Фальсификация истории Великой Отечественной войны: как противостоять ревизионизму?

14:04 08.04.2015 Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

На заседании круглого стола. Слева направо: Владислав Кононов (второй слева), Армен Гаспарян, Григорий Пернавский.

7 апреля в пресс-центре  информационного агентства «Национальная служба новостей» состоялся круглый стол,  приуроченный к 70-летию Победы, на тему «Героизация нацистских преступников и другие примеры фальсификации российской истории». В заседании круглого стола приняли участие известные общественные деятели, журналисты, историки, издатели военно-патриотической литературы.

По словам руководителя департамента  информационной политики Российского военно-исторического общества (РВИО), кандидата исторических наук Владислава Кононова, в последние годы  в оценке событий и последствий Великой Отечественной войны  нередко происходит подмена понятий, которую иначе, чем моральным релятивизмом не назовешь. В доказательство своей позиции представитель РВИО привел наиболее вопиющие примеры. Так,  на страницах глянцевого журнала ( имеется в виду «МАXIМ».-А.Т.)в подборке фотографий объединяют молодого Гитлера, серийных убийц и женщин-снайперов Великой Отечественной войны. Происходит скандал во вновь открывшемся «Центральном Детском магазине» (бывший «Детский мир».-А.Т.) на Лубянке, где продают бюсты военных деятелей и функционеров рейха, статуэтки солдат и офицеров в нацистской военной форме. Но существует и другая крайность, примером чему может служить уголовное дело, заведенное  на днях в Смоленске против журналистки местного издания «Readovka.ru» Полины Данилевич, разместившей в сети фотографию города времен оккупации. В.Кононов призвал не устраивать охоту на ведьм, с умом подходя к применению закона о запрете на демонстрацию нацистской символики. «Многое зависит от контекста. Стоит задать себе вопрос: что мы хотим рассказать подрастающему поколению, демонстрируя эту символику?»- сказал он.

 

Один из злополучных бюстов в «Детском мире» по «недетской» цене. После скандала снят с витрины. Фото: odintsovo.info.

 

Выступление историка, издателя, редактора издательства «Tactical Press» Григория Пернавского оказалось более жестким. По его словам, скандал с фотографиями на страницам глянцевого журнала и выявленный факт продажи статуэток в «Центральном Детском магазине» - явления совершенно разного порядка. «Для сотрудников глянцевого журнала можно открыть курсы, в ходе которых им будут прочитаны базовые лекции, призванные восполнить те сведения, которые они не получили в школе, институте или от родителей»,- не без иронии заметил он.

События в «Детском мире» представляют собой явление иного порядка. В этом магазине, что само по себе странно, продавали не игрушки, рассчитанные на детей, а стендовые модели, которые представляют предмет коллекционирования людей, занятых военно-исторической тематикой и реконструкцией, далеко не только связанной с «третьим рейхом». После покупки бюста или фигурки её доводят до надлежащего ей вида. Среди моделистов и реконструкторов невозможно встретить нацистов; напротив, подавляющее большинство этих людей – очень серьезные и заслуживающие доверия  военные историки. Напротив, они представляют собой вполне патриотическое сообщество, очень многое сделавшее для популяризации военной истории в нашей стране. Скандал, который разразился вокруг «Детского мира», сильно ударит именно по этой прослойке, которая, по мнению Г.Пернавского, окажется в оппозиции к нынешней власти или уйдёт в подполье. Продавцы меньше всего думали о реабилитации нацизма, их задачей было показать товар лицом, рассчитывая на внешний эффект. «Мой опыт показывает, что головой при этом пользуются крайне редко», - заметил историк. Однако ситуацию еще можно исправить, например, подумав над расширением ассортимента, включив в него солдат и технику Красной и армий антигитлеровской коалиции. Г.Пернавский выразил надежду, что разразившийся скандал не уничтожит всю систему стендового моделизма в стране.

