«Газовый ОПЕК» обсуждает перспективы

13:27 24.11.2015 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото пресс-службы Президента России

 

Превратится ли Форум стран-экспортеров газа (ФСЭГ) в «газовый ОПЕК», то есть в картель, солидарно влияющий на мировые газовые цены – вопрос будущего. Однако, само название «газовый ОПЕК», предложенное автором в середине 2000-х годов, видно, что прижилось. Немало комментариев на тему состоявшегося в Тегеране Третьего саммита стран-участников ФСЭГ под лозунгом «Природный газ — лучшее топливо для устойчивого роста», содержат именно такой альтернативный, скажем так, маркер этой организации, работающей уже не первое десятилетие – с 2001 года.

Членами ФСЭГ являются 13 государств: Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Россия, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. Статус наблюдателей на саммите имели Азербайджан, Ирак, Казахстан, Нидерланды, Норвегия, Оман и Перу.[i] Штаб-квартира ФСЭГ размещается в г.Доха (Катар). 

Конечно, ФСЭГ за 14 с лишним лет существования не достиг таких согласованных действий на мировом газовом рынке, как ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти) на нефтяном, но от регулярных встреч и сверки своих позиций никто отказываться не собирается. Хотя между рядом стран существуют весьма непростые отношения, дверью здесь ещё не хлопали. И понятно – почему, ведь как бы ни были самостоятельны действия того или иного члена ФСЭГ, владение общим богатством – газом – так или иначе подталкивает, если не к координации, то к обмену мнениями, как минимум.

Особенностью этого объединения является и то, что в его рядах отсутствуют ведущие страны Запада, являющиеся основными покупателями газовых ресурсов. Так что, страны-участницы могут считать себя все вместе «по другую сторону» рынка, то есть в позиции продавцов, которые к формированию цены имеют большее отношение, чем покупатели…

И не зря в канун саммита ФСЭГ в Тегеране обсуждался вопрос о том, будет ли включено в Декларацию положение о том, что право распоряжения полезными ископаемыми, в т.ч. энергоносителями, приравнивается к суверенному праву, т.е. становится частью государственного суверенитета. Другими словами, посягательство на полезные ископаемые, в т.ч. энергоресурсы, будет приравнено к посягательству на суверенитет государства с соответствующими последствиями, включая право на самозащиту.

Эксперты обсуждали, открывается ли в связи с этим новые юридические возможности в рамках международного права: ведь разграбление чужих природных богатств, в чем за века преуспел Запад в отношении стран развивающихся, переводится, таким образом, из категории «колониального и неоколониального бизнеса» в разряд прямого «посягательства на суверенитет»!

«По итогам саммита ожидается принятие совместной декларации, в которой будут отражены принципиальные позиции стран-членов по приоритетным вопросам международного сотрудничества в газовой сфере. А именно, абсолютный приоритет стран-производителей газа над их природными ресурсами», – заявил помощник российского президента Юрий Ушаков.[ii]

Это можно было интерпретировать, как вызов ТНК (транснациональным компаниям), тем более, что подобного прежде слышать не приходилось.

Владимир Путин ехал в Тегеран не только на саммит ФСЭГ – ему предстояли встречи на высшем уровне с рядом глав государств-участников, и, в первую очередь, политические переговоры с руководством Ирана. И с Верховным руководителем аятоллой Али Хаменеи, и с президентом Хасаном Роухани.

Как отметил Юрий Ушаков, большое внимание на переговорах с иранским руководством предполагалось уделить актуальным международным проблемам — «урегулированию конфликта в Сирии, реализации Совместного всеобъемлющего плана действий в отношении иранской ядерной программы, борьбе с терроризмом, в частности — противодействию (запрещенной в РФ террористической) группировке «Исламское государство». Был запланирован и «обмен мнениями по всему комплексу вопросов двустороннего сотрудничества — торгово-инвестиционное взаимодействие, атомная энергетика, добыча нефти и газа, военно-техническое сотрудничество».[iii]

В канун переговоров Россия сделал жест доброй воли в отношении Ирана – Владимир Путин снял запрет на поставки оборудования и технологий, напрямую связанных с модификацией иранского ядерного объекта «Фордо» и реактора в Араке, что окажет иранской стороне существенную подмогу в реализации программы развития мирного атома.

