Тунис накануне президентских выборов: вызовы и надежды

02:16 23.11.2014


В МИА «Россия сегодня» состоялся мультимедийный круглый стол, приуроченный к выборам президента Туниса, намеченным на 2 3 ноября. События «арабской весны», начавшиеся в этом североафриканском государстве, проходили в относительно бескровном, компромиссном ключе. Они выгодно контрастируют с обстановкой в других странах арабского мира, где не прекращается насилие, особенно в зоне влияния экстремистов «Исламского государства». Это подтвердили и состоявшиеся в октябре выборы в постоянный парламент, показавшие разочарование тунисцев правлением исламистской партии «Ан-Нахда» («Подъем»), которая не смогла решить проблемы экономического, социального и политического характера. В результате убедительную победу на выборах одержала партия светского толка «Нидаа Тунис» («Голос Туниса»), набрав 40% голосов. 

В ходе мероприятия были проанализированы итоги парламентских выборов и дан прогноз результатов президентской гонки. Завершилась ли «арабская весна» в Тунисе? Удовлетворен ли тунисский народ результатами противостояния с властями? Угрожает ли экстремистское движение «Исламское государство» Тунису? Какое влияние на обстановку в Тунисе оказывает ситуация в других странах Ближнего Востока и Северной Африки? На все эти вопросы отвечали в студии собравшиеся дипломаты, ученые, представители экспертного сообщества.

Открывая заседание круглого стола, Чрезвычайный и Полномочный Посол Тунисской Республики в России Али Гутали был весьма осторожен в своих оценках. Он подчеркнул, что задача дипломатов, тем более послов, придерживаться нейтральной позиции по отношению ко всем политическим партиям и течениям. Дать несколько объективных фактов, но не выносить никаких определенных оценок, поскольку это задача экспертов, а не официальных лиц. Развитие событий в Тунисе – это мирное развитие событий, соревнование между различными политическими партиями. И движениями. Согласно данным, полученным в результате парламентских выборов, сказал он, партия «ГолосТуниса» получила 86 мест из 217 в новом составе парламента, «Ан-Нахда» - 69 мест, «Патриотический союз» - 16 мест. Кроме того, ряд мест получили так называемые независимые и представители вновь образованных партий. Тот факт, что в новый парламент прошли и исламские депутаты, и сторонники светских взглядов, тунисский дипломат назвал результатом полученного на практике опыта мирного диалога в арабо-исламской стране, который будет иметь для нее важное значение.

Продолжая мысль тунисского посла, заведующая кафедрой политологии Востока Института стран Азии и Африки (ИСАА) МГУ им. М.В.Ломоносова Мария Видясова подробно обрисовала перед собравшимися архитектуру политической многопартийности Туниса по данным на конец ноября текущего года. По ее словам, политический расклад после прошедших в Тунисе парламентских выборов коренным образом отличается от того, который имел место после выборов в Национальное учредительное собрание 23 октября 2011 года – первых после смены власти в 2010 году. Политические эксперты, заявила М.Видясова, часто сравнивают Тунис и Египет, и в ряде случаев не без основания. Однако в Египте наблюдаются серьезные отличия политического процесса: в нем принято уже две конституции: одна – при президенте М.Мурси (в декабре 2012 года), другая – при президенте А.-Ф.А. Ас-Сиси (в 2013 году). При этом весь процесс обсуждения и принятия Конституции Египта проходил быстро и во многом непродуманно. В то же время Национальное учредительное собрание в Тунисе работало достаточно долго, и конституция была принята в окончательном ее варианте только в конце января текущего года. Начиная с 2011 года были рассмотрены четыре варианта ее проекта, но их блокировала оппозиция.

В политической жизни Туниса есть ряд особенностей, в корне отличающих ее от соседних стран – Египта и Ливии. Несмотря на то, что партия «Ан-Нахда» лидировала на прошлых выборах в Национальное учредительное собрание, она создала так называемую тройку, без которой не смогла бы обеспечить себе парламентское большинство. В эту тройку, в частности, вошло движение «Конгресс за республику» во главе с М. Марзуки, тогда и.о. президента и бывшим правозащитником. М.Марзуки наладил контакты с исламистами сразу же после революции, когда лидер «Ан-Нахды» Р.Аль-Ганнуши вернулся в Тунис после более чем 20-летнего пребывания в Лондоне, где и находилась штаб-квартира этой партии. Вернулся он через две недели, когда смена власти уже произошла и экс-президент З.бен-Али уже бежал из страны, а чуть раньше М.Марзуки заявил о своем желании стать президентом и стал им, к удивлению ряда экспертов.

 

Президент Туниса Монсеф Марзуки

К еще большему удивлению, третьей составляющей новой коалиции стало «Демократическое движение за труд и свободы» во главе с М. Бен Джаафаром. Мало кто ожидал, что союз с исламистами, пусть даже умеренными, заключит политическая партия, которая входит в состав Социалистического Интернационала, а сам ее лидер является его почетным председателем. За эту партию голосовали люди преимущественно социал-демократической ориентации, люди интеллектуального труда: профессура, адвокаты. Многие из них почувствовали себя обманутыми.

