Этический реализм Владимира Путина

22:02 17.11.2014 Илиас Илиопулос, Доктор философских наук, преподаватель стратегии и геополитики в университете Мюнхена и в Греческом колледже национальной обороны (The Hellenic National Defence College, HNDC)


   

В одной из своих наиболее важных речей президент РФ Владимир Путин поднял ключевой вопрос: что произойдет, если все международные акторы с подачи отдельных стран станут «жить не по правилам, пусть строгим и неудобным, а вовсе без правил?»

Очевидно, что президент Путин имел ввиду происходящее систематическое и грубое нарушение писанных и неписанных норм международного права в результате действий, предпринятых США и, как обычно, поддержанных их европейскими вассалами. Президент Путин предупредил о нарастающих «признаках глобальной анархии». Он также подчеркнул, что монолитность международной системы, созданной в 1945 году, опиралась не только на баланс мощи и прав стран-победительниц, но на то, «отцы-основатели уважали друг друга».

Так же как и в случае с другими выступлениями Владимира Путина, его проницательность, выводы и уникальность аналитической последовательности делает недавнюю речь Путина на “Валдае” еще одним весомым вкладом в наследие теории международных отношений. Вклада, достойного великих мыслителей: от Фукидида до Гоббса, от Макиавелли до Парето и Вебера, от Карла фон Клаузевица до Карла Шмитта.

Тем не менее, Владимир Путин не просто теоретик, он также является практиком, к тому же очень опытным. Безусловно, Президент Российской Федерации - это великий государственный деятель, значительно превосходящий своих американских и европейских коллег. К сожалению, Запад переживает эпоху немыслимой моральной, духовной и биологической деградации, и показал свою удивительную неспособность действовать стратегически, даже обладая малой частью харизмы, качества, навыков и прямолинейности Путина.

В самом деле, его последняя “валдайская” речь убедительно доказала соответствие Путина основным принципам политического реализма. Когда мы говорим о международных отношениях, мы подразумеваем взаимодействие центров силы, которые, благодаря относительной стабильности, предотвращают серьезные конфликты в ключевых точках системы, хотя такие конфликты и возникают часто на периферии.

С точки зрения реалиста-консерватора, превалирование порядка базируется на двух предпосылках. Во-первых, существовал баланс сил, установленный путем альянсов между крупными державами, а во-вторых - существовал основополагающие принципы, которые не оставляли шанса для недоразумений. Конечно, эти принципы не имеют ничего общего с нынешней концепцией “премиальных продуктов” (термин американского консервативного философа Клинтона Росситера,) западного морального универсализма или пост-национального прогрессивизма. На самом деле данный принцип следует понимать, как modus operandi, по аналогии с “cuius region, eius religio”-аксиомой, положившей конец религиозным войнами в средневековой Западной Европе.

Оценивая взгляд Путина на международные отношения, можно понять, что баланс сил для ведущего российского государственного деятеля - это коллективное или социальное благо, требующие постоянного внимания от всех суверенных акторов.

Примечательно, что для Президента Путина, баланс сил служит не в качестве предлога для возвеличения государства, а как инструмент для всех игроков для выражения их единства против высокомерия гегемона или распада системы международных отношений. Президент Путин настойчиво советовал сохранять баланс практикуя сдержанность и умеренность, с учетом отдельных законных интересов и “здоровья” мировой системы в целом.

“Россия неоднократно предостерегала об опасности односторонних силовых акций, вмешательства в дела суверенных государств, заигрывания с экстремистами и радикалами”, - сказал Путин и добавил, что никто не хотел нас слушать.

Когда президент Путин говорит о том, что механизм сдержек и противовесов, который был с трудом построен за последние десятилетия не мог быть просто сломан без какой-либо замены, он только отражает лучшие и наиболее прочные прагматические принципы классической европейской политической философии международных отношений в том виде, как они были сформулированы Эдмундом Берком, великим либерально-консервативном философом аристотелевской школы.

Благоразумие и умеренность - также очевидные подходы президента Путина в части экономических отношений между государствами. Моральные убеждения президента Путина мешают ему стать догматическом абстрактных принципов и придают гибкость, необходимую для формирования его экономического мышления, несмотря на исторические, политические и культурные обстоятельства. Излишне говорить, что последние санкции, незаконно наложенные США и их европейскими сателлитами на Россию, являются “актом войны”, как это подтвердил известный американский защитник классического либерализма Гари Барнетт.

