Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы ИА «Интерфакс», Москва, 7 декабря 2015 года

13:57 08.12.2015


Вопрос:  В последнее время появляются сообщения о том, что новая встреча Международной группы поддержки Сирии (МГПС) может пройти в Нью-Йорке. Об этом говорила Постоянный представитель США при ООН С.Пауэр. Действительно ли это возможно до конца этого года или в начале следующего?

С.В.Лавров: Есть разные школы дипломатии. Наша школа заключается в том, что объявление о каком-либо мероприятии делается, когда это мероприятие полностью согласовано. Мы с Государственным секретарем США Дж.Керри в Белграде общались на тему продолжения работы в рамках МГПС, подтвердили, что две состоявшиеся в Вене встречи произвели на свет два очень важных документа, в которых содержатся все принципы, которые внешние «игроки» готовы поддержать и предложить самим сирийцам для того, чтобы они искали пути урегулирования кризиса в собственной стране. Эти принципы хорошо известны. Сейчас дело за тем, чтобы начать, наконец, процесс переговоров между Правительством САР и оппозицией. Для этого, как договорились на встрече в Вене 14 ноября, важно решить две задачи, представляющие две стороны одной медали. Во-первых, сформировать делегацию сирийской оппозиции для переговоров с Правительством, которая была бы представительной и включала бы весь спектр оппонентов режима: и внешнюю, и, обязательно, внутреннюю оппозицию. Там обязательно должны быть представлены сунниты, шииты, курды, христиане – все, кто хочет жить в единой многоконфессиональной, многоэтнической, суверенной, светской Сирии.Вторая сторона медали, связанная с этой задачей, - это люди, находящиеся в Сирии с оружием в руках, но которых судьба Сирии совсем не заботит, вернее, заботит с точки зрения захвата власти и установления там исламистских, экстремистских, террористических порядков.

Мы договорились составить два списка: список террористических организаций и список тех, кто будет входить в делегацию оппозиции. Государственный секретарь США Дж.Керри неоднократно подтверждал (сделал он это еще раз 3 декабря в Белграде во время нашей встречи), что именно это и будет единственной целью следующей встречи МГПС. Над списками террористов мы сейчас активно работаем. Эту деятельность координирует наш иорданский коллега. Также мы договорились, что специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура окончательно сформирует список оппозиционеров для переговоров с Правительством Сирии. В этом ему помогают все участники МГПС. Особо мы выделили роль Саудовской Аравии, потому что в Каире и в Москве за последний год проходило несколько встреч сирийской оппозиции, которые более-менее сформировали свои взгляды. Сейчас Саудовская Аравия, которая также проявляет активность в этом процессе, организует в ближайшие пару дней конференцию оппозиционеров, на которой она также должна продвигать нашу общую концепцию формирования единой делегации оппозиции для переговоров с режимом.

Государственный секретарь США Дж.Керри предложил, чтобы следующая встреча МГПС состоялась в Нью-Йорке в конце следующей недели (18-19 декабря). Я ответил следующее: «Мы за то, чтобы собираться где угодно и когда угодно, лишь бы были соблюдены абсолютно обязательные условия. Во-первых, чтобы было о чем говорить, а для этого нужно убедиться, что мы сможем выполнить решение предыдущей встречи об одобрении указанных списков (террористов и сирийской делегации). Во-вторых, чтобы место и время подходило всем без исключения участникам «Венского процесса», потому что собираться можно только в полном составе». Именно «Венская группа» в сложившемся за последние две встречи (30 октября и 14 ноября) составе представляет собой сбалансированный, эффективный коллектив внешних игроков, способных создать сбалансированные и справедливые условия для межсирийского диалога. Вот и все. Я не сказал «нет», но я четко обозначил, что окончательно договариваться о месте и времени можно будет лишь, когда все без исключения члены МГПС будут к этому готовы и, соответственно, изложат свою позицию. Как я понимаю, этого пока еще не сделано, потому что после того, как упомянутое Вами объявление прозвучало из Вашингтона и Нью-Йорка, многие наши партнеры стали интересоваться, знаем ли мы что-нибудь. Поскольку я уже сказал, что наша дипломатическая культура предполагает некий последовательный процесс в согласовании сроков, места проведения дипломатических мероприятий и манеру объявления о них, поэтому я вынужден сделать такой пространный комментарий.

Вопрос: В обращении Президента США Б.Обамы к нации он сказал, что был бы готов привлечь к сотрудничеству в борьбе с терроризмом Россию, но по достижении прекращения огня в Сирии, таким образом расставив новые акценты. Также он сказал, что США уже работают с Турцией над перекрытием границы с Сирией. Как Вы это прокомментируете?

С.В.Лавров: Что касается привлечения кого бы то ни было к какой-то общеглобальной задаче, то таким привлечением должен заниматься Совет Безопасности ООН. Любая страна, какой бы она великой ни была и какой бы исключительной себя ни считала, должна следовать принципам международного права. Мы с самого начала, еще пару лет назад, призывали и США и всех других наших партнеров уважать международное право и роль Совета Безопасности ООН при выработке подходов к борьбе с терроризмом. Обходить эту организацию и этот ее центральный орган, который отвечает за поддержание мира и безопасности, неправильно. Жизнь уже неоднократно доказывала, что кто бы, где бы ни начинал какие-либо односторонние действия, в конечном итоге все равно упирается в необходимость вернуться в Совет Безопасности и запрашивать там санкции на дальнейшую работу. Между прочим, сейчас происходит примерно то же самое. На площадке Совета Безопасности ООН активно идет работа над проектом резолюции, которая, надо отметить, является российско-американской инициативой и которая максимально комплексно, в обобщенном виде изложит все задачи, уже обсуждавшиеся в ООН в плане контртеррора, обязательные к исполнению всеми государствами и Генеральным секретарем ООН. В этом документе особый акцент будет сделан на том, что мы не просто провозглашаем принципы и выдвигаем требования, но будем добиваться, чтобы эти требования выполнялись. Речь идет, в частности, о том, чтобы эти требования выполнялись в отношении запрета на торговлю нефтью и прочим: награбленным артефактами, культурными ценностями с территории, захваченной ИГИЛ и другими террористами. Надеюсь, что в этой же резолюции мы, наконец, преодолеем многомесячное сопротивление нашему предложению (американцы, кстати, не проявляли большого энтузиазма в этом отношении), чтобы ИГИЛ без каких-либо экивоков и резерваций была, как и «Аль-Каеда», поименована Советом Безопасности ООН в списке террористических организаций. Повторяю, это все сейчас есть в проекте резолюции, который распространяется среди членов Совета Безопасности ООН, и который мы с нашими американскими партнерами в целом согласовали. Рассчитываем на его принятие, как только все остальные поддержат предлагаемые подходы.    

Насчет того, чтобы закрыть границу. Знаете, много вещей, которые сейчас происходят, должны были состояться очень давно, на первых этапах сирийского кризиса. Давным-давно известно, что из себя представляют турецко-сирийская и турецко-иракская границы, а также за счет чего живет и расширяется «Исламское государство», имею в виду нефтепромыслы, прочий незаконный бизнес. Мы приветствуем внимание к необходимости пресекать эти преступные явления со стороны многих стран мира, в том числе, со стороны США и возглавляемой ими коалиции.

Обратили внимание, что, наверное, по совпадению этот интерес стал проявляться после того, как российская авиация в ответ на обращение законного Правительства САР стала работать в поддержку сирийской армии в борьбе с террористическими группировками на сирийской территории. Наверное, было бы лучше, если бы интерес к подавлению различных проявлений терроризма на сирийской территории проснулся у наших партнеров раньше, но если мы могли чем-то помочь в пробуждении этого интереса, то это мне доставляет удовлетворение.

Вопрос: Как Вы относитесь к последним заявлениям Государственного секретаря США Дж.Керри, который практически угрожает жесткими мерами России, Ирану, говорит о том, что мы собираемся сорвать процесс политического урегулирования в Сирии? Как я понимаю, нам грозят санкциями еще и за Сирию.

С.В.Лавров:  Я не видел точного текста выступления Госсекретаря США Дж.Керри, но если верно то, что Вы говорите, то это абсурд. Собственно говоря, санкции за то, что народ Крыма свободно на референдуме выразил свою волю, это уже само себе абсурдно и, я бы сказал, даже, наверное, аморально. Когда мы говорим о свободе выбора, давайте обращаться к народу. Вдруг происходит одностороннее провозглашение независимости Косово. Никакого референдума. Хотя руководство США, отстаивая свою правоту, что по Косово все было сделано правильно, заявляют, что в Косово был хорошо организован референдум. Кто там дает исторические справки Президенту США Б.Обаме, я не знаю.

Сейчас у нас перед глазами свежий пример – Черногория, там серьезные волнения. Издревле православный народ, связанный духовными нитями и узами с православным миром, был частью страны, которую бомбило НАТО. И вдруг Черногория захотела вступить в НАТО. Люди выходят на площадь и просят провести референдум по этому поводу. Категорически отказываются это делать, мол, не надо никакого референдума, а все эти протесты – происки Российской Федерации. То же самое, наверное, нужно иметь в виду, когда мы говорим о вопросе, который Вы задали.

Я даже удивился, потому что Госсекретарь США Дж.Керри никогда со мной подобными «угрозами» не делился. Наверное, опять же, исходя из дипломатической этики, если ты что-то выносишь на публику в отношении своего партнера, то желательно сначала его предупредить. У меня не было такой информации. Если пойдет такое развитие событий, наверное, это будет осложнять.

Ведь в Сирии мы настаиваем на том, чтобы было волеизъявление народа, чтобы именно через голосование была решена судьба Президента САР Б.Асада. Нам Запад говорит: «Нет, не будет голосования. Б.Асад должен уйти и голосование должно быть без него».

Мы, собственно говоря, возражали против ухода М.Каддафи без голосования народа, против того, что произошло в Ираке без всякого голосования.  Может быть, пусть наши американские партнеры, чтобы не мучиться и не ждать новых  поводов, объявят санкции за то, что мы выступали против свержения С.Хусейна, что было величайшим достижением американской дипломатии.

Повторю, я не видел стенограммы выступления Дж.Керри. Как сообщают наши СМИ, там же он заявил, что «наконец-то Россия осознала и, надеюсь, вслед за ней осознает и Иран, что Б.Асаду больше здесь не место».

Возвращаясь к теме дипломатической традиции, такого разговора у нас не было, вернее, разговор про Б.Асада был, но никогда и нигде (причем он ссылается не только на беседы со мной, но и с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным и делает такой вывод по итогам этих двух контактов), ни Президент России, ни я подобных заявлений  не делали и делать не могли.      

Вопрос: Сергей Викторович, не могли бы Вы прокомментировать реформу политики Международного Валютного Фонда (МВФ) по кредитованию стран?

С.В.Лавров: Можно сказать, что это реформа, которую сейчас пытаются осуществить, подстроена исключительно под Украину и может заложить мину замедленного действия под все другие программы МВФ. Суть реформы сводится к тому, что Украина им политически важна, а важна она только потому, что выступает против России, поэтому для Украины они готовы сделать все, чего до сих пор ни для кого не делали,  и ситуация, которая на 100 % должна означать дефолт, будет ими рассматриваться как ситуация, позволяющая продолжать им финансировать Украину. Это то, что они хотят сделать, если говорить по-простому.

Как неоднократно говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин в своих контактах с прессой и с западными партнерами,  мы были готовы пойти на реструктурирование задолженности Украины перед нами в 3 млрд. долларов США на гораздо более выгодных условиях, чем те, о которых  нас просил МВФ.  Но эти условия, которые «растягивают» выплату не на один, а на три года равномерными долями, конечно, были сопряжены с тем, что платежи от Украины должны были гарантировать ЕС, США, МВФ или  первоклассный международный банк. Нам в этом было отказано. Тем самым США, официально отказавшись от предлагаемой схемы, расписались в том, что они не видят никаких перспектив в восстановлении Украиной своей платежеспособности.

mid.ru

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров СМИ

Версия для печати