Ждет ли Россию и США «холодная война»?

19:57 30.04.2015 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»


Фото: gr-sozidatel.ru.

На факультете мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики прошла  встреча и открытая дискуссия с ведущими американскими специалистами на тему «Российско-американские отношения: на или за гранью холодной войны». Во встрече приняли участие: Эндрю Вайсс,вице-президент Фонда Карнеги и экс-советник по России президента США;  Евгений Румер,директор программы Фонда Карнеги по России и Евразии; Стивен Саймон,известный специалист по Ближнему Востоку и бывший ответственный сотрудник Совета национальной безопасности США. Модератором  дискуссии выступил  Федор Лукьянов, председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».

Вице-президент Фонда Карнеги Эндрю Вайсс начал свое выступление с более чем странного заявления. По его словам, американские эксперты недостаточно осознают степень своей вины за события последних двадцати лет. Ситуация в мире становится значительно более динамичной, чем раньше, в ней оказывается задействовано намного большее число политических игроков, что представляет собой угрозу для всей сложившейся системы международного права. Ни экономический кризис 2008 года, ни обострение ситуации на Украине в 2013 году, закончившееся социальным взрывом, вооруженным противостоянием на востоке страны и изменением статуса Крыма не были просчитаны ведущими американскими экспертами. В настоящее время, по утверждению Э.Вайсса, между Россией и США нет каналов для поддержания диалога и не существует атмосферы доверия, которая могла бы сделать этот диалог возможным.  В качестве обоснования этой  позиции Э.Вайсс привел событие двухнедельной давности, когда истребители ВВС Нидерландов, патрулирующие воздушное пространство над странами Балтии в рамках НАТО, перехватили российский транспортный самолет Ил-20, который нарушил воздушное пространство Эстонии и Литвы.

Директор программы Фонда Карнеги по России и Евразии Евгений Румер, комментируя ход кризиса на Украине, в который оказались втянуты Европейский союз, США и Россия, заявил, что у США не существовало и до сих пор не существует никакой стратегии в регионе. Более того, согласно его утверждениям, Украина на протяжении длительного времени оставалась самым неприоритетным регионом для Вашингтона, значительно большее внимание уделявшего событиям на Ближнем и Среднем  Востоке, отношениям с Китаем и странами Юго-Восточной Азии и событиям в Сирии. Поэтому, когда начались массовые выступления  в Киеве, США стали использовать неоднократно оправдывавшие себя старые подходы и лозунги, общий смысл которых заключался в том, что эта страна имеет право на свободу, а свобода связана исключительно с европейской интеграцией. Кроме того, в своей концепции трансатлантической безопасности Вашингтон привык опираться на два двигателя – механизм расширения НАТО и ЕС.  США не учли лишь одного аспекта. Они не могли себе представить, насколько жесткой будет российская реакция на события, происходящие в соседней стране.

Известный российский политолог и журналист, директор «Фонда эффективной политики» Глеб Павловский заявил, что ситуация, сложившаяся в настоящее время на Украине, создана тремя политическими участниками конфликта – Брюсселем, администрацией экс-президента Украины В. Януковича и Москвой, причем В.Янукович на полном серьезе считал себя полноправным хозяином положения и модератором отношений со странами Европы и США, а официальный Брюссель фактически открыто поддержал уличные выступления в Киеве и за его пределами.  Когда выступления под лозунгами евроинтеграции переросли, по словам политолога, «в городскую революцию», глава Российского государства не смог оставаться безучастным к происходящим на Украине событиям. По мнению Г.Павловского, прежняя модель взаимоотношений между Россией, США и Евросоюзом прекратила свое существование, и система принятия решений на этом направлении должна быть разработана и принята заново.

Заявления американских политологов вызвали много вопросов со стороны их российских коллег.  Заместитель директора Института США и Канады РАН Павел Золотарев заметил, что оба докладчика из Фонда Карнеги, разъясняя позицию США по кризису на Украине, делают акцент на импульсивной, импровизационной стороне дела. «Ни один серьезный специалист не поверит подобному»,- сказал он. По словам российского американиста, определяющую роль в событиях сыграли как раз долговременные факторы и стратегия, избранная руководством США после окончания холодной войны. Более того, отношения между Россией и НАТО никогда не были безоблачными. Лишь в самом начале 1990-х годов, после распада СССР, была установлена мирная пауза, на которую обе стороны пошли добровольно. Однако уже  различия в оценке событий в Приднестровье в 1992 году, а затем вооруженное противостояние между властью и  оппозицией в октябре 1993 года не способствовали установлению здоровых отношений между Россией и США. По сути, США продолжали действовать в отношении России, опираясь на принципы,  изложенные в знаменитой длинной телеграмме 1946 года, отправленной  Джорджем  Ф. Кеннаном в адрес государственного секретаря США Джеймса Ф. Бирнса, послужившей основой для доктрины сдерживания периода холодной войны. Причем для них не стали предупреждением и события грузино-осетинской войны 2008 года, которые показали, что США и НАТО перешли порог дозволенного в отношениях с Москвой. Никаких выводов американское аналитическое сообщество не сделало, что в значительной степени является приговором экспертно-политическому сообществу вообще.

Заявления американских и российских политологов вызвали активную дискуссию, посвященную американской политики в отношении России, начиная с самого начала 1990-х годов. По меньшей мере странным для российских коллег стало игнорирование многочисленных социологических опросов, проводившихся на Украине на протяжении двух десятилетий и наглядно показавших клановый и финансовый раскол страны, а также существенные различия в политических приоритетах  между столицей, западом и востоком страны в оценках деятельности Североатлантического блока, а также в отношении сотрудничества с Россией и Европой. Однако даже не этот факт, по мнению большинства участников дискуссии, стал отправной точкой для охлаждения отношений. США не оценили добровольного отказа российской стороны от идеологического и военного противостояния двух сверхдержав, и восприняли окончание холодной войны как свою победу. Форсированное строительство капиталистических отношений в России, предпринятое в период правления Б.Ельцина, не могло не привести к многочисленным диспропорциям в политической и экономической жизни страны, которые стали основой формирования авторитарной политической модели уже при его преемнике. Не признала американская сторона и своей ответственности за проведение залоговых аукционов в России в середине 1990-х годов, резко сокративших возможности для развития конкурентной экономики в стране. По тем же причинам потерпел поражение либеральный политический проект в России, который не может иметь перспектив до тех пор, пока российские демократы, или люди, именующие себя таковыми, не признают свою долю ответственности за произошедшие события.

Подавляющее большинство экспертов сошлось в том, что холодной войны между Россией и США в настоящий момент не существует. Невозможно ее возникновение и в ближайшие годы. Однако период «холодного мира» может продлиться довольно долго.  Обеим странам предстоит основательный пересмотр всей системы взаимоотношений, чтобы определить, какие из направлений взаимодействия на международной арене смогут быть использованы для возобновления диалога. По мнению ряда экспертов, таким направлением может стать контроль за  использованием технологий двойного назначения и предотвращением их утечки.

Ключевые слова: российско-американские отношения

Версия для печати