ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Россия и Белоруссия: пространство совместной государственности

20:23 02.02.2015 •

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Союзному государству России и Белоруссии уже 15 лет. Как бы вы оценили его деятельность?

Григорий Рапота: Это очень хороший проект, который нацелен на создание совместной государственности. Но прежде чем подойти к вопросу совместной государственности, нужно было решить ряд очень серьезных проблем. Это отмечено во всех основных документах. Надо было создать единое социальное поле для граждан Белоруссии и России. Речь идет о возможности свободного передвижения, свободы выбора места работы, места жительства, места учебы. То есть создать такие условия, чтобы белорусы в России и россияне в Белоруссии не чувствовали себя иностранцами. Другой круг вопросов касается экономической интеграции. Наша задача - создать единое поле для российского и белорусского бизнеса, промышленной, финансовой и банковской систем. Есть задачи внешнеполитические - гармонизировать свои внешнеполитические усилия на международной арене. Есть задача военно-политическая, задача научно-техническая. Только после их решения можно было говорить о формировании Союзного государства - утверждении конституционного акта, введении единой валюты и т. д.

Часть этого большого плана в значительной мере выполнена, и очень неплохо, особенно первая - социальная. Соседи достаточно комфортно себя чувствуют: есть свобода передвижений (при наличии государственной границы отсутствуют пограничный и таможенный контроль). Это создает ощущение сопричастности к единому пространству. Подписан ряд соглашений о равных правах граждан, которые позволяют свободно выбирать место жительства и место работы. Белорусы принимаются на работу на тех же правах, что и россияне, также и россияне в Белоруссии. Медицинское обеспечение для проживающих на территориях друг друга и имеющих работу - на равных условиях. Около 20 тыс. белорусов учатся в российских учебных заведениях, около 2 тыс. россиян - в белорусских вузах. Этот процесс взаимный и успешный.

А.Оганесян: Когда только начали говорить о возможности создания Союзного государства, проводились общественные опросы и в Белоруссии, и в России. И рейтинги показали, что подавляющее большинство белорусов и россиян выступают за тесную интеграцию. Что сейчас говорят рейтинги?

Г.Рапота: В такой плоскости я рейтингов не видел - их, наверное, не было в последнее время. Но были рейтинги об отношениях россиян к белорусам. В общем списке других республик и национальностей постсоветского пространства белорусы - на первом месте, то есть благожелательное отношение к Белоруссии и белорусам неизменно имеет высокий рейтинг, и это радует. Главное, чтобы нам эту социальную базу не потерять.

А.Оганесян: Как показали события на Украине, мы все уповали на врожденное братство, а братство-то надо поддерживать. А у Союза есть враги? Я имею в виду не только противников за рубежами Белоруссии и России, есть ли какая-нибудь оппозиция самой идее Союза?

Г.Рапота: Назвал бы их не врагами, а скептиками. Считаю это естественным, так и должно быть. Когда мы занимаемся решением какой-то проблемы, мы даже сами себе должны задавать вопрос: а правильно мы это делаем, туда ли идем, дает ли это что-нибудь в развитии? Очень часто слышу такие вопросы от журналистов: не ущемляет ли Союз национальный суверенитет? не хотите ли вы воссоздать Советский Союз? Эти вопросы естественны, и мы должны уметь на них отвечать.

А.Оганесян: Есть ли планы стандартизации, скажем, системы образования, законодательства и т. п.?

Г.Рапота: Есть. К примеру, на недавней совместной коллегии министерств образования в Минске одним из обсуждавшихся вопросов был вопрос стандартизации системы образования. В каких-то частях у нас гармонизированы эти системы. Когда в РФ ввели ЕГЭ, а в Белоруссии существует централизованное тестирование, надо было эти две системы совместить, чтобы люди, которые хотят учиться на территории другого государства, могли бы поучаствовать не в ущерб системе в экзаменах, которые дают возможность поступления в  вузы.

То же самое в области здравоохранения. Недавно прошла коллегия министерств здравоохранения. Одна из заявленных Россией целей - расширить доступ белорусских лекарств на российский рынок, чтобы они имели возможность хождения наравне с российскими лекарствами. Должен сказать, что в Белоруссии сохранился ряд достаточно интересных компетенций, которые делают привлекательной эту страну для взаимодействия в сфере науки, техники и промышленности, очень хорошо развиты информационные технологии. Во взаимодействии с одной частной компанией, в которой работает 15 тыс. человек, группа ITшников создала знаменитую игру «Танковый бой», в которую играют более 80 млн. человек в мире.

