«Список Сноудена» и предвыборная кампания в США

11:59 15.09.2015 Павел Шариков, кандидат политических наук, руководитель Центра прикладных исследований Института США и Канады РАН


В 2013 году бывший сотрудник американского Агентства национальной безопасности Эдвард Сноуден в ряде публикаций раскрыл технологию получения специальными службами конфиденциальной информации американских и иностранных граждан, пользующихся услугами ведущих информационно-телекоммуникационных компаний. Всемирно известные компании Microsoft, Google, Yahoo, Facebook и Apple оказались в центре американского политического скандала. В ходе развернувшейся острой политической дискуссии телекоммуникационные компании, предоставляющие ключевые Интернет-сервисы, подтвердили, что органы американской государственной безопасности обращаются с просьбами о предоставлении конфиденциальной информации о клиентах. Более того, все представители заявили, что удовлетворяют подобные запросы в строгом соответствии с принятым американским законодательством. Однако, по мнению ряда экспертов[i], прямой доступ к серверам компаний мог быть получен незаметно, т.е. руководство и сотрудники компаний могли даже не знать о ведении подобной деятельности.

Американское правительство, правозащитные организации, телекоммуникационный сектор и прочие выступили с различными инициативами, связанными с изменением государственной информационно-технологической политики. В данном контексте, большую роль также играют проблемы нейтральности сети и обеспечения кибербезопасности Соединённых Штатов.

Вопросы государственной информационной политики в США приобрели особое политическое значение: по ряду аспектов наметились межпартийные и внутрипартийные противоречия. В настоящее время данная тематика стала особо актуальной в связи с развернувшейся в США президентской предвыборной кампанией.

Политическая деятельность американских ИТ-компаний

Учитывая масштабы распространения интернета среди американских граждан (в 2015 году более 90% населения[ii]), разнообразные интернет-ресурсы стали действенным политическим инструментом. За два с половиной десятка лет развития интернета сложился уникальный формат взаимовыгодного партнёрства между государством и информационно-телекоммуникационным сектором американской экономики. Его Стремительное развитие в 1990-е годы стало следствием проводимой в тот период государственной политики администрации президента У. Клинтона. В настоящее время эта отрасль играет намного более заметную роль в американской экономике. В политической сфере информационно-телекоммуникационный сектор США активно поддерживает демократическую партию. На таблице 1 представлены данные о масштабах поддержки ведущих американских телекоммуникационных компаний кандидатов в президенты США в 2012 году.

 

Таблица 1. Пожертвования ведущих американских телекоммуникационных компаний в финансировании предвыборных кампаний кандидатов в президенты США в 2012 г.

 

 

Барак Обама

Митт Ромни

Доля расходов компании на политические пожертвования

 

$

%

$

%

Барак Обама

Митт Ромни

Microsoft

815395

0,11

215938

0,05

17,43%

4,62%

Google

804249

0,11

39539

0,01

23,16%

1,14%

Yahoo

75968

0,01

8750

0,00

26,72%

3,08%

Facebook

95107

0,01

20100

0,00

15,01%

3,17%

Apple

308081

0,04

28910

0,01

49,75%

4,67%

Итого

2098800

0,29

313237

0,07

 

 

Источник: http://www.opensecrets.org

 

Финансовые пожертвования ведущих информационно-телекоммуникационных компаний на предвыборные цели не сыграли решающей роли в победе Б. Обамы, однако, судя по данным в таблице, поддержка демократов была намного более ощутимой, в отличие от поддержки республиканцев. Необходимо отметить, что помимо самих кандидатов, значительные средства перечислялись в организационные структуры демократической партии, такие, как Национальный демократический комитет, а учитывая, что в 2012 году в демократической партии не проводились праймериз, все эти средства были направлены на предвыборную кампанию Барака Обамы.

