Йемен между миром и войной

14:13 15.05.2015 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: news.mail.ru

В Йемене на протяжении последних двух месяцев продолжается вооруженная конфронтация между силами ближневосточной коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, и отрядами  зейдитского повстанческого движения «Ансар Алла» («Воины Аллаха»), представляющего шиитское меньшинство. Это движение известно также под названием хуситов по имени основателя и первого руководителя их военизированной группировки Мухаммеда Али аль-Хуси. Коалиция, используя ВВС и другие виды вооруженных сил, пытается уничтожить военный потенциал хуситов, контролирующих большую часть территории страны, включая ее столицу Сану, чтобы помочь находящемуся в Саудовской Аравии президенту Йемена Абдо Раббу Мансуру Хади удержать власть и вернуть потерянные территории.

Что дали бомбардировки позиций хуситов авиацией коалиции? Что необходимо, чтобы принятое сторонами предложение о «гуманитарной паузе» (12–17 мая) позволило перевести вооруженную конфронтацию в формат политического урегулирования? Есть ли опасность того, что события в Йемене будут способствовать суннито-шиитскому противостоянию, что даст дополнительные возможности для активизации всех экстремистских исламских движений и организаций, прежде всего «Исламского государства» и «Аль-Каиды»? Какую роль в сложившейся ситуации должны играть СБ ООН и международное сообщество в целом? На эти вопросы попытались дать ответы участники круглого стола, состоявшегося в пресс-центре МИА «Россия сегодня»: известные востоковеды, политики, а также отечественные и зарубежные журналисты, среди которых были и уроженцы Йемена.

Официальный представитель российского филиала Ассоциации йеменцев «За перемены» Абдель Бари Бакер выступил с изложением позиции, занятой коалицией Лиги арабских государств.  Бакер подчеркнул, что действия хуситов идут вразрез с законом еще с сентября 2014 года, когда была предпринята попытка захвата Адена и ряда других крупных городов страны. По убеждению А.Б.Бакера, конфликт в Йемене не носит религиозного характера: предшествующий президент страны Али Абдалла Салех был зейдитом, что не помешало ему находится на своем посту 33 года. Военная операция, проводившаяся в стране силами ЛАГ, была направлена на восстановление законности в стране, а погибшие в ходе бомбардировок минрные жители стали случайными жертвами. «Йеменцы не могут осуждать самолет, уничтожающий танк, который ведет огонь по йеменцам», - не без пафоса заявил г-н Бакер. По его словам, руководству Йемена непонятно, почему Россия, придерживающаяся принципиальной политической линии в регионе, направленной на защиту мира и стабильности, не может осудить «преступления хуситов против человечности». В настоящий момент количество погибших в крупнейших городах (включая Аден и Лахидж), по сведениям, приведенным А.Б.Бакером,  примерно 4600 человек. Полностью погибло 129 семей, включая женщин и детей. Что же касается сил коалиции, то они, по мнению Бакера, преследуют одну цель – «восстановление гражданского мира в стране», а жертвы среди мирного населения появляются лишь «из-за неверного наведения на цель».