Достаточно сказать, что там производится очень много программного продукта для всех мировых трендов. В России тоже есть такие компании, но в России мы воспринимаем это вполне естественно, потому что страна большая. А когда страна относительно небольших размеров и выходит на высокий уровень, это впечатляет.

А.Оганесян: Как работают соглашения в области здравоохранения?

Г.Рапота: Базовый принцип такой: если белорус или россиянин имеет постоянную работу и местожительство, сохраняя свою национальность и паспорт, он пользуется всеми теми же правами, что и другие граждане. Если человек временно находится в стране, то он имеет право только на бесплатную скорую помощь. Есть и не до конца урегулированные вопросы, например если кто-то живет в стране в течение двух-трех месяцев или является студентом. На платную медицинскую помощь право имеют все. Многие россияне едут в Белоруссию, чтобы обратиться в кардиологические центры, за стоматологической помощью, потому что там дешевле и врачи квалифицированные. Мы сейчас работаем над тем, чтобы временно живущие в России и Белоруссии студенты тоже имели равные права в получении медицинской помощи. Здесь есть недоработки. Мы их уже обозначили на совместной коллегии министерств здравоохранения.

А.Оганесян: В рамках Союзного государства собирается Совет министров. Какие вопросы он обсуждает?

Г.Рапота: У нас такая иерархия: Высший государственный совет - это президенты и соответствующий круг лиц, Совет министров - это главы правительств. Есть Группа высокого уровня - это вице-премьеры, есть постоянно действующий секретариат, который называется Постоянным комитетом, который я возглавляю, - это исполнительный орган. Так же как в любом государстве, Совет министров выполняет правительственные функции, то есть одобряет бюджет, который окончательно принимается президентами, принимает все программы Союзного государства, в основном по созданию инновационного продукта, о чем я с гордостью могу вам сказать, научно-технические программы. На последнем заседании Совета министров у нас было 35 вопросов - начиная с бюджетных и заканчивая программами и организационными вопросами. Часто во время заседаний Совета министров подписываются межправительственные соглашения.

А.Оганесян: Какой бюджет утвердил Совет министров?

Г.Рапота: У нас бюджет небольшой - около 5 млрд. рублей. Он используется для проведения различных мероприятий. Между нашими странами развиты культурные связи, которые мы поддерживаем за счет бюджета, а также спортивные связи, взаимодействуют наши предприятия, научно-технические центры по проведению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. В прошлом году мы реализовывали десять программ, предстоит одобрить еще несколько.

А.Оганесян: С 1 января 2015 года начал функционировать Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Как в связи с этим видятся перспективы Союзного государства? Как могут сочетаться интересы России и Белоруссии в рамках этих двух интеграционных структур?

Г.Рапота: Общепринято, что степень интеграции в рамках Союзного государства более высокая, чем в Евразийском союзе и тем более в СНГ. Лишь пример открытой границы достаточен, чтобы показать большую принципиальную разницу, потому что такого нигде нет на постсоветском пространстве.

А.Оганесян: У вас есть историческая фора.

Г.Рапота: Она у нас сохраняется. По многим вопросам мы на таком уровне, к которому еще не приблизились в Евразийском союзе. Во-первых, там отсутствует военно-политическая составляющая, а в Союзном государстве есть региональная группировка войск - это совместная группировка, которая в случае каких-то конфликтных ситуаций с внешним миром поступает под единое командование. Проводится большая подготовительная работа в поддержании боеспособности группировки войск с использованием в том числе средств нашего бюджета. Эта отдельная строка пока еще нигде не фигурирует.

Во-вторых, Союзное государство финансируется из бюджета, это тоже придется освоить в рамках Евразийского экономического союза. Таким образом, опыт Союзного государства там активно используется, некоторые функции мы уже туда  передали. Например, функцию таможенного регулирования, все, что связано с таможенными делами,  тарифами, - это все там. Мы уже этим не занимаемся. Если в дальнейшем у нас будут забирать другие функции, которые будут использоваться в ЕАЭС, мы будем этому только рады. Мы как бы являемся пилотным проектом.