При таких обстоятельствах, нужно обратить внимание на акцент президента Путина на необходимости государств “уважать” друг друга. “Международные отношения должны строиться на международном праве, в основе которого должны быть и моральные принципы, такие как справедливость, равноправие, правда”, сказал Путин.

Здесь она становится очевидно, что заметно ощущаемый реализм Путина в отношении мирового порядка является глубоко этическим. Он выступает за честный подход к стимулированию развития политико-экономических отношений без подрыва стабильности, обеспеченной исторической мудростью и наследием разных народов и культур.

Будучи офицером и всегда оставаясь человеком чести, г-н Путин явно придает большее значение этическим нормам, культурным нравам и “манерам”, которые в прошлом разделяли многие великие европейские государственные деятели. К сожалению, тому, что сегодня эвфемистически называется “западной политической элитой” явно не хватает нравов, исторических знаний и политической мудрости, необходимой для соответствия высоким стандартам обозначенным Президентом России.

Именно отсюда проистекает истерия в западных СМИ! Президент Путин регулярно описывается как “новый царь”, “кэгэбэшник” и даже “фашист”, хотя он явно не тот, кто на самом деле спровоцировал кризис в “Украине” (или используя исторически точные термины - в Малороссии и Новоооссии) и продемонстрировал в этом случае чрезвычайное терпение и благоразумие. Это Запад упорно и систематически разработывал так называемые “цветные революции”, чтобы избавиться от “непослушных” правительств в Украине, Сербии, Грузии, Египте, Ливии, и так далее, с помощью массово субсидируемой транснациональной когорты “НПО” в качестве Троянского коня. Журналист Джонатан Стилл назвал эти процессы пост-модернистскими госпереворотами.

Россию, которая ни разу не испытывала такой степени демократии в своей истории как сегодня и чья Конституция, по сути, во многом похожа на Конституцию 5-й Французской Республики Шарля де Голля систематически изображают, если не как “диктатуру”, то по крайней мере, как “недостаточно либеральную” страну. Другими словами, страну, которая не полностью отвечает требованиям либерального фашизма или пост-национального прогрессивизма (то есть “открытого общества” гомосексуалистов, лесбиянок и педофилов, мультикультурализма, политкорректности и пропаганды, направленной против национальных интересов и Христианской религии).

Но даже Генри Киссинджер отметил, что “демонизация Путина - это не политика, а способ скрыть отсутствие политики”.

Удивительно, но разговоры о правах человека и правах меньшинств выборочно используются, когда дело доходит до нападок на Россию, главу российского государства, русского народа и Русской Православной Церкви. Например, из-за того, что власти наказали, как они и должны делать, некоторые дам легкого поведения, совершивших святотатство. Или потому что российское законодательство не разрешает рекламу так называемых “гей-свадеб”, или опять же потому, что Россия не допускает появления и действий политической партии педофилов, как это уже случилось в глубоко декадентском пост-гуманистском, пост-христианском обществе Западной Европы.

На сегодняшний день ясности о том, что будет дальше нет. В ближайшем будущем, самый большой риск несет ухудшение положения на Украине, что может вылиться довести до крайней ситуации. Очевидно, что Россия в этом не заинтересована. В Европе, отказавшуеся от осознания своего историко-антропологического наследия, геокультурной идентичности, стратегических амбиций и воли к независимости никто не знает, что будет дальше.

“Новый Американец должен выполнить что-то более сложнее, чем наказывать Россию - он должен наказывать себя”. Как ни странно, эти слова принадлежат выдающемуся американскому консервативному теоретику Расселу Кирку и написаны они были в конце 1940-х годов.

В противном случае, “надежды на мирное, стабильное развитие станут опасной иллюзией, в то время как сегодняшние потрясения будут просто служить прелюдией к краху мировой порядок”. Это высказвание Владимира Путина.

В этих условиях, честно, этически правильно и необходимо определить, что является фундаментальным, а что второстепенным. То, что я считаю фундаментальным заключается в ведущейся жесткой борьбе за власть на мировой арене между сторонниками многополярного мира, подлинного гуманизма, а также настоящего культурного и этноплюрализма с теми, кто допускает или, что еще хуже - желает гибели наций, культур и стремится к однополярному миру, подчиненному экстремистской ошибочности либерального фашизма.

В этой борьбе Россия и ее руководство становятся, по велению судьбы, а не выбора, маяком свободы для всех народов. 

 

Перевел с английского и подготовил к печати Александр Гасюк

Версия для печати