Стоит отметить, сказала М.Видясова, что Национальное учредительное собрание не было парламентом в подлинном значении этого слова, но выполняло его функции, поскольку в его прерогативы входило и текущее законодательство. На последнем чтении очередного проекта конституции в январе 2014 года он был принят почти единогласно. Проголосовали против лишь немногие, в их числе небольшая партия под названием «Течение любви», выступающая за объявление Туниса исламским государством. Интересно, что в свое время с этой идеей выступали представители партии «Ан-Нахда», но довольно быстро от нее отказались.

Однако лидером нынешней парламентской гонки стала совершенно новая партия «Нидаа Тунис», созданная в 2012 году ветераном политической жизни Туниса, известным адвокатом и дипломатом Беджи Каедом Эс-Себси. О нем стоит рассказать подробно, ибо именно его считают фаворитом президентской гонки.

Лидер и основатель партии «Нидаа Тунис»

Беджи Каед Эс-Себси

Этот человек – личность во многом примечательная. Член коллегии адвокатов с начала 1950-х годов, он начал свою карьеру с защиты активистов тунисского национально-освободительного движения «Новый Дустур». С 1956 года, когда Тунис получил независимость, он, по просьбе первого президента Туниса Хабиба Бургибы, занявшего пост премьера, потом президента, работу в правительственных структурах. Был министром внутренней безопасности (1965-1969) и обороны (1969-1970). Следует подчеркнуть, что обе эти должности, во-первых, часто совмещаются в руках одного и того же гражданского лица. В соответствии с принципиальными установками времен Х.Бургибы, действующим военным путь в эти структуры был заказан. Первым, кто проник в структуру государственной власти, имея за плечами военную карьеру, был как раз, свергнутый ныне бен Али, вынужденный по этому поводу уйти в отставку.

В начале 1970-х годов Эс-Себси ушел в оппозицию, а затем покинул политику. Однако в 1981 году он был назначен министром иностранных дел. В течение шести лет он сталкивается с рядом кризисных событий, в основном связанным с перипетиями палестино-израильского конфликта. Его деятельность на этом посту достигла пика в 1985 году в связи с бомбардировкой штаб-квартиры «Организации освобождения Палестины» (ООП) в южном пригороде Туниса Хаммам-Шот израильской авиацией в 1985 году (т. н. операция «Деревянная нога»), и принятием по этому поводу. Советом Безопасности ООН резолюции № 573, осудившей израильское нападение на территорию Тунисской Республики. После прихода к власти З. Бен Али в 1987 году был послом Туниса в ФРГ (1987-1990), затем свернул свою карьеру, писал мемуары, выступал адвокатом на ряде процессов. После свержения бен Али его назначают вторым по счету временным исполняющим обязанности премьер-министра (27 февраля 2011 года). На этом посту он заслужил репутацию либерала, в особенности после того, как им была расформирована политическая полиция. Когда «Ан-Нахда» получила большинство на парламентских выборах, он сложил свои полномочия.

Вместе с тем, несмотря на свою нынешнюю репутацию либерала, Б.Эс-Себси считается бургибистом или даже «вторым Бургибой». Кем он станет для Туниса в ближайшем будущем – покажет время. По предположению М.Видясовой, у нынешнего исполняющего обязанности президента Туниса М.Марзуки крайне слабые шансы на победу в президентских выборах. Нерешенность социальных проблем, постоянная смена политической риторики привели к тому, что «Конгресс за республику» находится в состоянии раскола, который также играет в пользу кандидатуры Эс-Себси.

Важнейшей чертой законодательной деятельности современного Туниса, по словам М.Видясовой, является сохранение неприкосновенности Закона о личном статусе – прообраза гражданского кодекса, который был введен 13 августа 1956 года и подписан Х.Бургибой. Строго говоря, этот документ представляет собой прообраз гражданского кодекса, в котором нашли свое отражения ряд прав и свобод, характерных для светского государства, включая такие важные пункты для арабо-мусульманской страны, как эмансипация женщины и запрещение полигамии. После смены власти в Тунисе в 2010 году этот документ снова стал предметом обсуждения, однако так называемый демократический блок, в который входили политики светских убеждений, отстоял и сам кодекс, и ряд статей старой конституции, которые не нравились исламистам.

При оценке современного политического расклада в Тунисе стоит помнить, что юг страны с преобладанием сельского населения, голосовал за «Ан-Нахду». Исключением была Гафса – шахтерский город, традиционная вотчина левых движений. Тем более важным элементом политической жизни современного Туниса стало движение «Народный фронт», завоевавшее 15 мест в парламенте. Оно состоит из целой группы партий левого толка. В основе нее находится Партия тунисских трудящихся, во главе с Хаммой Хамами, в свое время создавшим Тунисскую коммунистическую партию рабочих, которая считается левацкой, в отличие от Тунисской коммунистической партии, отказавшейся от ортодоксального марксизма и переименовавшейся перед выборами в Движение обновления.