А.Оганесян: У нас граница с Белоруссией открыта. Как осуществляется пограничный контроль - совместно или мы целиком доверяем профессионализму белорусских пограничников?

Г.Рапота: Весь контроль ушел на внешний периметр и осуществляется  национальными органами таможенных служб. Он основан на полном доверии и тесном взаимодействии. Существует единая таможенная коллегия Союзного государства. У нас есть опыт единой информационной системы - оперативный обмен данными.

А.Оганесян:  Я говорил только о пограничной службе.

Г.Рапота: Все это обеспечивается национальными органами. Если возникают какие-то проблемы, то они решаются, потому что у нас пограничные службы встречаются регулярно. Это одна из действенных интеграционных структур.

А.Оганесян: Иногда приходится слышать о сложностях в отношениях российского и белорусского бизнеса, которые в известном смысле являются конкурентами. На уровне Союзного государства эти вопросы поднимаются? Если да, то какие решения вы находите?

Г.Рапота: Важно, чтобы не было дискриминации. Если конкуренция есть, то и условия должны быть равными для обеих сторон. В частности, для создания единых условий была выработана цена на газ, то есть на энергоноситель. Эта цена ставит российских и белорусских предпринимателей в равные условия. Поэтому если и есть проблемы, то потому, что есть конкуренция, но наша задача - создать равные условия.

А.Оганесян: Мы все помним жаркие дебаты по газу, в которых принимали участие не только СМИ, но и руководители государств и министерств. Сейчас ничего по этому поводу не слышно.

Г.Рапота: Потому что все отрегулировано. Теперь мы движемся дальше и по мере появления новых проблем стараемся их решать.

А.Оганесян: Есть ли у Союзного государства единая внешняя политика? На каких международных площадках выступают руководители Союзного государства?

Г.Рапота: У нас есть согласованная внешняя политика. Согласование проводится совместной коллегией министерств иностранных дел России и Белоруссии. Программа согласованной внешней политики раз в два года утверждается президентами обеих стран на Высшем госсовете. Единого внешнеполитического органа у нас нет. У нас нет международной правосубъектности, наднациональных полномочий в сфере внешней политики. Но внешняя политика очень гармонизирована, особенно в отношении международных организаций - ООН, ОБСЕ и других.

А.Оганесян: Недавно была жаркая дискуссия о неонацизме и его последователях, которые все больше поднимают голос в Европе. В этом отношении у России и Белоруссии была единая позиция. Ведь Белоруссия  как страна, ставшая жертвой нацизма, была оккупирована и страшно пострадала от войны. Есть какие-то отклики на эту ситуацию?

Г.Рапота: Есть. Как бы кто к этому ни относился, позиция наших стран идентична. Отношение к неонацизму, к войне, к результатам войны абсолютно одинаково. 

А.Оганесян: Каково мнение белорусов о том, что происходит на Украине, и вспышках национализма?

Г.Рапота: Белорусы озабочены в силу того, что это совсем рядом. Не хочу сейчас формировать позицию, а просто оцениваю те выступления, которые были, то освещение, которое есть в Белоруссии. Имеется ряд аспектов. Первый - чтобы конфликт не перерос в открытый, военный, и не пересек границу. Такая опасность вполне реальна, что заставляет говорить и об усилении обороноспособности, и о бдительности и т. д. Второй - это всеобщее огорчение по поводу того, что мы называем славянским братством - оно легко разрушается при каких-то обстоятельствах. Эта озабоченность, может быть,  заставила россиян и белорусов более внимательно относиться друг к другу и больше ценить то, что есть. Вы знаете, что Белоруссия предоставила свою площадку в Минске для контактной группы по урегулированию конфликта. Это искренний шаг к тому, чтобы как-то быстрее разрешить конфликт.

А.Оганесян: Известно, что по проектной деятельности мы судим о жизнестойкости того или иного интеграционного объединения. В этой связи какие яркие экономические проекты реализуются в рамках Союзного государства?

