Ядерная программа Ирана: соглашение достигнуто

17:54 14.07.2015 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Бушерская АЭС. Фото: atomic-energy.ru.

Согласно последним данным, поступающим из Вены, в результате длительных переговоров на всех уровнях между представителями Ирана и шестерки стран-посредников (России, Китая, США, Великобритании, Франции и Германии) по проблеме иранской ядерной программы, текст итогового документа в целом согласован. В настоящее время ведется формальная сверка деталей.

Накануне заключения соглашения в МИА «Россия сегодня» состоялся мультимедийный круглый стол по итогам переговоров, на котором выступили известные отечественные эксперты, военные деятели, крупные специалисты по проблематике Ближнего Востока. В мероприятии приняли участие представители российских и зарубежных СМИ, эксперты из Сирии, Ливана и ряда других ближневосточных стран.

 

Иранская ядерная программа: геополитический аспект

«В последние дни переговоров все участники продемонстрировали стремление к консенсусу, - заявил в своем выступлении председатель Союза геополитиков, доктор военных наук Константин Сивков. – В частности, Иран согласился на вывоз части наработанного урана из страны, и на проведение четвертьвекового непрерывного мониторинга международными структурами его ядерной программы и объектов, на которых проводятся ядерные исследования. Официальный Тегеран согласился на сокращение объемов обогащения урана на своей территории и свертывание 2/3 имеющихся у него центрифуг, обеспечивающих обогащение урана. Иранское руководство согласилось на сокращение самих исследовательских программ с тем, чтобы исключить из них такие, которые могут привести к созданию ядерного оружия. В свою очередь «шестерка» стран-посредников тоже пошла на серьезные уступки. Она согласилась на то, что часть центрифуг останется на территории Ирана, и они будут работать. Вместе с тем объекты, на которых проводятся исследования, будут в полном объеме функционировать и на них будут проводиться исследования».

По мнению К.Сивкова, в ходе переговорного процесса достигнут серьезный успех, однако этот результат для Запада носит во многом вынужденный характер. В последние годы ситуация на Ближнем Востоке стала складываться таким образом, что без участия Ирана в процессе мирного урегулирования и борьбы с деятельностью деструктивных группировок невозможно разрешить ни одну из существующих проблем в регионе. В особенности это касается деятельности «Исламского государства».

Остается еще одно препятствие – наличие оружейного эмбарго, на сохранении которого категорически настаивает Вашингтон. Логика американских стратегов вполне ясна. Иран неоднократно демонстрировал не только способность разрабатывать свои собственные высокоэффективные системы оружия, но и использовать наработки других государств, полученных в виде образцов вооружения, купленных у третьих стран, которые затем внедряются в производство. Больше всего страны Запада беспокоит перспектива создания Ираном ракет средней дальности, перспектива создания межконтинентальных систем морского оружия и противовоздушной обороны, развитие истребительной авиации. Создание этих систем вооружения сделает Иран трудноуязвимым для высокотехнологичных вооруженных сил таких стран, как Израиль и США. В случае возникновения военных конфликтов и с учетом идеологической и духовной подготовки иранского народа, решить военные задачи в отношении Ирана будет весьма сложно, если не невозможно.

По убеждению К.Сивкова, США заинтересованы в достижении компромисса, поскольку им не удалось осуществить в своих интересах ни одной успешной военной операции в ХХI веке. Провалом закончились военные операции в Ираке и Афганистане. «Арабская весна» принесла вместе с политическим хаосом возникновение новых центров консолидации, отнюдь не проамериканских и преследующих свои корпоративные цели. Возникновение «Исламского государства» является лишним тому подтверждением. И, наконец, совершенно не оправдали надежд США события на Украине, повлекшие за собой не только гражданской войны не только на юго-востоке страны, но и углубляющийся раскол между центром и западом страны. «В этих условиях Вашингтон интенсивно ищет страны, с которыми , по крайней мере, можно сотрудничать для решения хотя бы части накопившихся проблем», - заключил докладчик.

 

Российско-иранские отношения: перспективы сотрудничества

«В Вашингтоне рассматривают достижение соглашения с Тегераном как важнейший результат деятельности двух администраций Обамы, - отметил директор Центра энергетики и безопасности Антон Хлопков. - На карту Вашингтоном поставлено очень многое. В последние дни состав американской делегации превысил 100 человек. Госсекретарь США Д.Керри находится в Вене беспрерывно в течение 17 дней. Сам этот факт свидетельствует о напряженности переговоров, которые велись на протяжении многих дней в Вене.

