70-летие Второй Мировой войны – вопрос ценностных ориентаций

15:34 23.06.2015 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото Евгения Погонина

В Москве состоялась Международная научная конференция «Вторая Мировая война: наука и идеология спустя 70 лет», организованная в рамках председательства Российской Федерации в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) представителями ШОС и МГИМО (У) МИД РФ. 

 

Спецпредставитель президента России по делам ШОС Бахтиер Хакимов, генеральный секретарь ШОС Дмитрий Мезенцев и проректор МГИМО, профессор Евгений Кожокин (справа налево).

Фото Евгения Погонина

 

Открывая работу конференции, генеральный секретарь ШОС Дмитрий Мезенцев, специальный представитель президента РФ по делам ШОС Бахтиер Хакимов и проректор МГИМО, профессор Евгений Кожокин подчеркнули, что в 2015 году человечество отмечает две знаменательные даты, имеющие прямую историческую связь – 70-летие Победы над гитлеровской Германией в Европе и милитаристской Японией на Дальнем Востоке.

Говорилось о том, что события 2014 года продемонстрировали серьезные деструктивные изменения в системе международных отношений. Наработанные десятилетиями механизмы обеспечения глобальной безопасности стали давать сбои. Очевиден все возрастающий кризис доверия, остро затрагивающий, в том числе, историческую проблематику.

Как отмечалось в выступлениях, в условиях очевидных попыток пересмотреть, а, зачастую, просто сфальсифицировать или подтасовать исторические факты военной эпохи, считаем особенно важным постараться с позиции сегодняшнего дня оценить те далекие события, проанализировать истоки мощного объединительного мотива у наших народов сообща противостоять внешней угрозе, чреватой их порабощением и полным уничтожением. Мы все заинтересованы в объективном изучении трагических событий 70-летней давности. Уважение к живым требует непредвзятости и в отношении погибших.

В мероприятии участвовали гости из России, Китая, Казахстана, Беларуси, Южной Кореи, Таджикистана, Узбекистана, Киргизии. В рамках дискуссии выступили многие ученые, историки, которые сосредоточились на двух центральных темах – «Современная международная ситуация, новейшие идеологии и Вторая Мировая война», а также «Вторая Мировая война: к вопросу об актуальности принципа историзма».

Доцент МГИМО (У) Андрей Сидоров отмечал: «К сожалению, неизбежно наступит время, когда уйдут поколения – живые носители исторической памяти, для которых война была частью их собственного жизненного опыта. Для молодёжи война является только прошлым, порой очень далёким. И это обстоятельство открывает новые возможности для «переписывания» истории в угоду геополитической конъюнктуре. Оно делает общество потенциально более уязвимым к технически выверенным идеологическим интервенциям, размах которых в последние два десятилетия неуклонно нарастает. В годы войны в ведомстве Геббельса было 14 тысяч военных спецпропагандистов и, следует признать, что многие придуманные ими лживые концепты и мифологемы до сих пор живы и используются против России.

В современных западных СМИ, да и в некоторых исторических исследованиях выделяются, как правило, две основные причины поражения Германии на территории Советского Союза: суровый климат и просчёты германского командования. СССР выступает в качестве пространственно-погодного феномена, в которым под влиянием трудных метеоусловий и в результате недальновидного руководства немцы сами терпели поражения, что предваряет англо-американский триумф на западе Европы, начавшийся в «день Д» 6 июня 1944 г. (термин «Второй фронт» используется ими редко, чтобы у читателей ненароком не возник вопрос: «Что представлял собой Первый фронт?»).

А в хронологии Второй Мировой войны, подготовленной недавно британской вещательной корпорацией Би-Би-Си, с Советским Союзом вообще связана только одна дата: поражение германских войск под Сталинградом…

Осмысление духовно-нравственного измерения Победы имеет исключительное значение для борьбы с её фальсификациями, цель которых – обесценить Победу, придав ей черты поражения. Идеологи и публицисты Запада, занятые разрушением образа Победы, стремятся представить ту войну, как «столкновение двух равно нелегитимных и тоталитарных «империй зла», и на этом основании отказать ей в праве называться Великой Отечественной. Помимо того, что этот тезис безнравственен, он ещё и антинаучен.

9 мая 1945 года – это торжество не только русского оружия, но и народного Духа. Не случайно наше общество всегда воспринимало войну, в первую очередь, как подвиг народа», - подчеркнул Андрей Сидоров.