Г.Рапота: Думаю, что самый яркий проект - это строительство атомной электростанции, это десятимиллиардный проект, осуществляемый совместными усилиями в Островце, под Гродно. Первый блок должен быть запущен в 2018 году, а второй - в 2020 году. 1200 мегаватт - это очень крупный источник электроэнергии, который сделает Белоруссию страной энергоизбыточной, экспортером электроэнергии. Все делается по самым современным стандартам безопасности, с учетом всего существующего уже опыта. Это будет образец электростанции с точки зрения безопасности,  эффективности и прочих показателей. Вокруг нее разовьются радиационная медицина и другие научные исследования.

Есть и другие проекты. Например, строительство скоростной дороги Москва - Берлин через всю территорию Белоруссии. Там будут ходить поезда с автоматическим изменением колеи: переезжая границу с Польшей поезда переходят на узкую колею, будет увеличена скорость.

А.Оганесян: В свое время трактор «Беларусь» был очень востребован в Советском Союзе. А сейчас в России?

Г.Рапота: Тоже очень востребован. Более того, в России есть ряд предприятий, которые занимаются сборкой трактора «Беларусь». Он конкурентоспособен. И за рубеж его экспортируют. «Белазы» составляют 25-30% на мировом рынке.

А.Оганесян: Что Союзное государство дает простым людям?

Г.Рапота: Иногда даже ради этого стоит делать такие проекты. Белорусские сельхозпродукты на российском рынке отличаются высоким качеством. Например, Нижегородская область очень активно развивает отношения с Белоруссией. Каждый год там проводится совместный бизнес-форум и ярмарка, на которой представлены белорусские продовольственные и промышленные товары.

А.Оганесян: Правда ли, что Белоруссия и Россия создают систему объединенной обороны?

Г.Рапота: Правда. Есть региональная группировка войск, у нас единая система ПВО, регулярно проводятся штабные и оперативные учения с имитациями боевых действий и на территории России, и на территории Белоруссии. Этот компонент отрабатывается для защиты рубежей. У наших стран есть двусторонние обязательства.

А.Оганесян: В газетах пишут о том, что в обход санкций в Россию через Белоруссию стала поступать рыбная продукция из третьих стран. Россия стала предъявлять претензии к правительству Белоруссии. Но разве оно виновато? Бизнес есть бизнес. Что в этом плохого?

Г.Рапота: Например, очень много мифов вокруг креветок. Россия объявила ответные санкции ряду государств и, естественно, обратилась к Белоруссии за помощью, чтобы санкционные товары не поступали на российскую территорию. Контроль осуществляется белорусскими таможенниками и соответствующими ветеринарными службами, которые находятся на границе Белоруссии с внешним миром. И как только товары появляются на территории Таможенного союза (трех государств - России, Белоруссии, Казахстана), наступает свободное обращение, так что они могут оказаться у нас. Если, в частности, у Россельхознадзора возникают какие-то сомнения, что товар произведен в стране, в отношении которой введены санкции, то вступают в переговорный процесс два ведомства (таможенное и ветеринарное), и они этот процесс регулируют. И такие случаи есть. Но это не проявление государственной политики Белоруссии, а просто недобросовестность некоторых людей. Это всегда было, есть и будет. Надо исходить из следующего: какой-то импортер сидит в России, он договаривается с экспортером, ищет «левые» пути, иногда им удается найти путь через Белоруссию. Естественно, это выявляется и начинается «разбор полетов», принимаются меры, чтобы больше подобного не было. Это опять же рутинная работа, которая сейчас ведется. Иногда она приобретает остроту в связи с тем, что появляются сообщения, статистика в СМИ. Я очень плохо отношусь к Сталину, но он говорил, что статистика порою бывает хуже контрреволюции. Ею можно играть так или иначе.

А.Оганесян: А кто на границе России и Белоруссии осуществляет контроль?

Г.Рапота: Контроль осуществляется на внешнем периметре границы национальными таможенными и другими службами. В рамках работы Евразийской экономической комиссии отрабатываются механизмы борьбы с нарушениями по экспорту санкционных товаров. Для мирного времени там созданы неплохие регламенты, и они работают. Такие ситуации могут возникнуть в любой стране. В случае введения санкций отрабатываются партнерские взаимоотношения. С одной стороны, мы не должны препятствовать тому, чтобы в Белоруссию поступали те товары, которые она считает для себя необходимыми, в том числе из тех стран, с которыми у России возникли санкционные противоречия, с другой стороны, нежелательно, чтобы такие товары уходили в Россию. Отработки этих механизмов есть, необходимо соблюдать их реализацию.