Сложность еще и в том, что под действие нового закона попало большое количество литературы, необходимой для сопутствующих исследований, но объявленной экстремистской («Последние записи»  Й.Геббельса, «Фашизм и русская эмиграция» А.Окорокова, «Застольные беседы Гитлера» Г.Пикера). Проблема в том, что и чиновники, и рядовые граждане в нашей стране  не слишком грамотны в вопросах истории. Г.Пернавский заметил, что запреты подобного рода уже осуществлялись в советское время. После распада СССР это привело к заполнению прилавков и книжных магазинов гигантскими тиражами ревизионистской литературы, зачастую неплохо финансировавшейся по зарубежным каналам, и из-за притягательности запретного плода пользовавшейся немалой популярностью.

В связи с этим непонятно, например, какая участь ждет в  настоящее время дневники Альфреда Розенберга, которые готовит в настоящее время  к изданию фонд «Историческая память» под руководством Александра Дюкова при содействии Музея Холокоста в Нью-Йорке. Издание будет сопровождено подробным академическим комментарием, в котором вскрывается суть оккупационной политики нацизма. Актуальность этого источника для исследователей очевидна; но не попадет ли книга в список экстремистской литературы?

 

Известный историк, публицист, журналист, руководитель специальных проектов главной редакции координации вещания радиокомпании «Голос России» Армен Гаспарян, отчасти оспаривая тезисы своего коллеги, заметил, что  уход моделистов и реконструкторов в «подполье» вряд ли  возможен, и в первую очередь - по причине их очень небольшой численности.. Разумеется, продажа стендовой продукции в «Детском мире» недопустима, но как быть с тем, что всего в трехстах метрах от него продается комплект оловянных солдатиков с атрибутами войск СС, включая известную британскую серию «Берлин 1939»? В странах Европы подобную продукцию, разумеется, невозможно купить в любой привокзальной лавке: это прерогатива специализированных магазинов. В России изучение истории Великой Отечественной войны оказалось очень сильно политизировано. Именно по этой причине в России никогда не будут проводиться так называемые «Экспо», давно ставшие традицией во многих странах.  Но проблема  еще и в том, что мы плохо знаем свою же собственную историю. В итоге в книжных магазинах невозможно найти биографию руководителя  контрразведки «Смерш» Виктора Абакумова, но зато в наличии россыпь книг, посвященных руководителям нацистских спецслужб, например,  начальнику  военной разведки рейха (абвера) Вильгельму Канарису и  бригадефюреру СС Вальтеру Шелленбергу. «Такая ситуация плохо поддается логическому осмыслению», -сказал  А.Гаспарян.

По словам Г.Пернавского, рост симпатий  к нацизму среди подрастающего поколения  возник потому, что государство перестало заниматься историческим воспитанием своих граждан. Исследователям фактически перекрыли возможность работать в военно-исторических архивах, затягивая получение ими разрешений на работу в архивах. Неимоверно сложно добиться копирования нужных документов. Это требует долгих согласований, а результатом чаще всего  становится мизерный тираж книги, выпущенной очередным энтузиастом. Патриотизм –  это прежде всего господдержка просветительской работы, а вовсе не уличные марши.

Закон о запрете нацистской символики, принятый в октябре 2014 года, оказался, по словам Г.Пернавского,  плохо проработан. Для исправления ситуации, по его мнению,  необходима комиссия с участием компетентных профессионалов, под руководством которой будут тщательно расписаны все возможные варианты нарушений.

Все эксперты, участвовавшие в заседании круглого стола, сошлись в том, что подробное изучение противника отнюдь не предполагает его прощения. Но нужно помнить и то, что серьезный труд на военно-историческую тематику может получиться лишь при сличении источниковедческой базы обеих сторон, а для этого необходимо оставить за профессиональными историками право ссылаться на необходимые им для исследования источники. В противном случае  любой нежелательный юридический прецедент может привести к резкому снижению удельного веса качественных исследований по теме Великой Отечественной войны и очередному росту ревизионистских настроений в обществе.

Ключевые слова: Великая Отечественная война нацизм

Версия для печати