Обзор зарубежной прессы («Удержать Украину и спасти Европу»)

17:18 20.05.2014 Питер Пол Анатоль Ливен (англ. Peter Paul Anatol Lieven) британский политолог, писатель, журналист, историк. Профессор Кембриджского университета


В начале мая было растущее чувство, что большое противостояние между Россией и Западом, может быть неизбежным. Однако, такое восприятие является ужасной ошибкой.

Нет ничего неизбежного в будущем ходе конфликта. Это понимание абсолютно необходимо для западных правительств, чтобы сосредоточиться на том, что они могут сделать, чтобы избежать войны, сохранить демократию, и удержать Украину объединенной.

То, что они не могут сделать - это помочь правительству в Киеве выиграть войну на Востоке. Повстанческие силы, которые взяли под свой контроль города Донбасса, в основном русскоговорящего, промышленного региона на востоке, хорошо организованы, имеют основательную народную поддержку, и неявно опираются на 40000 русских войск, развернутых на границе с Украиной. Вероятно, это займет много месяцев, может, много лет - для украинских сил вернуть Донбасс быстро и относительно бескровно.

Западу следует настоятельно рекомендовать не перемещать туда украинские националистические, якобы, добровольческие силы. Вмешательство таких групп повышает риск повторения той трагедии, что только произошла в Одессе, где десятки людей были убиты в уличных боях 2 мая.

И сам Запад не будет воевать за Украину. Все позерство американских и европейских государственных чиновников не может скрыть истинного положения дел.

В этих условиях давать временному правительству в Киеве идею, что мы окажем военную поддержку безответственно, безнравственно, и достойно презрения.

Неужели мы действительно ничего не поняли из опыта Грузии в 2008 году?

Если украинские силы продолжат свое наступление на повстанцев в Восточной Украине, то только три вещи могут произойти, по отдельности или в следующей последовательности: они будут отбиты с помощью российского оружия, которое до сих пор использовалось, чтобы сбить три украинских вертолета над Славянском; они могут занять один или два города, и если украинские силы прибегнут к использованию тяжелого вооружения, чтобы выбить повстанцев с их позиций, Россия вторгнется.

Все ведущие игроки уже знают и согласны с тем, что единственным решением, может быть, даже если они не согласны в деталях и сроках: федерализация Украины, которая будет функционировать с выборными региональными органами власти и надежной защитой региональных интересов. Это то, что Москва предлагает; и это то, о чем украинский и.о. президента, Александр Турчинов, публично намекнул. Хотя повстанцы в Донецке и других восточных городах объявили Донецк Республикой, многие на Востоке тоже показали, что они хотят федерализацию, а не независимость или присоединение к России.

Крайне важно отметить, что региональная автономия сопровождается угрозой независимости в западном регионе. Львов, контролируемый украинскими националистами, заявил об этом еще в феврале, когда казалось, что Президент Украины Виктор Янукович будет оставаться у власти.

Если Львов мог требовать этого в качестве страховки своей идентичности и интересов, очень трудно утверждать, что Донецк не имеет право делать то же самое. Нет также моральных причин, почему Запад не может поддерживать федерализацию.

Соединенные Штаты, Германия, Канада, и полдюжины других западных демократий - это все государства с федеративным политико-территориальным устройством. Конечно, мы все знаем, что одним из основных моральных принципов западной внешней политики является то, что соус для гуся никогда не может ни при каких обстоятельствах быть соусом для гусака, но противостоять решению по поводу федерализации Украины на таких основаниях смешно.

Действительно, конституционное решение кризиса уже поддержали все стороны - в том числе Россия, США, и Украина в Женевской декларации от 17 апреля, которое призывает украинцев из всех регионов страны разоружиться и принять участие в национальном диалоге для того, чтобы признать региональные интересы.

Проблема еще в том, что в Женеве не ставился вопрос конституционного урегулирования, которое необходимо будет согласовать заранее с повстанческими вооруженными формированиями в Восточной Украине.

