Финиш космического

00:00 13.05.2010 Андрей Кисляков, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Заканчивается поистине самая уникальная эпоха в пилотируемой космонавтике - эпоха МТКК «Спейс Шаттл». Американский многоразовый транспортный космический корабль уже почти отлетал свое. 14 мая совершит последний полет орбитальная ступень «Атлантис, а всю программу предполагают закрыть уже в ноябре.

Можно сколь угодно долго спорить по поводу достоинств и огрехов шаттлов, вспоминать ужасную катастрофу в 1986 и 2003 году, с умным видом рассуждать о заоблачной стоимости самой программы. Но факт остается фактом, МТКК впервые в мировой космонавтике продемонстрировал реальную силу и возможности многоразовой транспортной космической системы. На орбиты выведены десятки космических аппаратов, прибыль от эксплуатации которых оценивается в миллиарды и миллиарды. Долларов, отметим. Кроме того, отработана система ремонта сложной космической техники непосредственно на орбите. Самый яркий пример – восстановление работоспособности и увеличение мощности уникального орбитального телескопа «Хаббл».

Причем, возможность успешных ремонтных операций в космосе в ближайшее время составит одну из главных характеристик развития национальной космонавтики. Не забудем, что американцы совсем не одиноки в устремлении осваивать как околоземное пространство, так и дальний космос. Отечественная космическая мысль уже давно нацелена на восстановление былого первенства в космонавтике. Однако есть ли для этого основания, хотя бы с точки зрения космического транспорта?

«Русь, куда ты…?

Позволим все же себе сделать вполне определенный вывод: удалась американцам программа «Спейс Шаттл». Да и наша пилотируемая космонавтика уже боле десятка лет существует благодаря американским челнокам. Не секрет, что только лишь «Союзами» и «Прогрессами» никакую МКС и близко развернуть не удалось бы. А без этой международной пилотируемой программы, которая остается пока уникально-единственной в своем роде, россиянам летать просто некуда. В таком случае вопрос о нашем космическом транспорте так и просится в текст.

Вообще странно, если тебе что-то удается, то в ответственный момент, ты вряд ли сделаешь ставку на иное. Средства выведения и пилотируемые космические системы как раз относятся к нашим «удалось». Но почему-то с завидным упорством «конек» превращают в старую клячу. Может быть, у нас действительно отсутствует открытая государственная стратегия в области космоса? К такому выводу пришел, например, летчик-космонавт Юрий Батурин, выступая на тематическом «круглом столе», организованном «Российской газетой 30 января 2009 г.

Попробуем разобраться на примере наших усилий в отношении создания нового космического корабля. 6 апреля 2009 г. конкурсная комиссия Роскосмоса объявила о том, что новый космический корабль «Русь» будет проектировать и строить флагман отечественной космической индустрии ракетно-космическая корпорация «Энергия». В текущем году должен быть готов проект этого корабля. Кроме того определились и с перспективной ракетой-носителем среднего класса, которая и выведет преемник заслуженных «Союзов» и «Прогрессов» на орбиту.

Таким образом, и в средствах выведения, и в пилотируемо-автоматических аппаратах - путь ясный. Работай – не хочу. Во всяком случае, теперь-то не скажешь, что у России нет государственной стратегии в области космоса. Как же, и корабль новый будет и ракета – вот она, казалось бы, – стратегия. Однако…

Еще летом 2005 г. в нашем распоряжении был выполненный по крылатой схеме проект многоразового корабля той же «Энергии», названный «Клипер». Это – факт. Корабль собирались строить, о чем сообщалось открыто и десятки раз. И это – факт. Через год «Клипер» объявили бесперспективным, и вместо него наметили в очередной раз глубоко модернизировать «Союз» с параллельной разработкой нового корабля вместе с европейцами. С лета 2006 года по уже упомянутый апрель прошлого тема космического корабля ушла глубоко в тень. А в марте 2009 г. оказалось, что Европейское космическое агентство вовсе не горит желанием создавать что-то совместное с Роскосмосом.

С фактами пока все. Что же из сказанного следует? То, что в любом случае мы четыре года вплотную не занимались проблемой нового корабля. А, может, быть потерянные годы и не так существенны? К сожалению. Более того. Скорее, критичны, если исходить из сегодняшнего международно-космического расклада и предусмотренных для «Руси» задач.

Вот что говорил о сроках исполнения и задачах «Руси» в интервью программе «Вести» 10 апреля прошлого года руководитель Роскосмоса Анатолий Перминов. Сразу оговорюсь, Анатолий Перминов позже лишь мельком упоминал новый российский корабль. В частности «Российская газета» ко Дню космонавтики опубликовала пространное интервью руководителя Роскосмоса, в котором, новому кораблю места практически не нашлось. Придется препарировать высказывания годичной давности. Итак.

«… Сроки же такие, что в 2015 году мы должны сделать первый запуск нового грузовика и начинать отработку пилотируемых кораблей. А в 2018-м, через три года, эта система должна заработать уже в пилотируемом варианте. …Самое главное, что будет возможность полета на Международную космическую станцию. На будущую определенную станцию, которая у нас есть, сборочная, экспедиционная, так называемый комплекс. Это есть у нас такое в программе, после МКС. Полеты на Луну».

Теперь мы знаем, что «Русь» предназначается для полетов на МКС и еще на какой-то пилотируемый объект. Ну, хорошо. Допустим, МКС работает и в 2020 и даже в 2022 г., т. е. более 20 лет при 15 расчетных. А мы-то успеваем хоть пару раз слетать туда на новой «Руси»? Далеко не факт, памятуя о реализации предыдущих проектов, например ракетного комплекса «Ангара», который уже давно превратился в истинный космический долгострой. И не забудем при этом о глобальном кризисе, который так и норовит съесть запланированные увеличения ассигнований на космическую деятельность. Кстати, в одном из интервью зам. генерального конструктора «Энергии» Валерий Рюмин охарактеризовал сумму в 800 млн. рублей, ассигнованную на разработку эскизного проекта корабля как недостаточную на 30%.

Версия для печати