Переговоры в Минске и подписанные документы - кто «победил»?

18:04 12.02.2015 Арно Дюбьен, директор Франко-российского аналитического центра Обсерво при Франко-российской торгово-промышленной палате


Сам по себе факт состоявшихся переговоров и достижения договоренностей в виде двух подписанных документов – это позитивный сигнал, шаг в сторону деэскалации конфликта. Обращает внимание то, какими муками это далось.

Тем не менее, подписанные документы и «сопутствующие» им факты, события и выступления ряда лиц вызывают вопросы и опасения.

Во-первых, нет прописанного решения по самой проблемной на сегодня точке – Дебальцево. По всей видимости, до вступления в силу перемирия (полночь 15 февраля) следует ожидать самых ожесточенных боев и в Дебальцево, и в других местах. Если в результате этого будет 200-300 погибших с любой из сторон, то это сорвет начавшийся процесс. И такое развитие ситуации, к сожалению, весьма вероятно.

Также согласно достигнутым в Минске письменным договоренностям, решение трех самых проблемных вопросов – местные выборы, контроль за границами и конституционные реформы – растянуто по времени до конца года. Понятно, что эти три вопроса взаимосвязаны. Но это говорит и о полном отсутствии доверия, и о том, что каждая из сторон боится сделать первый шаг и потерять лицо.

Нет в подписанных документах и фиксации внешнеполитического статуса Украины в виде ее внеблокового статуса – а именно это и послужило первоисточником глобального конфликта вокруг этой страны.  На днях в ходе пресс-конференции Франсуа Олланд сказал, что не видит Украину в составе НАТО, и это прозвучало для России как обещание Франции наложить вето на такое возможное решение, как в 2008 году в Бухаресте.

Есть в подписанных документах и откровенно противоречивые позиции. Один пример. В статье 10 предполагается разоружение всех незаконных группировок – то есть, как я понимаю, речь идет об ополченцах, при этом в предпоследнем примечании к документу говорится о создании отрядов народной милиции по решению местных советов – то есть, де-факто это может быть легализацией тех же ополченцев, которые навряд ли готовы сложить оружие. Трудно предположить, что речь идет о том, что Киев пришлет свои отряды!

Противоречивость формулировок подписанных документов отражает тот факт, что всем пришлось идти на уступки. И следует ожидать, что теперь всем подписантам (Порошенко, ополченцам и даже Путину) внутри, среди «своих» придется доказывать, что именно они победили. 

Теперь о том, кто и на какие уступки пошел.

Порошенко «выиграл» в том, что в документах нет слова «федерализация Украины», не фигурирует «внеблоковый статус» и при этом несколько раз говорится о «территориальной целостности». Скорее всего, скоро состоится освобождение украинской летчицы Савченко. У Порошенко слабые позиции в Киеве, и ему сейчас нужны такие символы, чтобы сохранить лицо.

Ополченцы «получили» возобновление функционирования всех государственных механизмов, выплат пенсий, пособий и т.п., то есть снимается экономическая блокада.

Что выиграл Путин? Признание от Олланда и Меркель, его имидж может улучшиться, а это в свою очередь открывает путь к нормализации отношений между Европой и Россией - я не говорю «с Западом», так как США стоят отдельно.

Не исключено – хотя об этом не говорится – что если на местах будут выполняться договоренности, то в отношениях между Брюсселем и Москвой начнется позитивная динамика, и уже весной может вновь в повестке дня встать вопрос о снятии санкций. При таком сценарии очень негативные ожидания, которые явно наблюдаются среди экономических игроков, не сбудутся, и может произойти разморозка инвестиционных проектов. А это позитивно скажется на всей экономике России.

Выделение Украине новых кредитов (новость о чем появилась в это же время) МВФ и установление перемирия дает ей возможность избежать катастрофы в краткосрочной перспективе. Но стратегические задачи развития экономики, выстраивания отношений в треугольнике «ЕС-Украина-Россия» не решены.

Мое внимание привлекла также формулировка из второго документа – о «приверженности идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана». То есть прописана идея «большой Европы». Мне кажется, что за этой на первый взгляд непримечательной формулировкой скрывается главный раскол внутри западных элит: теми, кто как Олланд и Меркель, несмотря на ситуацию вокруг Украины привержены этой идее, и теми, кто хочет отгородить Россию от Украины и остальной Европы. Эта борьба между двумя концепциями уже давно идет на Западе, и будет идти и дальше:  вовлекать ли Россию в общеевропейские процессы или отодвигать ее все дальше на север и восток.

 

www.obsfr.ru

Ключевые слова: Франция Евросоюз Украина Минск переговоры в Минске украинский кризис

Версия для печати