«Не стоит забывать, что достигнутая договоренность во многом осуществлена благодаря российским усилиям, - заметил А.Хлопков. - После доклада МАГАТЭ в ноябре 2011 года, в котором критика иранской ядерной программы основывалась во многом на разведданных, избирательно предоставленных США, конфликт был на грани перерастания в военную фазу. Эту возможность удалось предотвратить во многом благодаря усилиям российских дипломатов. Именно Россия выступила основным инициатором переговоров Ирана с «шестеркой» вначале в Багдаде в 2012 году, затем в Москве, и трёх раундов в Стамбуле и в Алма-Ате, поскольку изначально интереса к диалогу между Ираном и США не было». А.Хлопков убежден, что достижение договоренности позволит России и Ирану восстановить торгово-экономическое сотрудничество, которое из-за ограничений в банковской сфере снизилось в разы. Частичное снятие санкций поможет реализовать ряд долгосрочные проектов, в числе которых - строительство двух новых энергоблоков Бушерской АЭС. Немаловажно, что Иран готов платить живыми деньгами за реализацию этого проекта. До недавнего времени любые финансовые расчеты с Исламской Республикой Иран, тем более, когда речь шла о миллиардных суммах, были невозможны. «Разумеется, в перспективе Иран может стать конкурентом России в транспортировке газа и нефти на европейские рынки. В нашей стране должны быть к этому готовы, - подчеркнул А.Хлопков. - Однако не стоит излишне драматизировать те последствия, которые это может иметь». Эксперт подчеркнул, что после подписания соглашения Иран получит возможность стать активным игроком в различных международных форматах по урегулированию конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке. «Иранский пример доказывает, что политико-дипломатические инструменты для разрешения кризиса в области нераспространения могут работать успешнее, чем военные, на которые делал акцент официальный Вашингтон», - завершил он свое выступление.

 

Иран и страны Запада: «большая игра»

Выступление старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН Бориса Долгова было, напротив, исполнено скептицизма. «Вряд ли страны Запада заинтересованы в серьезном привлечении Ирана к процессам мирного урегулирования на Ближнем Востоке и в частности нейтрализации деятельности ИГ», - заметил он.- «Исламское государство» – во многом рукотворное детище самих стран Запада, инструмент проведения ими своей политики на Ближнем Востоке. Экстремистские группировки, образующие ныне ИГ, возникли в Сирии, где воевали против политического режима президента Башара Асада и активно поддерживались странами Запада, монархиями Персидского залива и Турцией. Да, по инициативе Вашингтона, создана коалиция против ИГ. Однако ее деятельность не слишком эффективна, а бомбардировки, которым подвергаются позиции боевиков, никаких ощутимых результатов не дают».

Б.Долгов напомнил, что одной из целей операции, проводившейся коалиционными войсками в Ираке, было приведение к власти режима, враждебного Ирану, то есть суннитского по своей религиозной специфике. Силы ИГ, в свою очередь, воюют против Сирии, Ирана и Ирака. Наконец, президент США Б.Обама неоднократно заявлял о необходимости поставок вооружений сирийской оппозиции с тем, чтобы она воевала и против ИГ, и против Башара Асада. «Не стоит забывать и о том, что в случае расчленения Сирии, ИГ будет стремиться распространить джихад на территорию стран, имеющих с Россией общую границу», - подытожил российский востоковед.

По мнению Б.Долгова, намерения США в ходе переговорного процесса тесно связаны с защитой своих глобальных стремлений на Ближнем Востоке. Страны Европы заинтересованы в отмене режима санкций против Ирана, но в нынешних условиях вынуждены идти в фарватере политики Вашингтона. Любое соглашение в подобных условиях будет носить половинчатый и промежуточный характер.

 «Достижение компромисса было неизбежно. В ходе переговорного процесса были затрачены огромные усилия, и было бы странно если бы они не дали результатов, - убежден заместитель директора Центра прогноза и урегулирования конфликтов Александр Кузнецов.- Судя по информации, поступающей из Тегерана, иранское руководство смотрит на ситуацию прагматично и не заинтересовано в эскалации конфликта».

