Ближний Восток: попытка «смены караула»?

11:18 01.04.2015 Андрей Исаев, журналист-международник


"Такого нестабильного Ближнего Востока мы не видели со времен краха Османской империи", - заметил два года назад израильский министр обороны Эхуд Барак (http://www.interfax.ru/world/288421). С того времени ситуация не стала лучше, а военная операция суннитской коалиции против шиитских повстанцев в Йемене ее только усугубляет.

Долгое время традиционным для США методом удержания «стран третьего мира» в зоне своего влияния было установление «правильных» с точки зрения Вашингтона режимов по принципу: «Это — сукин сын, но это наш сукин сын» (слова, по воспоминаниям мемуаристов, произнесенные Ф.Д.Рузвельтом в адрес Анастасио Сомосы-старшего). Со временем диктаторов стали менять на менее одиозные фигуры, тем не менее, ставка делалась на авторитарные режимы. Так продолжалось до знаковой сентябрьской трагедии 2001 года, после которой врагом номер один был объявлен исламский терроризм. Как писал журнал «Новое военное обозрение», «Теракты 11 сентября 2001 года наглядно показали, что, вопреки господствующей теории, навязанной самим же Вашингтоном, американское военное превосходство не только не в состоянии обеспечивать глобальную стабильность, но и способствует возникновению новых угроз безопасности США как внутри страны, так и за их пределами. Америка оказалась не в состоянии защитить свои символы экономического и военного господства – башни «братья-близнецы» в центре Нью-Йорка и Пентагон в самом сердце Вашингтона» (http://vpoanalytics.com/ 2014/05/21/uxodya-s-mirovoj-areny-ssha-podryvayut-mezhdunarodnuyu-stabilnost/).

Для «искоренения» терроризма, а заодно – для сохранения контроля над ближневосточными странами была разработана доктрина «Большого Ближнего Востока», предусматривающая установление в государствах нефтеносного региона «дружественной коллективной демократии» в качестве панацеи от всех бед и прямого пути к экономическому процветанию и свободному обществу. Впервые план «реконструкции» Ближнего Востока был декларирован Бушем-младшим в ноябре 2003 года. При этом к методам демократизации относились без излишней щепетильности, в чем вскоре смогли убедиться народы Афганистана и Ирака.

Политологи продолждают спорить о том, была ли «арабская весна», начавшаяся в январе 2011 года отстранением от власти президента Зин аль-Абидин Бен Али в Тунисе, организована американцами или стала для них неожиданностью. В любом случае, очевидно, что условия для нее во многом были подготовлены политикой «демократизации», проводимой Белым домом и ЦРУ. Так или иначе, демократия в арабских странах не задалась. К власти пришли или стали претендовать на захват власти (как, например, в Сирии) более или менее радикальные исламисты, которые в глазах многих мусульман являются продолжателями дела легендарного Саладдина, освободителя правоверных от крестоносцев – «западных империалистов» средневековья.

Напомним: конфликт между США и Ираном начался после исламской революции. И вот теперь Вашингтон получил целый ряд ее клонов. Не был извлечен урок и из палестинского опыта: в 2006 году по инициативе американцев была «демократизирована» Палестинская автономия и прошли выборы в ее Национальный совет, на которых в секторе Газы победили исламисты. Патронирование сирийских радикалов привело к тому, что Джеймсу Клепперу, главе американской Национальной разведки (NI), в январе 2014 пришлось констатировать: «Сирия стала магнитом для всех террористов планеты, и именно в ней могут готовиться новые теракты против США» (http://www.voltairenet.org/article182050.html).