Поддержка информационно-телекоммуникационными компаниями демократических кандидатов заключается далеко не только в финансировании предвыборных кампаний. Существует множество других аспектов влияния американских телекоммуникационных гигантов на политику. К примеру, социологи отмечают, что демократический избиратель молод, а соответственно гораздо более активно использует интернет, чем пожилые сторонники республиканской партии[iii]. Во многом именно благодаря эффективному использованию интернет ресурсов в ходе предвыборной кампании Барак Обама победил Джона Маккейна в 2008 и Митта Ромни в 2012. Кроме того, согласно ряду исследований, активное использование социальных медиа и интернет-сетей заметно усиливает поляризацию американского общества. Такой вывод, в частности, был сделан техническими специалистами, проанализировавшими программный код системы Facebook[iv]. Другие исследователи психологи-бихевиористы пришли к выводу, что политические предпочтения избирателей находятся под колоссальным влиянием поисковых сервисов. После изучения поведенческих особенностей использования поискового сервиса Google избирателями, они пришли к выводу[v], что от 20 до 80 % электората в различных демографических группах могут находиться под влияниям «Эффекта манипуляции информационно-поисковыми системами» (SEME – Search Engine Manipulation Effect). Иными словами – заложенный программный код позволяет предоставлять пользователям результаты поиска, в результате которых их мнение будет искусственным образом сформировано в пользу одного кандидата и против всех остальных. Авторы исследования обращают внимание на то, что корпорация Google крайне тесно сотрудничает с представителями демократической партии и в особенности с Хиллари Клинтон. Социальные сети и различные интернет-сервисы обладают колоссальным влиянием на политику Соединённых Штатов.

Очевидно, что компании активно занимаются лоббированием собственных интересов и оказывают заметную поддержку политикам, участвующим в принятии соответствующих решений. Вместе с тем, в ходе дискуссий относительно различных вопросов информационной политики наметились определённые внутрипартийные противоречия.

Закон «ПАТРИОТ» и закон «о свободе»

После скандальных разоблачений бывшего сотрудника АНБ телекоммуникационные компании, попавшие в «список Сноудена», заняли достаточно жесткую позицию, отвергнув все обвинения. Помимо публикации информации о запросах спецслужб на раскрытие конфиденциальных данных лидеры компаний совместно подписали письмо в адрес президента США с требованием провести организационно-правовую реформу доступа органов государственной безопасности к конфиденциальной информации граждан[vi].

В ходе обсуждения в американскиом конгрессе реформы правового обеспечения АНБ в первую очередь рассматривался законопроект USA FREEDOM ACT[vii], в поддержку которого выступили представители как демократической, так и республиканской партий[viii].

Обсуждение реформы полномочий АНБ в области доступа к частной конфиденциальной информации затянулось настолько, что к моменту непосредственного решения – принятия «закона о свободе» – стало предметом предвыборной кампании кандидатов в президенты. По крайней мере 6 претендентов, участвующих в предвыборной кампании в настоящее время, являются действующими американскими конгрессменами и принимали участие в голосовании по закону «о свободе». Мнения конгрессменов, представляющих как демократов, так и республиканцев разделились: в обеих партиях нашлись сторонники и противники принимаемого закона. Так, например независимый конгрессмен и претендент от демократической партии Берни Сандерс голосовал против законопроекта[ix], мотивируя своё решение тем, что «законопроект не предусматривает достаточные меры для того, чтобы обезопасить американское общество от сбора конфиденциальной информации»[x]. Аналогичного мнения придерживался и республиканский кандидат Рэнд Пол, голосуя против закона «о свободе». В настоящее время он представляет штат Кентукки в Сенате США и считается одним из идеологов «движения чаепития». Его предвыборная программа предполагает минимальное вмешательство государства в жизнь американских граждан, поэтому, разумеется, вопрос доступа АНБ к конфиденциальной информации считается одним из ключевых. Рэнд Пол прославился как «флибустьер»[xi] современной американской политики. В ходе обсуждения проблемы полномочий АНБ, сенатор использовал механизм «флибустьерства», выступая в течение десяти с половиной часов с требованием прекратить сбор информации об американских гражданах Агентством национальной безопасности. Многими экспертами данный шаг был расценен как элемент предвыборной кампании, впоследствии, на официальном предвыборном сайте Рэнда Пола появилась информация о его позиции относительно полномочий АНБ[xii].

Сенатор Тэд Круз, также участвующий в президентской кампании от республиканской партии, заявил, что закон «о свободе» предусматривает наиболее рациональный баланс между гарантиями прав неприкосновенности конфиденциальной информации и полномочиями американского правительства в области доступа к подобным данным[xiii]. Будучи одним из инициаторов обсуждения законопроекта ещё в Конгрессе предыдущего созыва он проголосовал за его принятие.