А.Кузнецов подробно рассказал о противоречиях, существующих между США и их партнеров по переговорам. «Еще в начале 2015 года министр иностранных дел этой страны Лоран Фабиус делегация был большим «ястребом», чем американцы, и делал все, чтобы сорвать переговоры, - заметил он. - Сейчас, судя по изменению французской риторики, становится ясно, что Франция рассматривает Иран как перспективный рынок для поставок своих вооружений. В условиях европейского экономического кризиса дела во французской экономике идут не самым блестящим образом. Одним из наиболее масштабных источников валютных поступлений стал экспорт французского оружия. Правда, после того, как французы отказались поставлять Российской Федерации вертолетоносцы «Мистраль», их имидж поставщиков пострадал. Разумеется, в этих условиях они не прочь поправить свои дела при помощи поставок боевых самолетов в Иран».

А.Кузнецов считает, что вокруг Ирана ведущими мировыми державами ведется сложная, многослойная политика. США и их союзники убедились, что невозможно без помощи Ирана противостоять в регионе радикальным исламистским группировкам. Однако усиление геополитических позиций Ирана в регионе не в интересах Вашингтона. ИГ выполняет роль постоянного фактора беспокойства в в регионе, борьба с которым ведется во многом непоследовательно. Примером может служить препятствие участию в военных действиях против ИГ в районе города Рамади в мае 2015 года иракских милиционных подразделений, шиитских по своему составу и наиболее боеспособных в Ираке. Вашингтоном принято решение на регулярной основе поддерживать и вооружать армию иракского Курдистана, на что раньше он не решался. Согласно ряду косвенных свидетельств, США готовы поддерживать вооружением те суннитские племена в Ираке, которые будут воевать против Исламского государства. «Фактически в Вашингтоне взят курс на раздел Ирака, что в корне противоречит интересам Тегерана, - сказал А.Кузнецов.- При подобной ситуации Иран лишается коридора через Ирак в Сирию, что ухудшает позиции и Дамаска, и Тегерана».

Эксперты сошлись во мнении, что представители европейских бизнес-кругов на Западе заинтересованы в снятии санкций против Ирана, поскольку стремятся к освоению очень перспективного рынка. В частности, европейские промышленные круги неоднократно оказывали максимум давления на свои правительства с целью изменить их позицию на переговорах. Уже сейчас такие крупные нефтяные компании как British Petroleum, ENI, Total проявляют огромный интерес к иранскому нефтяному рынку. И, конечно, стремление интегрировать Иран в глобальную экономическую систему тоже занимает в этих расчетах не последнее место.

Еще один важный фактор – использование мягкой силы для интеграции Ирана в глобальную систему, все еще устроенную по американским правилам, с целью внутреннего ослабления Ирана, провоцирования раскола внутри политической элиты этой страны и усиления ее прозападного крыла. Это хорошо понимают и в самом Иране. Рамочное соглашение вряд ли будет сорвано Израилем или Саудовской Аравией. Последним демаршем стало резкое выступление премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху в Конгрессе США в марте текущего года. В целом политические круги Тель-Авива и Эр-Рияда настроены прагматично и понимают, что необходимо выстраивать отношения в регионе с учетом меняющихся обстоятельств.

 

Иран и «шестерка»: основные пункты соглашения

Когда этот материал готовился к публикации, стало известно, что в ночь на 14 июля с.г. между Ираном и странами «шестерки» достигнуто соглашение об урегулировании вопросов, связанных с военными аспектами ядерной деятельности Ирана. По данным, приводимым ведущими мировыми агентствами, режим санкций ООН против Ирана в области ракетных технологий сохранится в течение 8 лет. Оружейное эмбарго в отношении Ирана останется в силе в течение 5 лет. Европейский союз отменит экономические и финансовые санкции в отношении Ирана одновременно с подтверждением МАГАТЭ выполнения Тегераном всех согласованных шагов. Иран и «шестерка» международных посредников будут проводить встречи на министерском уровне раз в два года, чтобы оценивать воплощение основных пунктов соглашения в жизнь. Для непосредственного контроля за выполнением соглашения будет создана совместная комиссия, состоящая из представителей стран «шестерки», Ирана и ЕС.

Резолюция Совета Безопасности ООН по Ирану будет действовать в течение 10 лет.

Семь резолюций Совета Безопасности по Ирану будут отменены при вступлении в силу соглашения по иранской ядерной программе.

В свою очередь, Иран взял на себя обязанность преобразовать завод по обогащению урана «Фордо» в технологический центр, находящиеся там центрифуги будут использованы для производства изотопов.

Ключевые слова: иранская ядерная программа МАГАТЭ переговоры в Вене

Версия для печати