Балканы попали в долговое рабство

14:52 02.06.2014 Константин Качалин, журналист-международник


Долги Югославии после распада страны на самостоятельные государства выросли в 4,5 раза - с 20 до 90 миллиардов евро. Об этом недавно написала словенская газета "Дневник". Новые страны на Балканах попали в долговой капкан, из которого они выбраться не смогут еще долго.

Рекордсменом стала Словения - член ЕС с мая 2004 года. Сегодня долг этой "страны на солнечной стороне Альп" 28,8 миллиарда евро. Правда, в Любляне не видят повода для особого беспокойства. Руководство считает, что экономический потенциал Словении позволяет вернуть кредиты в срок. Население в такой оптимизм верит с трудом. Ведь проценты растут с каждым днем. Ведущие экономисты подсчитали, что к концу 2014 года Словения будет должна МВФ и другим кредитным учреждениям Европы 81 процент своего ВВП.

На втором месте по задолженности идет Хорватия - член Евросоюза с 1 июля 2013 года - 28,7 миллиарда евро. Сербия занимает почетное третье место - долг страны достиг 20,057 миллиарда евро или 63 % ВВП. Только в марте этого года Белград увеличил свой долг перед международными кредиторами на 109 миллионов евро.

Остальные государства, созданные после развала большой Югославии, должны намного меньше своих "развитых" соседей. Босния и Герцеговина - 5, 5 миллиарда евро. Македония - 2, 7 миллиарда, а Черногория - 1,7 миллиарда евро. По оценке балканских экономистов, все страны бывшей Югославии, кроме Словении, оказались в долговом рабстве, от которого вряд ли удастся освободится, если не будут предприняты экстренные меры по спасению. Югославия, созданная маршалом Тито после Второй мировой войны, жила в долг, но при этом имела развитую промышленность и кооперацию. Югославы активно торговали со странами Азии и Африки. За 20 с лишним лет "самостоятельной жизни" молодые балканские страны не только потеряли внутренние рынки, но и были вытеснены мощными конкурентами из других регионов мира.

О том, как жила Югославия и почему она была развалена, мне в 2009 году незадолго до своей трагической гибели рассказывала Борка Вучич - бывший министр финансов Югославии. С ней я познакомился во время работы в Белграде:

- При Тито в Югославии был высокий уровень жизни – выше, чем в 60-е годы в Италии и Испании. Наши соседи венгры и румыны тогда жили очень бедно и часто приезжали к нам покупать продукты и одежду. У нас резко развивалась промышленность, мы получали дешевые кредиты и вкладывали их в развитие страны – в промышленность и сельское хозяйство. Я попала на самый верх политической и финансовой власти. Я узнала всю банковскую элиту мира, ведь Югославия была лидером неприсоединения и мы встречались со многими нефтяными шейхами, ведущими бизнесменами. Я до сих пор поддерживаю тесные отношения с Рокфеллером , переписываюсь с главными финансистами мира. У меня и сейчас есть друзья во Всемирном банке, в Международном валютном фонде. И хотя Рокфеллер отошел от дел, мы постоянно с ним переписываемся

О своих связях и влиянии, о том как создавалась сложная банковская система в Югославии, и о некоторых "банковских тайнах" госпожа Борка Вучич впервые рассказала лишь потому, что я был хорошим другом одного из ее близких родственников:

- В то время я была одним из финансовых руководителей СФРЮ и у меня накопилось достаточно много информации. Мало того, я была председателем англо-югославского банка. Он был основан в 1979 году и находился в Лондоне. Тогда же мы создали банковский консорциум с «Чейз Манхэттен банк». В общей сложности я создала семь смешанных банков с нашим и иностранным капиталом. Это были банки в Лондоне, Париже, Франкфурте , Вене , Нью-Йорке. Но в начале 90-х годов меня срочно вызывают в Лондон и говорят, что США и Великобритания намерены закрыть смешанные банки и выводят из них свои капиталы. Перед тем, как начать развал СФРЮ, США сделали из нас должников. Потом закрыли все филиалы и вывели свои капиталы из сербских смешанных банков. Мы брали кредиты под развитие промышленности, регулярно возвращали и займы, и большие проценты. Они делали все, чтобы наша промышленность перестала работать, у нас не было продукции, которую мы могли предложить иностранным потребителям. Не было экспорта, только большие долги. Я думаю, что Запад с самого начала оказывал финансовую поддержку Словении и Хорватии, нам отказывали , а их поддерживали. Поэтому перед тем, как развалить СФРЮ, прошла банковская война – главное было развалить экономику Сербии, вызвать недовольство людей, лишившихся работы. Создавались условия для инфляции и гиперинфляции.

После финансовой блокады при поддержке Запада на Балканах началась война, Борка Вучич дала этим событиям и их последствиям свою оценку:

- Война 1991 , затем война в Боснии, ну и агрессия НАТО в 1999 году окончательно добили страну. Так что финансовая война была такой же жестокой , как и военные действия на Балканах. Народ разошелся по своим углам, перестал нормально работать. Многие сербы потеряли землю в Боснии, Хорватии, Косово и превратились в нищих беженцев. В 1999 году НАТО уничтожала Сербию и Черногорию 78 дней и ночей. Последствия мы будем ощущать очень долго. Сербия очень отстала от других стран. Поэтому мы все больше залезаем в долги, а расплачиваться нечем.

Ключевые слова: Сербия Евросоюз Словения Хорватия Югославия

Версия для печати