Среди республиканских кандидатов есть и «ястребы» американской политики, выступающие за усиление военной мощи США. В данном контексте они выступили против законопроекта, мотивируя это тем, что он создаст определённую уязвимость в национальной безопасности Соединённых Штатов. Первоначально они были против пересмотра секции 215 закона «ПАТРИОТ». Подобные идеи высказал сенатор от штата Флорида Марко Рубио[xiv]. Наиболее милитаристски настроенный сенатор-участник предвыборной кампании Линдси Грэм не принимал участия в голосовании, но также высказал сомнения в том, что закон «о свободе» достигнет поставленной цели и что для поддержания национальной безопасности США следовало бы оставить в силе положения закона «ПАТРИОТ»[xv]. Говоря о других участниках президентской гонки, необходимо отметить Хиллари Клинтон, которая поддержала принятие законопроекта[xvi]. Долгие дебаты, сопровождаемые самыми разными аргументами за и против, в итоге завершились принятием закона «о свободе».

По опросам общественного мнения, в целом, американское общество негативно относится к тому, что правительство США получает конфиденциальную информацию о гражданах[xvii]. Согласно ведущим американским правозащитным организациям, принятие закона «о свободе» стало значительным шагом в реформировании полномочий органов государственной безопасности в области доступа к конфиденциальной информации. Так, заместитель директора Американского союза гражданских свобод (American Civil Liberties Union – ACLU) утверждает, что принятие закона «о свободе» - «важный шаг в реформировании государственной системы сбора конфиденциальной информации. Закон заметно сокращает полномочия АНБ, но вместе с тем, требуются дополнительные законодательные меры по обеспечению транспарентности и проведению процедур раскрытия информации»[xviii]. Однако представители Центра демократии и технологий, позитивно оценивая принятие закона «о свободе», обратили внимание на то, что законодательные положения о полномочиях американских спецслужб в сфере доступа к конфиденциальной информации НЕамериканских граждан остались в силе[xix].

Таблица 2. Сравнение закона «ПАТРИОТ» и закона «о свободе»

 

Изменения, вступившие в силу после принятия закона “о свободе”

Положения закона “ПАТРИОТ”, оставшиеся без изменений

Телефонные компании обязаны хранить записи граждан, но АНБ обязано получить разрешение суда на доступ к ним

ФБР всё ещё имеет право следить за гражданами, которые пользуются несколькими телефонами

Интернет-провайдеры получили большую свободу публичного раскрытия информации о запросах американских спецслужб

Правило «одинокого волка», разрешающее следить за человеком, несмотря на то, что он не был замечен в связях с террористами

Проведение дополнительных процедур, связанных с надзором за деятельностью Специального суда по иностранной разведке (FISA Court), обязательное получение ордера на доступ к конфиденциальной информации иностранного гражданина на территории США

 

Источник: http://www.nbcnews.com/watch/101/what-makes-the-usa-freedom-act-different-from-the-patriot-act-456716355781

 

Основная критика существовавшей системы доступа американских спецслужб к конфиденциальной информации граждан была связана с тем, что они занимались массовым сбором данных (bulk records). Иными словами они хранили все записи, при этом в своей работе использовали лишь отдельные элементы, которые находили среди прочей информации уже после сбора всех данных. Согласно новому законодательству «массовый сбор» запрещён, а также усложнена процедура доступа специальных служб к информации[xx]. Принятое решение относительно проблемы, обозначенной Эдвардом Сноуденом, является неоднозначным. Оно затрагивает практически каждого американского гражданина, политические партии, коммерческие компании, правозащитные и общественные организации и прочие группы интересов, которые так или иначе участвовали в разработке и принятии закона «о свободе». Примечательно, что в рамках данной дискуссии большое внимание уделяется проблеме доступа к конфиденциальной информации иностранных граждан (находящихся на территории Соединённых Штатов или даже за её пределами). Эдвард Сноуден опубликовал несколько скандальных фактов о том, что АНБ осуществляло доступ к частной переписке и конфиденциальной информации не просто иностранных граждан, но лидеров государств. Наиболее скандальным эпизодом в данном контексте оказалась публикация о доступе к частной переписке федерального канцлера Германии Ангелы Меркель. Более того, согласно источникам Эдварда Сноудена, технические средства для осуществления подобной деятельности находились на крыше здания американского посольства в самом центре Берлина[xxi]. 

В контексте изменения полномочий АНБ данная проблема даже не поднималась. Принятое решение не привело к прекращению дискуссии о полномочиях американских спецслужб в области доступа к конфиденциальной информации, и, разумеется, стало одним из факторов, определяющих позицию участников разворачивающейся в настоящее время предвыборной президентской кампании.