А.Оганесян: Мы много говорим об импортозамещении. Белоруссия предоставляет нам не только сельхозпродукцию, но и другие товары. Сейчас у нас много белорусских товаров. А в других отраслях как обстоят дела?

Г.Рапота: У нас большое взаимодействие с белорусским машиностроением. Белоруссия поставляет большое число компонентов для нашей оборонной промышленности. Мы это воспринимаем как элемент импортозамещения.

А.Оганесян: В 2015 году мы отмечаем 70-летие Победы. Будет ли сотрудничество России и Белоруссии в подготовке к празднованию?

Г.Рапота: Обязательно. Из бюджета Союзного государства мы уже профинансировали сооружение памятника, посвященного операции «Багратион». Это была мощнейшая операция, которая позволила в течение двух месяцев освободить территорию Белоруссии. Началась она в Гомельской области, в непроходимых болотах, под руководством наших великих военачальников силами наших солдат и офицеров была освобождена Белоруссия. Для нас это большое событие. Такого рода мероприятий предстоит очень много. У нас целая программа действий, мы этим занимаемся с удовольствием. Будут и встречи с ветеранами. В Минске создан великолепный Музей истории Великой Отечественной войны, там много экспонатов из России и других республик. Тяжесть войны Белоруссия на себе испытала и пережила. 

А.Оганесян: Это тем более важно, потому что ветеранов все меньше и меньше и в России, и в Белоруссии.

Украинский кризис становится, к сожалению, болевой точкой постсоветского пространства. Мы наблюдаем волну  русофобии на Украине, это началось задолго до событий в Крыму. Зато в отношениях Украины и Белоруссии ничего не происходит. Как Минск и Киев удерживаются в рамках приличия?

Г.Рапота: Во всяком случае, нет никакой конфликтной ситуации. Из-за того что Минск пользуется доверием как российской, так и украинской сторон, его используют для проведения консультаций. Это, конечно, заслуга белорусского руководства. Как это удается? Удается своей политикой, дипломатией, своим отношением, своими оценками существующих реалий, своим искренним стремлением как-то этот конфликт погасить.  Снять напряжение у своих южных границ - это, конечно, важно. Думаю, что общественное мнение единодушно в этом отношении.

А.Оганесян: Что происходит в области культуры?

Г.Рапота: На этой площадке происходит очень многое. Достаточно приехать в Минск и посмотреть афиши - и вам все станет понятно. Это естественный ход событий. Победителем программы «Голос» в 2013 году был белорус, который пользуется большой популярностью в России. Он еще выступает с хором Сретенского монастыря, участвует в оперных постановках, выступает на эстраде. Таких примеров можно приводить много. Чтобы оценить масштаб, нужны статистические данные. Думаю, что россиянам и белорусам удается сохранить культурное пространство. В качестве примера - на белорусских киностудиях работают российские режиссеры.

А.Оганесян: Кстати, ожил белорусский кинематограф.

Г.Рапота: Хорошие киностудии и возможности - да там и дешевле - привлекают белорусских актеров. Это «поле» мы поддерживаем своими усилиями, в частности часть бюджета тратится именно на культурные обмены. Мы участвуем в «Славянском базаре». А в белорусском кинофестивале принимают участие россияне.

А.Оганесян: Каковы полномочия государственного секретаря Союзного государства?

Г.Рапота: Я возглавляю исполнительный орган. Он достаточно скромный по количеству - это 86 человек, из них несколько человек работают в Белоруссии. Штаб-квартира - в Москве. Мы формируем решения всех органов власти, поэтому наша роль большая. Мы должны чутко прислушиваться к пожеланиям каждой из сторон, быстро облекать их в какую-то организационную форму. Кроме того, мы сами выступаем с инициативами. Но можем выйти на вышестоящий уровень только по согласованию сторон. По всем вопросам должен быть консенсус. Только тогда мы можем занимать прочную основу, которая не рухнет при первом же дуновении. В этом наша роль. Мы формируем и создаем бюджет Союзного государства, наблюдаем за его исполнением. Контроль осуществляют две палаты - Госконтроль Белоруссии и Счетная палата РФ. Каждый год мы перед ними отчитываемся за каждую копейку. Если проводим культурные программы, значительная часть расходов ложится на наши плечи.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати