рассматривает их через призму сотрудничества двух держав, а не их вражды. Ученый акцентирует внимание на умении сторон находить компромисс и урегулировать возникающие конфликты при обоюдном наличии воли к сотрудничеству, уделяя особое внимание деятельности Таро Кацура, Симпэй Гото, святителя Николая Японского. «Золотым веком» русско-японских отношений он считает период между Портсмутским мирным договором и русской революцией. Так что визит наследника Цесаревича в Японию - отнюдь не прошлое, не музейное только дело, но, как и все, что связанно со святыми Царственными страстотерпцами - насущно живое и необходимое для нашего сегодняшнего державного строительства».

В российском посольстве в Токио

Распрощавшись с вежливыми сотрудниками музея, гости из России отправились в Токио, где в российском посольстве были приняты послом РФ в Японии Евгением Владимировичем Афанасьевым с супругой. На встрече также присутствовал глава японского отделения федерального агентства Россотрудничества Константин Виноградов. В ходе беседы, в частности, обсудили возможные пути для реализации в Японии нового проекта фонда, возглавляемого Ольгой Николаевной, «По пути Наследника Цесаревича на восток. 1891-2016». Наметили конкретные шаги по исполнению проекта. За чашкой чая посол Е.В. Афанасьев рассказал несколько поучительных для нас историй и фактов. Как известно, во время своего путешествия на восток Цесаревич в 1891 г. посетил Сиам (нынешний Тайланд). С тех пор между странами установились хорошие отношения вплоть до революции 1917 года. Когда в 2007 г., будучи послом в Тайланде, Е.В. Афанасьев сопровождал королеву страны во время визита в РФ, и она увидела, что Царская Семья почитается в России, то королева заявила: «Теперь наши отношения, «подмороженные» после убийства Царской Семьи, можно считать полностью нормализованными».

У российского посла РФ в Токио Е.В.Афанасьева.

На следующий день, в субботу 21-го ноября, состоялись встречи и переговоры с членами организации «СацуРо». Сначала отправились на встречу в Мэйдзи Киненкан - это здание, в котором был разработан проект Конституции Японской империи. Оно расположено в отдельной части Наружных Садов Мэйдзи общей площадью 33,000 кв.м. Главный зал представляет исторический интерес, так как в нем были обсуждены проекты Императорской Конституции и Закона об Императорском Доме в присутствии императора Мэйдзи. С тех пор, Мэйдзи Kinenkan стал очень популярной достопримечательностью для многих людей, имея множество применений, в том числе проведение встреч, конференций, свадеб. У главного входа Ольгу Николаевну Куликовскую-Романову встречали с цветами председатель «СацуРо» г-н Акахори и его заместитель г-н Нобухиде Камезава. После традиционного японского рыбного обеда фотографировались на лужайке возле памятника в честь первой японской конституции (образцом послужила конституция германской империи). Затем посетили храм св. Николая (Николай-до), построенный святителем Николаем Японским (Касаткиным) и принадлежащий ныне Японской Автономной Православной Церкви. После осмотра храма и поклонения его святыням, О.Н. Куликовская-Романова передала работнику храма иконы святых Царственных страстотерпцев. Затем посетили Клуб землячества Сацума в Токио. Нынешний князь Симадзу - председатель клуба. Еще раз обсудили детали подписания будущего Соглашения. Во второй половине дня посетили подворье Русской Православной Церкви в Токио и встретились с о. Иоанном (Нагай), с которым Ольга Николаевна, как оказалось, была уже знакома ранее.

Здесь надо дать небольшую историческую справку, чтобы были понятны взаимоотношения между двумя приходами. Справка: Первые семена веры на японской земле были посеяны иеромонахом (впоследствии архиепископом) Николаем (Касаткиным), который приехал в Японию в 1861 году в качестве настоятеля церкви при Российском консульстве в Хакодате. Более 50-ти лет трудился в Японии святитель Николай на ниве Христовой, просвещая японцев светом Истины. Его заслуги в качестве основателя и первого Предстоятеля Японской Православной Церкви широко известны не только в Японии и России, но и во всем мире. Блаженная кончина архиепископа Николая последовала 16 февраля 1912 года, а в 1970 году он был причислен Русской Православной Церковью к лику святых с наименованием «равноапостольный».