 

 

Фото sco-russia.ru

 

Доктор исторических наук, профессор Дипломатической академии МИД РФ Татьяна Каширина рассмотрела тему проведения конференции в Думбартон-Оксе в 1944 году, где были заложены основы Организации Объединенных Наций. Она отметила инициативу и вклад нашей страны в создание ООН: «Конференция в Думбартон-Оксе была созвана по инициативе СССР. Советская делегация на Московской конференции в октябре 1943 г. внесла предложения об учреждении «Всеобщей международной организации» (первоначальное название будущей ООН), которая отмечает свой 70-летний юбилей.

Было договорено, что эта международная организация по безопасности должна действовать в соответствии со следующими принципами: принцип суверенного равенства всех миролюбивых государств; принцип выполнения государствами-членами взятых на себя обязательств; воздержания от угрозы силой; воздержании от помощи государству, против которого организацией предприняты меры превентивного или принудительного характера...

Острые дискуссии развернулись по вопросу о порядке голосования в Совете Безопасности ООН. Было решено, что члены СБ должны приходить к единогласию. Окончательное решение по процедуре голосования было принято на Ялтинской конференции 1945 года.

Встреча в Думбартон-Оксе была одной из самых результативных дипломатических встреч Второй Мировой войны. Конференция являлась одним из значительных событий в процессе развития сотрудничества держав антигитлеровской коалиции. Документы, разработанные на конференции, оказали влияние на послевоенное устройство мира, заложив нормативно-правовую базу ООН», - отметила Татьяна Каширина.

Доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского Государственного Университета Ирина Новикова представила доклад о работе Крымской (Ялтинской) конференции «Большой тройки» - Сталина, Рузвельта и Черчилля в феврале 1945 года и о нарастающих попытках сфальсифицировать эту встречу и её результаты. Так, президент США Дж.Буш в 2005 году заявил в ходе визита в Латвию, что «лидеры «Большой тройки» обсуждая на Ялтинской конференции послевоенное устройство Европы, совершили «одну из величайших ошибок в истории». Буш сравнил Ялтинскую конференцию с мюнхенскими сговором и советско-германским пактом о ненападении 1939 года, утверждая, что в Ялте произошло «предательство» Восточной Европы»…

«Даже в худшие годы «холодной войны» западные ученые не ставили под сомнение выдающееся значение Ялтинской конференции для будущего Европы, для послевоенного устройства мира. Употребляли выражение «дух Ялты», понимая под этим «высокую долю консенсуса», «дух компромисса, общих поисков и сотрудничества». Сегодня же, вопреки принципу историзма, мы видим на Западе определенную тенденцию представить Ялтинскую конференцию либо в качестве незначительного события, либо там делают акцент на «аморальности» её решений. Эта идея активно развивается польскими политиками», сказала Ирина Новикова.

На самом деле, конференция в Крыму заложила основу для решения политических проблем мира в формате, который сейчас применяется в Совете Безопасности ООН – пять постоянных членов-стран победителей во Второй Мировой войне имеют право «вето» при любом голосовании. Другой важный урок Ялты состоит в том, что страны-победители смогли выработать общие подходы, которые исключили бы, по возможности, сведения счетов с побежденными, отметила Ирина Новикова. «Послевоенная Европа была создана на основе примирения. Это была новая фаза в истории, в основу которой легли демократические идеи, учитывающие опыт народов Европы.

Успех «Ялты» был во многом обусловлен тем, что СССР и союзники руководствовались в своих действиях не идеологией, а геополитикой, оставив в стороне идеологические различия во имя общей цели – победы над нацизмом».

Доцент кафедры всемирной и отечественной истории МГИМО (У) МИД РФ Сергей Монин выступил с докладом «Советский Дальний Восток и ленд-лиз». Он подчеркнул, что вопрос о ленд-лизе всегда использовался США для обоснования своей решающей роли в войне. «Арсенал демократии» - так определил американский президент Ф.Рузвельт роль своей страны в экономической составляющей победы над Германией и Японией. Сама формула ленд-лиза – поставки взаймы или в аренду без какой-либо оплаты во время войны – оказалась очень удачной и для получателей этой помощи, и для самих Соединенных Штатов.