Позиция г-на Бакера вызвала многочисленные возражения. Советник заместителя председателя Совета Федерации Андрей Бакланов заметил, что  у каждой страны могут быть свои старые и новые обиды. Йемен – страна, в истории которой были сложные периоды, сопровождавшиеся гражданскими войнами. Разумеется, внутренних конфликтов, существующих в стране, никто не отменял, но и внешний фактор в происходящих событиях игнорировать не стоит.  В качестве примера А.Бакланов привел в пример события на территории Чеченской Республики.  «До тех пор, пока первый президент Чечни Ахмад Хаджи Кадыров не поставил целью решение задачи гражданского примирения, возможности для манипуляций внерегиональных участников конфликта сохранялись», - сказал он. В то же время вряд ли можно испытывать особый оптимизм в связи с переговорами проправительственных и оппозиционных сил, прошедшими в загородной резиденции президента США в Кэмп-Дэвиде 13-14 мая. Известно, что Саудовская Аравия осталась ими недовольна: по мнению ее руководства, гуманитарная пауза предоставляет возможность перевести дух иранцам и проиранским политическим силам. Позиция США в конфликте носит двойственный характер.  Соединенные Штаты вначале помогали  иранцам, с которыми Вашингтону удалось достичь компромисса по развитию ядерных технологий, теперь же они склонны скорее оказать помощь их антагонистам – арабам. Фактически политическая  линия США, в основе которой лежит заигрывание с противостоящими друг другу политическими силами, лишь усугубляет гражданское противостояние в регионе. В выигрыше от этого остаются только военные монополии. Увеличить этот выигрыш может лишь новая провокация, аналогичная той, что произошла 11 сентября 2001 года. Так, в настоящее время к йеменским берегам направляется иранское судно «Иран шахид» в сопровождении корабля военно-морских сил Ирана. На борту корабля находится гуманитарный груз,  медицинский персонал и гражданские специалисты. Это судно может подвергнуться проверке при входе в территориальные воды Йемена. Ситуация благодаря позиции внешних игроков подведена к  новой точке вооруженного столкновения. Происходит ущемление суверенитета страны. По словам эксперта, сложившаяся ситуация очень напоминает канун войны в Ираке, когда комиссия ООН, занимавшаяся поиском оружия массового поражения в этой стране на протяжении года, так ничего и не нашла, и тогда было сделано заявление, что оружие размещено во дворцах Саддама Хусейна, способствовавшее новому обострению международной обстановки, а в перспективе – войне с участием США и ее союзников в обход устава ООН. Необходимо сделать все, чтобы не допустить нового витка силового противостояния, и обеспечить переход конфликта в более управляемое русло и, как следствие, к национальному диалогу.

Наконец, то, что произошло 14 мая в Кэмп-Дэвиде, больше всего напоминает не создание системы региональной безопасности, а формирование элементов блока против Ирана.  Любая вновь формируемая  система региональной безопасности должна учитывать специфику соперничества между крупнейшими государствами – Саудовской Аравией и Ираном. Исламская Республика Иран – потенциально богатая страна, с собственной системой добычи и переработки нефти. С целью избежать столкновения между двумя лидерами региона  необходимо всемерно способствовать формированию сбалансированной системы сдержек и противовесов.

Заместитель директора Института прогноза и политического урегулирования Александр Кузнецов подвел итоги   окончившейся месяц назад военной операции, проводившейся  в Йемене Лигой арабских государств. Ни одной проблемы, стоящей перед страной, она не решила, а лишь привела к ухудшению гуманитарной ситуации. В ходе военных действий погибло от 3 до 5 тыс. человек. Ближневосточная коалиция забыла, что еще ни один конфликт невозможно было разрешить грубым силовым путем. Одним из наиболее свежих примеров  может служить ситуация в Ливии, где гибель М.Каддафи не решила ни одной из стоявших перед страной задач. Причиной столкновений в Йемене стали, по мнению эксперта, не религиозные противоречия между суннитами и шиитами, а  классическая борьба за власть: хуситы с одной стороны и экс-президент Салех, потерявший власть в 2011 году – с другой, стремятся захватить власть в Йемене. Это крайне опасно в стране, организованной по кланово-племенному принципу. Военная операция, основная инициатива проведения которой была за Саудовской Аравией, лишь усложнила ситуацию.

Обострение ситуации на Аравийском полуострове привело к вмешательству в конфликт внерегиональных игроков, политика которых носит двусмысленный характер. В частности, США за последние два десятилетия  активно нарастили свое присутствие в регионе. Сейчас представители коалиции убивают соотечественников американским оружием, а участвуют в этом люди, натренированные американскими инструкторами. Во избежание новых трагедий требуется изменение тактики, а в перспективе и стратегии урегулирования конфликта в стране. На 17 мая намечено начало переговоров в Эр-Рияде. В этих переговорах российская дипломатия могла бы сыграть посредническую роль, используя свои возможности для достижения компромисса и создания в перспективе коалиционного правительства в Йемене.

