«Мыслепреступление» - причина для санкций

17:14 15.03.2015 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Вашингтон преподнес миру новшество – введение санкций в отношении российских интеллектуалов, уличенных в несовпадении их мнения на текущие события вокруг Украины с мнением Госдепа США (1).

Привязка к Украине – лишь повод для того, чтобы накинуть узду на идеологические теории, ставящие под сомнение адекватность либерализма истинным нормам демократии и прав человека. Отныне Вашингтон негласно оперирует понятием «мыслепреступление», и считает таковым интеллектуальную позицию, критикующую фундаментальные основы западной цивилизации.

Конституирующими элементами либеральной идеологии в ее официальном изводе являются свобода слова, мысли и передвижения. При ближайшем рассмотрении окажется, что все они далеко не всегда соблюдаются странами, где либерализм занимает господствующее положение.

Самый яркий пример – миграционная политика США или Канады. Американский континент заселялся европейцами хаотично, с уничтожением коренного населения, и стихийно складывающейся государственно-административной системой, которой позже стали сопутствовать все необходимые в таких случаях атрибуты – введение въездных виз и проч. Но кто может указать точный хронологический рубеж, когда заселение американского континента должно протекать стихийно, и когда – системно? Никто не даст ответа на вопрос, почему до определенного времени въезжать на территорию Северной Америки можно каждому желающему, а затем нельзя,  после возведения визовых барьеров теми, чьи предки сами оказались на территории США и Канады стихийно, прибыв с многомиллионным потоком таких же эмигрантов. 

Где начинается и где заканчивается свобода передвижения? Что, с позиций либеральных теоретиков, под ней понимать, и каковы границы этого явления? Эти вопросы также остаются без ответа, что позволяет жонглировать этими понятиями, исходя из политической конъюнктуры.

Теперь либерализм взялся за возведение искусственных барьеров в мыслительном пространстве. Преодолевать их не рекомендуется, а свободное скольжение по этому пространству будет караться.

В западном информационно-интеллектуальном пространстве нашли свою нишу представители многих, порой, очень спорных, идеологий – апологеты национализма, неонацизма, исламского терроризма, консервативного неоколониализма. Известно, что в США спокойно действует Американская нацистская партия, официальная страничка которой открывается свастикой и недвусмысленной фразой: «Привет нашим братьям и сестрам по белой расе!» (2). Там же - слова преданности национал-социализму и идеям «американского Гитлера» полковника Роквелла.

К слову, идеи Роквелла еще вначале 2000-х были высоко оценены украинскими националистическими организациями, такими как «Белый молот» и «Патриот Украины». Сейчас они входят в «Правый сектор», и, не стесняясь, демонстрируют приверженность украинскому этническому неонацизму в лице ОУН-УПА и дивизии СС «Галичина».

Ни нацистские, ни исламистские идеи западный либерализм не пугают. Он давно их переварил, и включил в себя настолько, насколько это позволяет ему использовать эти радикальные течения для достижения своих политических целей. В XXI в. неонацизм и исламизм слились с либерализмом настолько, что превратились в политический инструментарий последнего.

Не удается либерализму включить в себя и переварить идеи, не имеющие чрезмерно жесткой привязки к какому-нибудь «якорю», как в случае с идеей расовой (в случае с неонацизмом) или религиозной чистоты (что бы под ней ни понимали сторонники всемирного халифата). Идея всемирного халифата не может существовать вне исламского мира, идея расовой чистоты – вне расистского прошлого англосаксонского мира, и расово родственного ему мира германского.

Идеи, критикующие либеральный тоталитаризм с научно-политологических позиций (идеология евразийства или вспомогательное понятие «суверенной демократии», как отправная точка для производства многих других необходимых терминов), привязаны к научному дискурсу, и могут существовать вне России (3). В «оторванности» этих идей от конкретной национальной почвы тоталитарный либерализм увидел главную опасность. Это делает их универсальными и подходящими для любой национально-государственной почвы.

Как пример: понятие суверенной демократии было знакомо Европе, Азии и Америке. Сегодня это понятие не чуждо южноамериканским лидерам (Венесуэла, Эквадор, Куба).

Мы сталкиваемся с прецедентом, когда карательные санкции распространяются на научную сферу для удушения и устрашения непокорно мыслящих представителей интеллектуального сообщества. В руках либерализма и богословие – служанка философии, и наука - служанка политики.

Отныне атмосфера свободного обмена мнениями покидает науку. Высказывать критические замечания в адрес либеральной идеологии небезопасно. Вводится жесткая идеологическая «уравниловка», при которой возможность научно существовать получат маловлиятельные носители антилиберальных  взглядов, не могущие составить конкуренцию мощным «мозговым трестам» западных идеологов.

Обмен мнениями приобретает односторонний характер: Запад выступает в роли эмитента интеллектуальных «дензнаков»; остальные приговорены к пользованию ими. Западному научному сообществу уготовано быть «вещью в себе», и слушать, словно тетерев на току, только себя. Это не приведет ни к чему, кроме интеллектуального высокомерия и убежденности в собственной научной непогрешимости.

По такому пути уже давно пошла Польша, где в библиотеки и на университетские кафедры не допускаются работы мыслителей, идущие в разрез с официальными взглядами Варшавы о будущем атлантической цивилизации – Мишеля Чоссудовского, Александра Панарина и др. (4). Итог: польское интеллектуальное пространство предельно зачищено от «неправильных» представителей, и польская политологическая наука вынуждена вариться в собственном соку. Это выражается в неадекватных теориях на грани мифотворчества, которыми изобилует польская политическая сфера.

В условиях утраты привлекательности западного толкования демократии, когда возрастают интеллектуальные риски утери идеологами либерализма господствующего положения в научном мире, давление со стороны Соединенных Штатов на неугодных ученых, политиков, писателей и др. законодателей интеллектуальных мод будет только возрастать.

Либерализм давно перешел красную черту, отделяющую реальную, не показную демократию от набитого ложными символами чучела демократии. Такие понятия, как тоталитарный либерализм и тирания рынка становятся все более востребованными в научном и политическом дискурсе.

 

 

1)       http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/1821150

2)       http://www.americannaziparty.com/about/index.php

3)       http://evrazia.org/article/2642

4)       http://www.newsbalt.ru/detail/?ID=50202

Ключевые слова: идеология антироссийские санкции

Версия для печати