Фиаско в Афганистане и Ираке, просчеты в Ливии и Сирии показали, что из ситуации надо как-то выходить. К тому же в последние годы быстро начала меняться общая геополитическая обстановка. Прежде всего – за счет роста влияния Китая, уже не ограничивающего зону своих интересов Азиатско-тихоокеанским регионом. Все больше экспертов считает, что Ближний Восток уже не так интересует Вашингтон: «сланцевая революция» вкупе с распространением энергосберегающих технологий снижают зависимость американской экономики от поставок арабской нефти. По словам британского политолога Тима Ниблока: «Наблюдается очевидная тенденция ― влияние Америки снижается, а сила Китая и Индии возрастает. И я думаю, что эта тенденция будет влиять на политику США. Раз их мощь снижается, то приходится выбирать приоритеты. США больше не смогут быть мировой сверхдержавой в старом смысле слова ― они не смогут контролировать все на свете… Я не уверен, что американцы захотят и смогут сохранять полный контроль над Ближним Востоком. Они могут прийти к соглашению с Ираном, но я думаю, что интересы Соединенных Штатов уже не здесь, они в других регионах мира» (http://oko-planet.su/politik/politikmir/ 218630-interesy-ssha-seychas-uzhe-ne-skoncentrirovany-na-blizhnem-vostoke.html). Похоже на то, что американцам придется сосредоточиться на АТР и Карибском бассейне, куда активно внедряется Китай, и с которым достаточно быстро развивает партнерские отношения Россия. На наш взгляд, запущенный не так давно процесс нормализации американо-кубинских отношений подтверждает этот тезис.

Вместе с тем понятно, что ближневосточный регион в обозримом будущем совсем из сферы интересов США не выпадет, хотя бы потому, что Вашингтон, несмотря ни на что, еще долго не откажется от арабской нефти и, наверно, никогда - от патронирования своего enfant terrible – Израиля. В этом и состоит непреодолимое противоречие американской политики на Ближнем Востоке: Саудовская Аравия – это нефть, Израиль – это стратегическое присутствие. И там, и там не все в порядке. Трения между США и Израилем начались после выступления Б. Обамы в Каире в 2009 году, в котором он высказался за замораживание строительства новых поселений, и с тех пор все это обрастает новыми эпизодами. Саудиты недовольны, прежде всего, «заигрыванием» Вашинтона с Тегераном и нерешительностью американцев в сирийском вопросе.

Обострение гражданской войны в Йемене привело к новому повороту событий. После бегства йеменского президента из страны, Эр-Рияд решил взять инициативу в свои руки и организовал коалицию, которая принялась усмирять вооруженную оппозицию. Военная операция преследует сразу несколько целей: это и разгром повстанцев-шиитов (граничащая с Йеменом нефтеносная Восточная провинция Саудовской Аравии населена во многом шиитами, сочувствующими своим йеменским единоверцам); и демонстрация единства и решимости суннитских стран Ирану, который поддерживает восставших хуситов (к коалиции присоединлся даже Пакистан, никакого отношения к арабскому миру не имеющий). А, кроме того, саудиты дают понять американцам, что «порядок у себя дома», они способны навести и без помощи из-за океана. В этой связи символично, что авианалеты начались через несколько дней после того, как американцам пришлось эвакуировать из Йемена не только свое посольство, но и персонал военной базы. А 29 марта на конференции Лиги арабских государств было согласованное решение создать объединенные арабские силы быстрого реагирования численностью до 40 тысяч человек. Тогда же министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал раскритиковал послание В.Путина, в котором российский лидер призвал арабские государства решить конфликт в Йемене «без внешнего вмешательства» (http://top.rbc.ru/politics/29/03/2015/ 5517f83b9a7947da32000f83). Другими словами, ваххабитский Эр-Рияд, теряющий свое влияние в Сирии, Ливане и Ираке в пользу Тегерана, перешел в контрнаступление, заявив свои права на единоличное лидерство в регионе.

Как отметил аналитический центр Stratfor, ухудшение ситуации в Йемене создало еще один «саудито-иранский фронт геополитической борьбы», которая будет длиться в «обозримом будущем» (http://www.regnum.ru/news/polit/1909149.html). Нетрудно догадаться, что и Анкара, и Дамаск, и Эрбиль будут не в восторге от такого развития событий. Да и весь многолетний опыт межарабской консолидации следует признать по большей части негативным. Так что Ближний Восток еще долго будет, по выражению Е.Сатановского, оставаться «котлом с неприятностями» для мирового сообщества.

Версия для печати