Вечером, перед отъездом в Россию, состоялся протокольный ужин в ресторане «Мори-Огай», бывшей усадьбе японского писателя Мори Огай. Его настоящее имя - Мори Ринтаро (19.1.1862, префектура Симане, о. Хонсю, - 9.7.1922), японский писатель, критик, переводчик. Учился в Германии (1884-88). По профессии военный врач. Первый познакомил японцев с немецкой литературой. Печатался с 1889 (сборник переводных стихов «Образы прошлого»). В прозе выступил как романтик. В его исторических повестях показаны японские национальные традиции, в особенности нравы военно-феодального сословия (самураев). Как рассказала хозяйка заведения, здание бывшей усадьбы Мори-Огай стоит уже 130 лет, пережило Токийское землетрясения 1923 г. и американскую бомбардировку 1945 года, благодаря тому, что находится на прочной подземной тектонической плите. Напротив - зоопарк Уэно и одноименная станция. Это большой комплекс, есть магазины, горячие источники, рестораны, люди ходят сюда отдохнуть семьями. У нас был отдельный небольшой зал, где уже сидели за столом совсем по-европейски, хотя ели и палочками. Пришли еще два «самурая». Когда хозяйка заведения узнала, какую высокую гостью принимают в ее ресторане, то лично явилась и привела нам двух своих лучших гейш, которые под магнитофонную музыку плясали мелкими шажочками на площади метр на метр. Особенно в восторге от всего съеденного и лицезрения гейш были сами японцы. В целом надо отметить, что хозяева очень тонко и значимо составили программу этого дня, подчеркивающую традиции народной культуры, самурайской верности Императорскому Дому и исторической взаимоприязни русско-японских отношений. Расстались мы вполне довольные друг другом с обещанием увидеться в Москве, что впоследствии исполнили. На прощание Ольга Николаевна Куликовская-Романова подписала хозяевам свои книги с традиционной, как водится здесь, припиской с русского на японский в смысле: «Из России - с любовью!».

Ольга-Николаевна Куликовская-Романова на улице сувениров в Токио.

 

Справка:

* Ольга Николаевна – почетный академик Российской Академии Художеств (2005), автор множества публикаций в зарубежной и российской прессе, а также нескольких книг, вышедших в России, - «Чудо на Русской Голгофе» (Владивосток, 1994), «Неравный поединок» (М., 1995), «Ея Императорское Высочество Великая Княгиня Ольга Александровна (1882-1960). Жизненный путь» (М., 1997), «Под благодатным покровом» (М., 2000), «Царского рода» (М., 2004; 2-е изд.: СПб., 2004), «Живая душа. Встречи с Владыкой Иоанном (Снычевым) (Спб., 2005). Член Союза писателей России. За те годы, что Ольга Николаевна регулярно посещает Россию, ее успели узнать и полюбить в сотнях уголках нашей родины тысячи и тысячи русских людей, начиная со Святейшего Патриарха и кончая простым богомольцем.

** После смерти мужа в 1993 году она возглавила деятельность Фонда имени своей свекрови.  Великая Княгиня Ольга Александровна во время Первой мировой войны была сестрой милосердия в основанном Ею госпитале, а кроме того всю жизнь занималась благотворительностью, как в Царской России, так и в эмиграции. Поэтому создание Благотворительного Фонда Ее имени было деянием вполне естественным и закономерным. За первые десять лет своего существования фонд направил в Россию медицинского оборудования и предметов первой необходимости на сумму в несколько миллионов долларов. В 1998-1999 гг. Фонд провел две крупные гуманитарные акции уже непосредственно в России по оказанию помощи монашествующим и мирянам на островах Валаам и Соловки. Многолетние труды сотрудников Фонда и его председателя на ниве благотворительности и милосердия отмечены Патриаршей грамотой Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Начиная с 1995 г. Фонд взял на себя дополнительную миссию по проведению культурно-просветительской и архивной программы. В ее рамках 29 ноября 2001 г. в резиденции российского посла в Вашингтоне открылась выставка художественных работ Великой Княгини Ольги Александровны, приуроченная к 10-летию Фонда и 120-летию со дня рождения. Затем выставка экспонировалась в Москве (2002 г.), Екатеринбурге (2004 г.), Санкт-Петербурге и Москве в залах Российской Академии Художеств (июль-август 2005 г.), Балашихе (Московская обл., декабрь 2005 – январь 2006 г.) и везде получила восторженные отзывы благодарных посетителей.

Ключевые слова: Япония народная дипломатия О.Н.Куликовская–Романова благотворительный фонд Е.И.В Великой Княгини Ольги Александровны Токио соглашение о взаимном сотрудничестве

Версия для печати