Советский Союз, как известно, был вторым (после Британской империи) по объему полученных ленд-лизовских материалов. Далеко не все в нашей стране знают, что практически половина из них прошла через советский Дальний Восток. Прежде всего, это был морской путь из США во Владивосток (там за годы войны перевалили грузов почти в 4 раза больше, чем в Мурманске, и почти в 5 раз больше, чем в Архангельске), а также в Петропавловск-Камчатский и другие советские порты. Этот маршрут исправно функционировал в 1941-1945 годах, несмотря на всю сложность доставки такого огромного потока грузов, трудности навигации, особенно зимой, организационные проблемы, а также стремление Японии всячески препятствовать движению советских судов. Всего через порты Дальнего Востока прошло 8,2 млн тонн грузов (47,1% от общего объема ленд-лиза). Еще 2,6% было переправлено по назначению через Северный морской путь.

В последние годы много было написано о воздушном маршруте, связывавшем в годы войны СССР и США – о трассе Аляска-Сибирь (АЛСИБ). Американцы пригоняли самолеты в Фэрбенкс на Аляске, а далее советские летчики, сменяя друг друга, летели через Чукотку, Якутию и дальше до Красноярска, откуда боевые машины отправлялись на фронт. С октября 1942 года таким маршрутом было переправлено в СССР около 8 тысяч самолетов.

Ленд-лиз, безусловно, имел важное значение для Красной Армии и для советской экономики. Но, неправильно представлять ленд-лиз как «улицу с односторонним движением». США беспокоились, прежде всего, о своих интересах. Поддерживая СССР, который нес основное бремя борьбы с Германией, Соединенные Штаты получали возможность выиграть драгоценное время и – что особенно важно – максимально сократить свои потери. Применительно к Дальнему Востоку американцам очень нужно было добиться вступления СССР в войну против Японии. Для подготовки советских Вооруженных сил к этой кампании реализовывалась даже специальная программа ленд-лизовских поставок, завершил свое выступление Сергей Монин.

В целом, на конференции прозвучало более десятка докладов.

В интервью для «Международной жизни» один из организаторов и модераторов конференции профессор, проректор МГИМО (У) Евгений Кожокин подвел итоги работы:

«В этой конференции я бы отметил три момента. Во-первых, страны ШОС на сегодняшний день имеют очень близкие позиции по пониманию и интерпретации событий 70-летней давности. То, что конференцию включили в план работы ШОС, это – демонстрация понимания всех стран ШОС, что 70-летие завершения Второй Мировой войны – вопрос не только академической науки. Это вопрос, который касается ценностных ориентаций и нашего движения в будущее. Доклады, которые прозвучали, они показали, что и в научном плане, и в плане ценностном – у нас сильные позиции, очень сильные, потому что мы не боимся правды.

На конференции рассматривались столь разные вопросы, как, например, ленд-лиз, о котором мы заинтересованы говорить максимально откровенно относительно данных по поставкам, прежде всего, из США – и вооружений, и продовольствия. Мы видим – да, это был значимый процент, но только процент. Американцы поставляли нам самолеты, но в самолеты садились советские летчики. И самолеты просто оставались бы железом без тех людей, которые были профессионально подготовлены летать на этой технике.

Второе. Рассматривалась невероятно сложная по подготовке и проведению Маньчжурская наступательная операция. Доклад делал генерал-лейтенант в отставке Анатолий Филиппович Клименко. В целом было показано с военно-организационной точки зрения, насколько сложную задачу командования Советской Армии смогло решить в невероятно сжатые сроки. И как были минимизированы потери. Да, мы добились победного результата, и при этом потери с нашей стороны были намного меньшие, чем у противника.

И, наконец, сложная историческая тема: как позиция прибалтийских народов в истории войны – эстонцев, латышей, литовцев – была тогда выражена, если подавляющая их часть сражались в составе Советской Армии? Возникает вопрос – а как к ним относятся сейчас в Латвии, Литве и Эстонии, где поднимают на щит только тех, кто воевал на стороне нацистов? Они тем самым воевали, как против ССР, так и против наших союзников – западных демократий США и Великобритании. И вот тут, размышляя о судьбе этих народов, у которых свои особые проблемы, мы на конференции пытались понять, что мучило эстонцев, латышей, литовцев в 1941 году, какой у них был выбор?

В завершении могу сказать, что эта конференция – она значима, она, хотя и прошла в год юбилея Победы, но по своей сути стала не юбилейной, а рабочей. И такие конференции должны проходить чаще и без привязок к юбилеям. Потому что события такого масштаба, как Великая Отечественная война, Вторая Мировая война – это события человеческой Истории, Всеобщей Истории».

Ключевые слова: Ялтинская конференция ШОС

Версия для печати