Принцип «нейтральности сети»

Другая проблема государственного регулирования информационного пространства в США связана с принципом «нейтральности сети». Идея, предложенная в 2003 г. профессором Колумбийского университета Тимом Ву[xxii], была принята государственным руководством США в качестве стратегической линии развития информационного пространства. Эта идея была поддержана многими политиками, выдающимися научными деятелями (в частности Тимом Бернсом Ли, одним из создателей всемирной сети интернет). Идея «сетевого нейтралитета» заключается в том, чтобы применить методы государственного антимонопольного регулирования в отношении всего информационного пространства и в особенности интернета. Т. Ву предположил, что антимонопольная политика должна проводиться во всех сферах информационного пространства – от провайдеров интернет-связи до разработчиков программного обеспечения.

Принцип сетевого нейтралитета лежит в основе Плана по обеспечению Соединённых Штатов широкополосным доступом в интернет, разработанным Федеральной комиссией по связи. Его поддерживает и президент Б. Обама, заявивший 29 мая 2009 г. о своей приверженности принципу сетевого нейтралитета, т.к. он является залогом открытости и свободы развития интернета[xxiii]. Зимой 2015 года президент Обама вернулся к обсуждению вопроса нейтральности сети в качестве ключевого правила Федеральной комиссии по связи в регулировании деятельности интернет-провайдеров. Согласно правилу, принятому в феврале 2015 года, провайдерам запрещается предоставлять более быстрый доступ к тем или иным интернет-ресурсам за отдельную плату. Принятие правила «нейтральности сети» вызвало множество дискуссий, спровоцировало новую волну противоречий между республиканцами и демократами по вопросу государственного регулирования интернета.

Примечательно, что крупнейшие телекоммуникационные компании поддержали решение администрации Обамы. Корпорация Google, которая в будущем планирует стать крупным американским интернет-провайдером, в своё время очень активно лоббировала принятие принципа «нейтральности сети». В 2015 году Google также сыграл определённую роль в принятии правила[xxiv], в поддержку которого выступили Microsoft[xxv], Facebook[xxvi] и Apple[xxvii].

Представляется, что подходы различных американских политиков к государственному регулированию информационного пространства определяются идеологическими традициями демократической и республиканской партий. К примеру, леволиберальные идеи соответствуют предложению представителей демократической партии о «равенстве» субъектов американского информационного пространства, которое достигается посредством государственного принуждения. Так, демократический кандидат в президенты на выборах 2016 года Хиллари Клинтон солидарна с позицией крупнейших информационно-телекоммуникационных компаний и поддерживает принцип «нейтральности сети»[xxviii]. В феврале 2015 года она поддержала принятие правила Федеральной комиссией по связи[xxix].

Разумеется, с таким принципом не согласна правоконсервативная часть американского политического истеблишмента, а тем более представители либертарианского «движения чаепития». Согласно их позиции принцип «нейтральности сети» противоречит идеалам свободного рынка и нарушает права и свободы предпринимателей.

Рэнд Пол высказался резко против[xxx], отвергнув саму идею как механизм государственного принуждения. Не менее резкую позицию занял и Марко Рубио[xxxi], увязав свою критику идеи «нейтральности сети» с проблемой принятия международных правил управления интернетом. Против правила «нейтральности сети» высказался и Джеб Буш[xxxii], потенциальный победитель республиканских праймериз на президентских выборах 2016 года.

€

Вопросы государственного регулирования информационного пространства приобретают всё большее политическое значение в США. В данном дискурсе в последнее время наиболее актуальными являются проблемы доступа американских спецслужб к конфиденциальной информации граждан и принцип «нейтральности сети», принятый в качестве основного правила в деятельности Федеральной комиссии по связи в начале 2015 года. Первая проблема обострилась в результате разоблачений Эдварда Сноудена в 2013 году. В течение двух лет в США продолжались дискуссии относительно определения полномочий Агентства национальной безопасности и прочих мер, необходимых для сохранения баланса гарантии конфиденциальности американских граждан и обеспечения национальной безопасности США. Итоговое решение – Закон «о свободе» - было неоднозначно оценено политическими деятелями, коммерческими предприятиями и общественными организациями. Не менее противоречивым представляется и решение о введении принципа «нейтральности сети», которое вызвало многочисленные дискуссии в политических кругах.

Упомянутые проблемы затрагивают практически каждого американца, а в обсуждении их решения принимали активное участие не только политические деятели, но также общественные организации и коммерческие предприятия. В 2015 году обсуждение данных проблем продолжилось в контексте предвыборной президентской кампании. Несмотря на то, что по данным вопросам отсутствует партийная солидарность, каждый из участников предвыборной кампании так или иначе высказал своё мнение относительно вопросов информационной политики.