 

Шукри Белаид

На политическую репутацию движения работала их принципиальная борьба против клерикализации страны. За три года, прошедшие с прошлых парламентских выборов, произошло два политических убийства именно членов Народного фронта: Шукри Белаида (в феврале 2013 года) и Мухаммеда Брахими (в июле того же года). Причем похороны Шукри Белаида объединили огромное количество народа разных религиозных и политических взглядов. Подобные события никак не добавляли популярности исламским партиям и их сторонникам, больше работая на падение их популярности.

Подводя итог масштабной панораме политической жизни, представшей перед собравшимися, ведущий научный сотрудник МГИМО (У) МИД России Юрий Зинин заявил, что общественное мнение в Тунисе отличает динамизм, ярким примером которого служит вначале появление из подполья исламистской партии, а через три года ее смена совершенно новой партией. Ю.Зинин подчеркнул, важность того факта, что смена политических предпочтений в стране произошла без пролития крови, что особенно заметно на фоне Ливии, где в настоящее время идет масштабное взаимное уничтожение. Через три года ее сталкивает на второе место совершенно новая партия. Без пролития крови, в отличие от Ливии, где идет по сути тотальная война. Однако после новых парламентских выборов тунисскому народу предстоит продемонстрировать свое умение составлять коалиции, поскольку без нее не возможно будет решить ни одной важной политической, социальной или экономической проблемы в стране. Ю.Зинин высоко оценил перспективы избрания на пост президента Эс-Сибси, выступавшего в дни предвыборной агитации под лозунгом укрепления авторитета государства. Для ближневосточных стран этот тезис очень важен, поскольку именно государственные структуры в этом регионе стали опорой национального суверенитета. В частности, в Тунисе именно государственная власть внесла огромный вклад в разработку социальной политики, направленной на обучение и образование большинства граждан страны. Благодаря этой политике Тунис считается одной из наиболее образованных стран Востока. Однако неразрешенная проблема состоит в том, что новое поколение, сформировавшееся при З.Бен-Али, правившем 23 года, не было востребовано обществом и стало опорой радикальной смены власти в стране. Наконец, страна стоит перед необходимостью представления и воплощения в жизнь новой комплексной программы по разрешению экономических проблем. Определенную помощь в выполнении этой задачи призваны сыграть российско-тунисские экономические связи. «В частности, заявил Ю.Зинин, Тунис откликнулся на желание России диверсифицировать поставки сельскохозяйственных продуктов и расширении импорта наших сельскохозяйственных продуктов в Тунис».

Руководитель Центра Ближнего, Среднего Востока и Африки Института актуальных международных проблем (ИАМП) Дипломатической академии МИД РФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол О.Пересыпкин, подводя итог состоявшегося обсуждения, сказал, что принципиально важным в оценке современной политической ситуации в Тунисе является факт победы на выборах светской партии. По словам посла, многие исламистские партии обращены в прошлое и крайне слабо знают современные экономические проблемы. О чем бы ни шла речь – об исламском банкинге или о борьбе с безработицей – исламистские течение показывают свою слабую подготовленность к ответственному руководству страной. В то же время, по словам О.Пересыпкина, исламисты могли бы найти себе место в жизни, примером чему может служить Ливан и роль в его политической жизни партии Хезболла, проделавшей путь от религиозного радикализма до легальной политической партии. «Тем не менее, - подчеркнул выступающий, - любой выбор, сделанный тунисским народом, будет приветствоваться в России».

Завершая заседание круглого стола, Посол Туниса в России Али Гутали коснулся вопроса опасности религиозного экстремизма в его стране. Он подтвердил, что часть молодых людей из Туниса (по предварительным данным - несколько сотен человек) выехала из Туниса в Сирию и участвует в деятельности незаконных вооруженных формированиях Исламского Государства (ИГ). Причины, которые заставили их выехать туда, заявил посол, связаны с теми, которые стали основной причиной смены власти в его стране. Ситуация меняется и будет меняться по мере решения социальных проблем на родине, связанных с резким разрывом в благосостоянии жителей прибрежных районов страны, в большей мере завязанных на туризм, и внутренних, значительно более депрессивных. Большинство таких добровольцев – выходцы из наиболее бедных и отсталых внутренних районов страны. Если эти люди вернутся, заявил Али Гутали, то потребуется установить за ними особый контроль и организовать процесс их социализации, поскольку решить проблему может только курс социальной реабилитации, а не тюремное заключение. Для того, чтобы этот процесс шел успешно, необходимо создавать рабочие места, привлекать инвестиции с целью динамичного развития страны. Российско-тунисские отношения могли бы послужить для этого хорошим подспорьем.

Ключевые слова: российско-тунисские отношения Исламское Государство

Версия для печати