Также, именно перед визитом в Иран, Владимир Путин подписал Федеральный закон о сохранении и рациональном использовании биоресурсов Каспийского моря.[iv] Напомним, что в сентябре 2014 года в Астрахани представители Азербайджана, Ирана, Казахстана, РФ и Туркменистана подписали «Соглашение о сохранении и рациональном использовании водных биологических ресурсов Каспийского моря», и новый российский Закон подтвердил позицию России. А для государств Каспия это Соглашение дорогого стоит.

Со стороны стран-участников также последовал жест в сторону Москвы – генеральным секретарем Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ) переизбран нынешний генсек, представитель Ирана Сайед Мухаммед Хусейн Адели, с которым у России сложились хорошие рабочие отношения. Новый срок его полномочий составляет два года.

 

Генеральный секретарь Форума стран-экспортеров газа Сайед Мухаммед Хусейн Адели

Фото gecf.org

 

А о том, насколько личность главы международной организации влияет на отношение к России, мы недавно убедились при скандале с дисквалификацией российских легкоатлетов. Будь не месте главы IAAF – Международная ассоциация легкой атлетики не русофоб, скандал бы вселенский и не разогрели. Так что подчеркнем – руководство ФСЭГ в нынешней непростой международной ситуации наш надежный партнер.

Поэтому ещё до прибытия Владимира Путина и других лидеров стран-членов ФСЭГ тегеранская конференция привлекала особое внимание – узелков разного рода вокруг завязалось немало.

«Надо понимать: ФСЭГ — прообраз будущей «газовой ОПЕК» — остается в большей степени политической, а не бизнес-площадкой», писала «Свободная Пресса».[v] С этим тезисом можно дискутировать, однако – по факту – на саммите в Тегеране произошли события и политического, и экономического порядка. И даже трудно сказать, какие из них стали более громкими.

Вот только некоторые.

- Объем торговых договоров России с Ираном может измеряться 21 млрд долларов, пишет пресса.

- Контракт на поставку Ирану зенитных ракетных систем С-300 подписан и вступил в силу, заявил в начале ноября журналистам глава госкорпорации «Ростех» (в которую входит «Рособоронэкспорт») Сергей Чемезов.[vi]

- Россия начала процедуру поставки Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300, передает иранское новостное агентство «Тасним» со ссылкой на заявление посла Ирана в Москве Мехди Санаи.[vii]

Иранская политическая система сформирована так, что первым лицом в стране является Верховный руководитель Ирана Али Хаменеи. С ним ещё до начала работы саммита и встретился Владимир Путин. Подарок российского президента – редкое издание «Корана» - был воспринят с большим интересом:

 

Фото Leader.ir

 

И сама беседа была благожелательной и содержательной. Как передавала пресс-служба Кремля, «в ходе встречи обсуждение фокусировалось в большой степени на кризисных ситуациях в регионе, в первую очередь в Сирии. Состоялся предельно детальный обмен мнениями, было подчёркнуто единство мнений Москвы и Тегерана относительно недопустимости диктовки вариантов политического урегулирования извне и безальтернативности реализации этого политического метода самим сирийским народом».[viii]

Как сообщил с места событий корреспондент агентства «Рейтер», Верховный руководитель Ирана Али Хаменеи заявил: «У американцев есть долгосрочный план, и они пытаются доминировать в Сирии и во всем регионе… Это является угрозой для всех стран, особенно, для России и Ирана», — цитирует агентство слова Хаменеи, сказанные им в ходе встречи с Владимиром Путиным. По данным агентства, Хаменеи призвал укрепить связи между Тегераном и Москвой.[ix]

Таким образом, можно говорить о том, что Россия и Иран нашли взаимопонимание по сирийскому кризису, что, несмотря на очевидное сопротивление оппонентов, станет хорошим залогом урегулирования ситуации. И это видно по фотографии переговоров – лидеры довольны. А ведь западная пресса в последнее время активно пыталась показать, что между Москвой и Тегераном в сирийском вопросе не всё так гладко. Теперь ей придется менять пластинку…

 

Фото пресс-службы Президента России

 

Затем прошло пленарное заседание Третьего саммита Форума стран-экспортёров газа. И в своем выступлении Владимир Путин, в частности, указал на то, что «страны-участницы Форума обладают львиной долей доказанных мировых запасов природного газа (79 процентов, а с учётом стран-наблюдателей – 85 процентов) и обеспечивают почти половину мировой торговли этим видом топлива…

По прогнозам, к 2040 году глобальные потребности в газе увеличатся на 32 процента – почти до 5 триллионов кубических метров. Напомню, что в 2014 году это было 3,7 триллиона кубических метров.

Это открывает большие возможности для наращивания производства и экспорта газа и одновременно представляет серьёзный вызов, потому что понадобится кардинально ускорить освоение новых месторождений, модернизировать перерабатывающие мощности, расширить газотранспортную инфраструктуру…

За энергетическую безопасность надо платить всем – и странам-экспортёрам, и странам-покупателям, что справедливо и полностью отвечает духу рыночных отношений

В готовящийся проект национальной Энергетической стратегии на период до 2035 года мы закладываем существенный – на 40 процентов – прирост добычи природного газа. Если в 2014 году мы добыли 578 миллиардов кубических метров, то к 2035 году планируем добыть 885 миллиардов кубических метров.

С партнёрами из Евросоюза мы планируем осуществить целый ряд инфраструктурных проектов, с Турцией проводим согласование южного маршрута.

Наша страна будет также экспортировать газ и увеличивать свои поставки на восточном направлении, и здесь у нас очень позитивная работа идёт с нашими партнёрами из азиатских стран: и с Китаем, и с Индией, и с другими нашими партнёрами. Планируем на азиатском направлении увеличить наши поставки с 6 до 30 процентов – до 128 миллиардов кубических метров…

При этом мы готовы к самому плотному взаимодействию с партнёрами по нашему Форуму – по Форуму экспортёров газа, с другими заинтересованными странами в целях удовлетворения глобальных потребностей в энергоресурсах и устойчивого развития мировой экономики в целом».[x]

Таким образом, России открыто заявила о своих планах по мощному развитию газовой отрасли, показала грядущую диверсификацию поставок – и на Запад, и на Восток, а также подтвердила намерение довести до реализации планы газопровода в Европу по южному маршруту.

Характерно, что лидеры стран, собравшихся в Тегеране, по сию пору могут рассматривать друг друга, как конкуренты на газовых рынках, однако, переговоры Владимира Путина с руководителями ряда стран совсем не выглядели, как разговор конкурентов.

Вот президент Боливии Эво Моралес отметил, что «мы с большой надеждой и с большим доверием смотрим в будущее, ожидаем развития дальнейших отношений, соглашений. Представители «Газпрома» уже встречались и с представителями Министерства углеводородов [и энергетики], и с нашими компаниями.

Но сейчас для нас есть ещё более важный вопрос – это вопрос взаимодействия с «Росатомом». Мы, со своей стороны, обеспечиваем инвестиции. У нас в стране будет создан крупнейший центр изучения ядерных технологий, он будет оснащён передовым оборудованием, исследовательским реактором, циклотроном, установкой для гамма-лучей. И хочу отметить, что технологии будут российские, финансовое обеспечение – наше, 300 миллионов долларов. И это будет крупнейший центр во всей Южной Америке».[xi]

Президент Боливарианской Республики Венесуэла Николас Мадуро говорил Владимиру Путину: «Хочу высказать Вам свою поддержку во всех Ваших действиях по стабилизации обстановки на Ближнем Востоке и во всём мире. Россия может смело рассчитывать на поддержку множества наций в деле воцарения мира во всём мире. Это требует большой смелости от Вас как от Президента».[xii]

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов подчеркнул: «Я хотел бы выразить очень большую благодарность за Вашу поддержку в укреплении нашей туркмено-российской комиссии по экономическому сотрудничеству. Как раз на прошлой неделе состоялось девятое заседание. Мы прошлись по всем аспектам нашего сотрудничества, не говоря, конечно, о политических. Вы всегда поддерживаете нашу инициативу на международной арене, за что мы Вам очень-очень благодарны».[xiii]

В ходе этой беседы – на что сразу же обратили внимание международные информационные агентства – Владимир Путин, обращаясь к президенту Туркменистана, высказал оценку сроков проведения военно-воздушной операции России в Сирии: «...Мы с вами знаем, что все усилия, которые предпринимает Россия по борьбе с терроризмом, ложатся бременем, прежде всего, на Российскую Федерацию, я имею в виду даже материальную составляющую. А террористические организации, такие как так называемый ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и прочие, не щадят никого. Они занимаются натуральными зверствами, не щадят, в том числе, и гражданские суда, имею в виду гражданской авиации… Имея также трагический опыт, связанный с гибелью нашего самолёта, мы будем делать это до тех пор, пока посчитаем нужным, для того чтобы наказать виновных.

Но все эти операции не будут проводиться вечно, я изначально говорил о том, что они будут иметь временный характер, связанный с наступательными операциями сирийской армии по подавлению террористических организаций. Неизбежно всё равно сирийский кризис должен решаться и будет решаться политическими средствами».[xiv]

После целой серии встреч с лидерами стран ФСЭГ, Владимир Путин провел переговоры с Президентом Ирана Хасаном Рухани, по итогам которых в присутствии глав двух государств был подписан пакет документов о сотрудничестве:

- Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Исламской Республики Иран об упрощении условий взаимных поездок отдельных категорий граждан Российской Федерации и Исламской Республики Иран.

- Меморандум о взаимопонимании между Министерством здравоохранения Российской Федерации и Министерством здравоохранения и медицинского образования Исламской Республики Иран.

- Меморандум между Федеральным государственным бюджетным учреждением «Российское энергетическое агентство» и Министерством энергетики Исламской Республики Иран.

- Меморандум о взаимопонимании между Государственной корпорацией «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», Акционерным обществом «Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций» и Центральным банком Исламской Республики Иран о содействии развитию инвестиционной деятельности, гарантийной поддержки, экспортного финансирования и торговых связей.

- Контракт на проектирование, поставку материалов, оборудования и строительство по проекту электрификации железнодорожного участка «Гармсар-Инче Бурун».

- Контрактное соглашение на строительство тепловой электростанции в составе четырех энергоблоков 350МВт и опреснительной установки в окрестностях г. Бандар-Аббас, провинция Хормозган между Открытым акционерным обществом «Технопромэкспорт» и «Холдинговой компании по производству электроэнергии на тепловых станциях» Исламской Республики Иран.

- Базовый договор на выполнение работ по поиску и оценке запасов подземных глубоких вод на территории Исламской Республики Иран между Акционерным Обществом «Росгеология» и Бюро макропланирования водных ресурсов и оборота воды Министерства энергетики Исламской Республики Иран.

 

Фото пресс-службы Президента России

 

Затем Владимир Путин и Хасан Рухани сделали заявления для прессы, и президент России заявил:

«Мы провели обстоятельные переговоры с Президентом Ирана с участием глав ключевых министерств, ведомств, представителей бизнес-сообщества. Эти переговоры стали продолжением политически насыщенной беседы с Верховным руководителем Исламской Республики Иран, состоявшейся сегодня утром.

В ходе встреч мы подробно обсудили весь комплекс наших отношений в сфере экономики, координации на международной арене, по вопросам борьбы с международных терроризмом.

Вы видели, что только что был подписан солидный пакет документов, который призван стимулировать взаимодействие в самых разных областях…

Евразийский экономический союз в прикладном ключе начнет изучение возможности создания зоны свободной торговли с Ираном. Будем активизировать и промышленную кооперацию. Россия готова выделить на эти цели государственный экспортный кредит в размере 5 миллиардов долларов.

Отобрано 35 приоритетных проектов в сфере энергетики, строительства, морских терминалов, электрификации, железных дорог и так далее.

Мы продолжим взаимовыгодное сотрудничество в атомной энергетике. На полную мощность уже вышел первый блок атомной электростанции «Бушер», начаты работы по возведению второго и третьего блока».

Отвечая на вопрос о ситуации в Сирии, Владимир Путин сказал следующее: «Я сегодня проинформировал наших иранских друзей по этим вопросам, мы обменялись, естественно, мнениями о ситуации в Сирии.