Судя по данным об участии телекоммуникационных компаний в предвыборной гонке 2012 года, они сыграют достаточно активную роль в разворачивающейся политической борьбе. Учитывая особенности демократических праймериз, можно предположить, что скорее всего их победителем станет Хиллари Клинтон. Республиканские кандидаты также обозначили свои позиции по вопросам государственной информационной политики, однако их подходы не разделяет руководство крупнейших американских информационно-телекоммуникационных компаний, в следствие чего велика вероятность того, что они поддержат демократического кандидата.



[i] Barton Gellman and Laura Poitras, U.S., British intelligence mining data from nine U.S. Internet companies in broad secret program. Washington Post. June 7, 2013.

http://www.washingtonpost.com/investigations/us-intelligence-mining-data-from-nine-us-internet-companies-in-broad-secret-program/2013/06/06/3a0c0da8-cebf-11e2-8845-d970ccb04497_story.html

[iv] http://www.brookings.edu/blogs/techtank/posts/2015/05/13-facebook-political-polarization

[vii] Переводить название этого законопроекта на русский язык как “Закон о свободе” некорректно, так как USA FREEDOM Act является аббревиатурой: “Uniting and Strengthening America by Fulfilling Rights and Ensuring Effective Discipline Over Monitoring Act”, что переводится как “Законопроект об укреплении и усилении Америки посредством реализации прав человека и гарантии строгой дисциплины при осуществлении мониторинга”. Тем не менее, для удобства в данном тексте название будет переведено как «Закон о свободе».

[viii] В конгрессе 113-го созыва законопроект рассматривался в Палате Представителей под номером H.R.3361 (https://www.congress.gov/bill/113th-congress/house-bill/3361). Инициативу республиканца Джеймса Сенсебреннера поддержали 80 демократических и 72 республиканских членов Палаты Представителей. В 2014 году он не был принят, однако его обсуждение продолжилось после прошедших выборов. В Конгрессе 114-го созыва идентичный законопроект обсуждался в Сенате под номером S.1123 (https://www.congress.gov/bill/114th-congress/senate-bill/1123). С законодательной инициативой выступил республиканец Майк Ли, его поддержали 14 демократов и 4 республиканца. В итоге был принят идентичный законопроект H.R.2048 инициированный в Палате Представителей Джеймсом Сенсебреннером (https://www.congress.gov/bill/114th-congress/house-bill/2048). Во второй раз его инициативу поддержали 17 демократов и 10 республиканцев. Президент Барак Обама подписал законопроект 2 июля 2015 года.

[xi] «Флибустьер» или «филибастер» - процедурная уловка отложить или вовсе сорвать голосование в сенате США посредством выступления с невероятно долгими речами на трибуне. Тема флибустьерства затрагивается в классическом американском фильма «Мистер Смит едет в Вашингтон» 1939 года. Примечательно, что «флибустьер» Рэнд Пол является автором книги «Движение чаепития едет в Вашингтон», излагающей идеологические основы «движения чаепития» - праворадикального крыла современной республиканской партии.

[xx] В определенном смысле закон «о свободе» напоминает принятый недавно в Российской Федерации закон о хранении персональных данных. Ключевая разница заключается в том, что телекоммуникационные компании являются субъектами американского права и не обязаны хранить персональные данные на физических носителях на территории Соединённых Штатов, но при этом обязаны предоставлять информацию американским специальным службам по требованию при соблюдении определённой юридической процедуры.

[xxi] Embassy Espionage: The NSA's Secret Spy Hub in Berlin. By SPIEGEL Staff.  October 27, 2013 http://www.spiegel.de/international/germany/cover-story-how-nsa-spied-on-merkel-cell-phone-from-berlin-embassy-a-930205.html

[xxii] Wu T. Network Neutrality, Broadband Discrimination // Journal of Telecommunications and High Technology Law , Vol. 2, p. 141, 2003

[xxiii] Remarks by The President on Securing Our Nation's Cyber Infrastructure. White House, Washington DC. May 29, 2009 http://www.whitehouse.gov/the-press-office/remarks-president-securing-our-nations-cyber-infrastructure

Ключевые слова: Эдвард Сноуден информационно-телекоммуникационный сектор американской экономики «список Сноудена» закон «ПАТРИОТ» закон «о свободе» принцип «нейтральности сети»

Версия для печати