Из интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова для специального выпуска программы «Формула власти» «Объединенные Нации – 70 лет» на телеканале «Россия 24»

09:38 18.08.2015


Вопрос: В чём особенность Юбилейной сессии ООН, посвященной 70-летию образования Организации, кроме того, что она юбилейная: каков её формат, какие решения предполагается на ней принимать? Что Вы лично ждёте от этой сессии?

С.В.Лавров: Непосредственно накануне дискуссии по общеполитическим вопросам мировой жизни, в которых примут участие главы государств, состоится саммит, посвященный устойчивому развитию, на котором будет принята новая 15-летняя программа на период до 2030 г., охватывающая международные усилия по решению проблем в сфере экономики и финансов в тесной увязке с решением социальных задач и задач в сфере охраны окружающей среды. В сентябре Россия станет председателем в Совете Безопасности ООН, и мы готовим специальное министерское заседание, посвященное комплексному анализу террористических угроз, которые проистекают из региона Ближнего Востока и Севера Африки. Я убежден, что эта тема будет очень громко и заинтересованно звучать в ходе дискуссий на ГА ООН. Мы постараемся задать тон на заседании Совета Безопасности, в том числе с учетом выдвинутой Президентом России В.В.Путиным инициативы в отношении формирования единого фронта борьбы с террористическими структурами типа «Исламского государства» (ИГ) при параллельном продвижении процессов политического урегулирования в регионе, в частности, в Сирии.

Вопрос: Какова роль СССР и России в укреплении ООН, придании ей большего авторитета?

С.В.Лавров: Советский Союз активнейшим образом продвигал те принципы Устава ООН, которые сегодня являются наиболее жизнеспособными: равноправие сторон, суверенитет всех государств, уважение права народов на самоопределение как основополагающий принцип ООН и обязанность каждого государства – обеспечивать права народов в своем составе таким образом, чтобы эти народы не притеснялись. Этот принцип весьма и весьма актуален сегодня. Впоследствии мы всячески отстаивали такие ключевые принципы ООН, как культура компромисса, необходимость делать все, чтобы СБ как главный орган, отвечающий за обеспечение международного мира, работал на коллективных основах, на основах объединения усилий. В этой связи отмечу, что право вето, которое так часто критикуют, на самом деле является главным гарантом обеспечения сдержек и противовесов, которое необходимо в любой демократической системе. Другое дело, что иногда пытаются провоцировать ситуации, которые подпадали бы под применение вето, в нечистоплотных политических целях, как это несколько раз бывало. Например, наши западные партнеры вбрасывали совершенно не имеющие никакого практического значения резолюции типа юбилея событий в Сребренице. При всем их трагизме – не дело Совета Безопасности занимать какую-то одну сторону при воспоминании о конфликтах двадцатилетней давности. Точно так же не дело СБ втягиваться в уголовное расследование катастрофы с малайзийским «Боингом». Не буду вдаваться в эти детали.

Главное, что Совбез сохраняет свою жизнеспособность и все необходимое для того, чтобы в будущем играть центральную роль в решении международных кризисов. Он уже реформировался: количество членов СБ увеличилось с 11 до 15. Сейчас говорят о новой «волне» расширения. Мы этот процесс поддерживаем. Считаем, что на самом деле развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки недопредставлены в Совете Безопасности. Поэтому мы поддерживаем заявки Индии и Бразилии на членство в СБ на постоянной основе. Считаем, что аналогичным образом должно быть обеспечено и постоянное присутствие африканского континента в этой структуре, потому что, еще раз подчеркну, развивающиеся страны явно недостаточно представлены, и их роль недостаточна в работе этого главного органа. Но необходимо продвигать такую реформу, которая не сделает СБ неуправляемым, слишком аморфным, раздутым органом. Оперативность в его работе – ещё один ключевой принцип наряду с должной представленностью всех регионов, всех центров мирового развития. Где-то в районе 20 с небольшим членов – я думаю, это тот предел, на который нужно ориентироваться.

Вопрос: Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун покинет свой пост. В одном из интервью он говорил о том, что на этот пост ждут женщину. Есть ли у России какие-то приоритеты по будущему Генеральному секретарю?

С.В.Лавров: Пан Ги Мун, которого мы очень уважаем и с которым у нас добрые отношения, заканчивает свой второй срок в будущем году, и в соответствии с Уставом ООН он уже не будет переизбираться. Возникает вопрос о том, чтобы обеспечить универсальность и справедливость в отношении географической привязки руководителя секретариата. Уже не раз были представители Западной Европы, Азии, Африканского континента (Бутрос Гали и Кофи Аннан), Латинской Америки. Ни разу не была представлена такая официально существующая в ООН региональная группа, как восточноевропейская. Она существует с советских времен. Были созданы пять групп: азиатская, латиноамериканская, африканская, западноевропейская, куда входят США, Австралия и Новая Зеландия, и восточноевропейская. Эти группы изначально замышлялись не как группы для каких-то согласований по политическим вопросам, а чтобы более эффективно и рационально избирать состав ограниченных органов ООН. Например, в Экономический и Социальный Совет (ЭКОСОС) входит 54 страны, их надо избирать; в Совет по правам человека (СПЧ) входит тоже не так много стран, как хотелось бы всем. Эти органы не универсального состава, и есть много таких структур, куда надо выбирать из имеющихся членов ООН. Для того, чтобы в этих экономических и правозащитных органах все регионы были представлены более или менее равномерно, созданы эти группы, которые между собой согласовывают кандидатуры, в том числе  в Совет Безопасности, ЭКОСОС, СПЧ и в другие органы.

Когда Советский Союз и Варшавский договор перестали существовать, эта группа, тем не менее, сохранилась, потому что она не политическая, а необходима исключительно для организации таких выборов. В восточноевропейской группе сейчас сформировалось единое мнение (мы его поддержали, все участники этой группы, включая членов НАТО, подписали письмо, которое распространили всем членам ООН) о том, что мы убеждены, что следующим Генеральным секретарем должен быть представитель восточноевропейской страны. Таких кандидатов сейчас несколько.

Вопрос: Кандидатов от этой группы?

С.В.Лавров: Пока от стран – группа едва ли придет к согласию. Заявлено около десяти кандидатов, в том числе есть и женщины. Группа едва ли придет к согласию, но процедуры избрания Генсека и выдвижения кандидатур достаточно гибкие. Не исключаю, что восточноевропейская группа вынесет на рассмотрение Генеральной Ассамблеи несколько кандидатов. Наверное, в процессе консультаций, которые продолжаются, кто-то из десятка кандидатов отсеется, но точно будет больше одного кандидата. Я не вижу ничего страшного в том, чтобы Генеральная Ассамблея получила список из нескольких кандидатов.

Вопрос: Консенсус не требуется?

С.В.Лавров: Обязательно. Первая стадия – список идет в Совет Безопасности, у которого есть свои методы работы: есть ни к чему не обязывающее рейтинговое голосование вслепую, чтобы никто не знал, кто за кого, но чтобы можно было понять, какой кандидат набирает необходимые девять голосов, есть и другие «хитрости».

В нынешней ситуации, думаю, наиболее вероятным исходом рассмотрения вопроса в Совете Безопасности будет передача Генеральной Ассамблее нескольких кандидатов. Всегда была одна кандидатура, потому что Совбез отсеивал их через свои процедуры. В этот раз, просто зная уже известных претендентов, не вижу, как можно сделать так, чтобы остался один, не обидев других достойнейших кандидатов.

www.mid.ru  Москва, 14 августа 2015 года

Версия для печати