Что касается действий наших военных, то это сложная операция, задействована большая космическая группировка, разнородные силы авиации. Это и штурмовики, бомбардировщики, это стратегические бомбардировщики-ракетоносцы, прикрывающие их истребители, это две группировки флота в Каспийском море и Средиземном море, в том числе ударные ракетоносцы, которые наносят удары из акватории Каспийского моря. Все это делается, разумеется, по согласованию с иранскими партнерами, и думаю, что без их участия это было бы просто невозможно.

Это сложная, большая работа по координации, по обслуживанию техники, которая свидетельствует о высокой выучке наших офицеров, военнослужащих. Эта работа приносит положительный результат, мы вместе ее положительно оцениваем.

Но еще раз хочу сказать: нет никакой другой возможности на долгосрочной основе решить проблему Сирии, кроме как путем политических переговоров».[xv]

Таким образом, российский визит в Иран на высшем уровне принес реальные плоды в самых разных областях – от экономики до координации действий по урегулированию сирийского кризиса. Сама тональность и стиль переговоров Владимира Путина с руководством ИРИ продемонстрировала, что у нас отношения с Ираном становятся все более тесными в связи с общими заботами и развития, и безопасности.

Что касается итогового документа саммита – Декларации, то, комментируя её содержания для прессы, глава Минэнерго РФ Александр Новак назвал ключевым моментом осуждение санкций в газовой отрасли: «Очень важный момент, который впервые появился в таком документе, согласовали лидеры стран: речь идет об осуждении и несогласии с проводимой отдельно относительно некоторых стран санкционных политик в газовой отрасли, а также применения дискриминационных законов отдельными странами вне территорий, которые принимают такие законы».[xvi]

Александр Новак подчеркнул, что подобная формулировка в декларации по итогам форума стран-экспортеров газа появилась впервые: «То есть все стороны согласны с осуждением такого подхода, применения односторонних санкций относительно газовой отрасли. Я думаю, что это ключевой момент, который сегодня был принят на Форуме лидеров стран-экспортеров газа».

 

По итогам Форума стран-экспортеров газа можно отметить несколько ключевых позиций.

Превращения ФСЭГ в «газовый ОПЕК» ещё не состоялось – страны не проявили готовность к трансформации своего объединения в картель.

Несмотря на добрые отношения между частью участников, что показали переговоры Владимира Путина с лидерами ряда стран, в рамках ФСЭГ продолжается серьезная конкуренция за рынки. Катар прямо накануне саммита отправил первое судно со сжиженным газом в Польшу, где до сей поры закупали лишь газ европейский. С другой стороны – Россия идет «на Восток», куда прежде газ продавали, главным образом, страны Персидского залива. Правда, на саммите заявлено, что мировые потребности будут расти, а, стало быть, рынков для всех хватит.

Также открытым остается вопрос о ценовой политике. В отличие от нефти газовые цены имеют самые разные форматы – от долгоиграющих продаж по трубопроводам до точечных поставок газовозами через моря-океаны. Каждый торгует, как ему удобно.

Стремление государств-экспортеров газа защитить свои позиции, объединяя политические усилия, пока труднодостижимы в связи с большим разнообразием интересов среди участников ФСЭГ – здесь солидарность пока не может перебить выгоду.

Однако, в любом случае, создание Форума и проведения его Третьего саммита, хоть и с участием не только лидеров, но и министров ряда стран, демонстрирует взаимную заинтересованность в дальнейшем сотрудничестве. Часть решений саммита демонстрирует, что в условиях мирового экономического кризиса удается находить точки согласия, на которых, в частности, основана нынешняя Декларация ФСЭГ.

Поскольку времена сейчас такие, что события развиваются стремительно, то трансформация ФСЭГ в «газовый ОПЕК» не только не снимается в повестки дня, а превращается в перспективу, которая может обрасти реальными делами. Возможно, в неком модифицированном составе по принципу – «Cui prodest», то есть «Кому выгодно».



[xiv] Там же

Ключевые слова: мировая экономика Иран Владимир Путин газ Форум стран-экспортеров газа Тегеран сирийский кризис торгово-экономическое сотрудничество

Версия для печати