Существует также, конечно, глубокие разногласия во взглядах на процесс, посредством которого конституционные изменения должны быть введены, и насколько региональная автономия должна быть предоставлена.

Президент Турчинов сначала предложил проводить референдум по вопросу автономии Донбасса вместе с новыми президентскими выборами, запланированными на 25 мая; но 6 мая, правительство Киева объявило, что референдум по автономии будет отложен до окончания президентских выборов, и возникает вопрос, могут ли президентские выборы состоятся в соответствии с графиком до «восстановления мира».

Также, учитывая прецедент во Львове и сегодняшние протесты в других регионах на Украине, может быть, гораздо лучше иметь равные субъекты в рамках федерации на всей территории Украины. Что касается Крыма, нам придется довольствоваться официальными заявлениями о том, что мы считаем Крым юридически еще частью Украины, в то время как на практике Крым будет предметом отдельных переговоров - как с северной частью Кипра в прошлом.

К сожалению, если мы поставим мирный процесс в Украине в зависимость от отказа России от Крыма, то мирного процесса не будет.

Реальность и многолетний опыт таких конфликтов показывают, что соглашение о новой федеральной конституции для страны в целом должно быть достигнуто в первую очередь, и ратифицировано национальным референдумом. Ополчения повстанцев в Восточной Украине и лагерь демонстрантов на Майдане в Киеве должны договориться не применять силу и не нарушать данное соглашение. Выборы в президенты, парламент, региональных ассамблей, а также региональных губернаторов могут быть проведены одновременно в конце этого года. В идеале, должны присутствовать наблюдатели от Организации Объединенных Наций и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) .

После трагических событий в Одессе уже не возможно отрицать, что украинский кризис включает в себя серьезную угрозу от экстремистских националистических групп, а также что некоторые крайние националисты сидят в настоящем временном правительстве в Киеве.

События на востоке Украины и в Одессе дают понять, что украинское государство не может быть исключительно прозападным и антироссийским. Об этом не может быть и речи, потому что очень много украинцев не будут с этим мириться. Запад теперь рискует еще большей неудачей.

Времени мало. Мы видели, на Балканах, на Кавказе, и в других местах в 1990-х, что как только начинается борьба то, ранее возможные решения быстро становятся невозможными. Повторение подобного сценария может стать трагедией - Украина не должна быть Югославией или Грузией.

Вопреки тому, что, как говорят, в большей части западных СМИ, большинство из союзников России в Восточной Украине не сепаратисты. Но как только несколько сотен человек были убиты, это разумная позиция была быстро нивелирована. Чтобы вернуть власть разумного большинства, международное сообщество должно выдвинуть план конституционного урегулирования, в рамках которого большинство украинцев могут договориться. Бессмысленно ожидать, что противоборствующие стороны смогут соблюдать компромиссные предложения самостоятельно, без посторонней помощи.

Германия, как западная страна с самым большим влиянием на Россию, будет играть решающую роль в принятии любого решения. Немецкое правительство действительно настаивает на возобновление переговоров в Женеве с Россией, но оно также настаивает на том, что президентские выборы должны состояться, как запланировано, 25 мая. Это и непрактично и не дипломатично. Вместо этого, Берлину следует принять стратегию, которая призывает к национальным и региональным выборам по новой конституции, и выдвигать четкий план демократического федерализма, не как российского плана, а такого как в Германии, в соответствии с западными демократическими ценностями. Процесс принятия эту конституции мог бы проходить под эгидой ООН и ОБСЕ.

От такого предложения Германии, я считаю, Вашингтону, Москве и Киеву было бы очень трудно отказаться. Действуя таким образом, канцлер ФРГ Ангела Меркель и министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер могли войти в историю как истинные государственные деятели, которые компенсировали некоторые из прошлых катастроф немецкой истории, спасая Европу от страшной и ненужной войны.

Версия для печати