Александр Кузнецов заявил, что  последние годы  на Ближнем Востоке прошли под знаком эскалации саудовско-иранского соперничества. Саудовская пресса была переполнена публикациями  о кознях Ирана, не останавливающегося ни перед чем, чтобы подорвать позиции королевства в регионе. Усиление позиций  шиитских партий в Йемене  было расценено в Эр-Рияде как угроза собственным национальным интересам.  Напротив, события «арабской весны» получили вначале поддержку со стороны саудитов (особенно это касалось прихода к власти в Египте «Братьев-мусульман»), однако уже события в Сирии были расценены там как угроза подрыва оси сопротивления. Война не прекращается, и иранцы все больше втягиваются в нее (5-6 млрд. долларов ежегодно уходит на поддержание сирийской экономики). В Сирию регулярно направляются военные инструкторы из Ирана, которые нередко погибают там. В настоящее время ситуация зашла в политический тупик, поскольку ни один из  региональных игроков не может достичь гегемонии на Ближнем Востоке. В то же время важнейшие гаранты стабильности в регионе – Ирак и Сирия - выведены из политической игры. Тем самым арабы  постепенно превращаются из субъекта политики в ее объект.

Перспективы предстоящих переговоров  об урегулировании  конфликта в Йемене вызвали разногласия среди приглашенных гостей круглого стола и известных востоковедов. В настоящее время  президент А.Р.М.Хади  обладает сомнительной легитимностью: он был избран при поддержке военных на переходный период, составлявший два года, и по завершении которого предполагалось принятие Конституции страны. Однако принятие  Основного закона до сих пор не состоялось.  К тому же вряд ли переговоры в  ходе конференции по Йемену в Эр-Рияде закончатся плодотворными результатами. Скорее для достижения компромисса площадка переговоров должна переместиться в  столицу Омана Маскат или в Москву. Саудовская Аравия, по мнению ряда специалистов,  не только выступила как одна из сторон конфликта, но и фактически осуществила агрессию против Йемена. По ее инициативе подверглись бомбежкам военные базы и склады, из-за чего подрывается основа функционирования йеменской армии и волей-неволей расчищается путь для деятельности ИГИЛ и Аль-Каиды в регионе. Наконец, позиция, занятая коалицией Лиги арабских государств, поощряет сепаратизм в стране, поскольку А.Р.М. Хади непопулярен на юге (в 1994 году он подавлял там восстание сторонников Йеменской социалистической партии, недовольных ролью Южного Йемена в строительстве нового государства).

Отвечая на эти заявления, Андрей Бакланов заметил, что политическая модель, существовавшая при Абдель Фаттахе Исмаиле в Народно-Демократической Республике Йемен, значительно больше подходит югу страны, чем та, которая существует в настоящее время. Однако вначале необходимо разрешить гуманитарные проблемы в стране. «Возможно, по мере достижения гражданского компромисса обратятся и к этому историческому опыту», - заметил он. Трагедия страны усугубляется тем, что соседние страны Залива относились к Йемену свысока, игнорируя насущные проблемы его народа. Никакие интеграционные проекты Йемен ранее не затрагивали, и теперь ЛАГ расплачивается за свою близорукую и корыстную политику в отношении этой страны. А.Бакланов заметил, что во вспыхнувшем конфликте есть доля вины и российской дипломатии, в первой половине 1990-х годов  почти ушедшей с Ближнего Востока и во многом растерявшей свои прежние позиции. Россия может и должна участвовать в урегулировании конфликта, привлекая к нему йеменцев-выпускников советских вузов, пророссийски настроенные политические силы и неправительственные организации.

Ключевые слова: война в Йемене

Версия для печати