Где решается судьба Сирии – в Женеве или на поле боя? Повсюду!

10:30 18.02.2014 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

В зале конференции «Женева-2».

Фото rus.ruvr.ru

 

Второй раунд мирных переговоров по Сирии, завершившийся 16 февраля 2014 года, оказался нерезультативным, заявил госсекретарь США Джон Керри, который также отметил, что России следовало бы приложить максимум усилий к мирному разрешению сирийского конфликта, а не поддерживать режим Асада…[i]

Ну, что бы ни говорили на Западе, «Женева-2» будет иметь продолжение.

Да, по завершению второго раунда переговоров по политическому урегулированию в Сирии в западной прессе, как по команде появилось много материалов в той тональности, что «переговоры провалены», «стороны не хотят слушать друг друга». А главный посредник от ООН и Лиги арабских государств Лахдар Брахими даже принес свои извинения сирийскому народу за то, что переговоры зашли в тупик.

В общем, спекуляций в прессе, ангажированной на провал переговоров, вполне достаточно. Как говорится, «нехай брешуть…» Ну, а мы поговорим о реальной ситуации.

Если по деталям, то суть происходящего на переговорах такова.

 

Одни хотят власти, другие – завершения бойни

 

Делегация оппозиции Сирии на третий день второго раунда переговоров в Женеве представила документ, содержащий предложения по формированию переходного управляющего органа в стране, заявил представитель Национальной коалиции Луай Сафи.

«Мы представили главный документ, содержащий конкретные шаги и принципы для формирования переходного управляющего органа. Он содержит 22 пункта», - заявил Сафи.[ii]

При этом сирийская оппозиция отдает себе отчет в том, что в переходном управляющем органе не должно быть боевиков. «Я подтверждаю, что мы не хотим, чтобы в переходный управляющий орган вошли боевики, - сказал он. - Там должны быть только сирийцы, которые по-настоящему думают о будущем страны».

Сирийская оппозиция не упомянула в тексте документа действующего президента страны Башара Асада, сообщило агентство Reuters со ссылкой на текст документа, оказавшийся в распоряжении журналистов.

Как отмечает агентство со ссылкой на источник в делегации Нацкоалиции, тем самым оппозиция подчеркивает, что не видит «какой-либо роли» для Асада в переходном правительстве.[iii]

«Переходный управляющий орган будет следить за соблюдением полного перемирия, предпринимая немедленные меры по прекращению насилия, защите гражданского населения и стабилизации обстановки в стране в присутствии наблюдателей ООН», - цитирует агентство текст документа.

Кроме этого предполагается, что новый управляющий орган будет курировать вопрос расформирования вооруженных группировок и утилизацию их оружия, обеспечит вывод из Сирии иностранных наемников и будет решать проблемы беженцев.

Однако правительственная делегация по-прежнему настаивает, что конструктивные переговоры нужно начинать с обсуждения терроризма и соответствовать порядку пунктов, перечисленных в Женевском коммюнике.

«Мы настаиваем на обсуждении всех вопросов, указанных в документе, принятом по итогам «Женевы-1», но мы также настаиваем на системном обсуждении, которое начнется с первого пункта этого документа, затем второго, третьего, четвертого и пятого, где и говорится о создании переходного правительства», - заявил журналистам первый заместитель министра иностранных дел Сирии Фейсал Мекдад.[iv]

«Я подчеркиваю, что любое обсуждение вне этих рамок повлечет за собой катастрофу», - заявил он.

Заявления делегаций по итогам дня продемонстрировали, что они не отступили ни на шаг от своей трактовки того, как нужно выполнять положения Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года.

Этот документ из 6 пунктов, принятый на первой мирной конференции «Женева-1», представляет собой дорожную карту по прекращению гражданской войны в стране.

Обе стороны готовы использовать коммюнике как базу для переговоров, однако имеют диаметрально противоположные взгляды на то, с какого пункта надо его обсуждать.

Правительство предлагает делать это пункт за пунктом, решая вопросы в той последовательности, в которой они указаны: прекратить насилие, покончить с терроризмом, остановить нарушения прав человека и далее – решать вопрос о переходном правительстве.

Оппозиция готова начинать обсуждение лишь с пункта о создании переходного управляющего органа, в котором не будет места ни нынешнему президенту Башару Асаду, ни кому-либо из его окружения.

Лахдару Брахими на брифинге не оставалось ничего другого, как развести руками, признав, что нет возможности заставить делегации принять повестку дня, с которой они не согласны. «Я не могу навязывать ее, если стороны не хотят, - отметил спецпосланник. - Мне же не с пистолетом к ним приставать?!»[v]

Один из вариантов выхода из патовой ситуации алжирский дипломат видит в том, чтобы начать обсуждать параллельно борьбу с терроризмом и формирование переходного управляющего органа.

Это говорит о том, какие цели ставят переговаривающиеся стороны. Оппозиция хочет власти и сразу. За тем в Женеву и приехали.

Только они сами себя обманывают – эта группировка оппозиционеров не представляет никого кроме самих себя.

Их громкая ссора с другими лидерами оппозиции, у которых, кстати, также никаких сил повлиять на ситуацию нет, также продемонстрировала, что переговорщики хотят значительно больше того, чем у них имеется возможностей. Вообще, мы не раз отмечали, что взаимоотношения внутри сирийской оппозиции напоминают «высокие отношения» обитателей знаменитой «Вороньей слободки», куда судьба занесла в свое время Остапа Бендера. Но амбиций им не занимать – хотят сразу занять правительственные стулья и кресла. Только что скажут их коллеги, которые также именуют себя оппозиционерами, и также мечтают, как дед Щукарь, о портфеле начальника?

И вот эти деятели требуют сначала ухода ненавистного им Асада, а потом в силу своей наивности уверены, что совладают с хаосом, которых накроет – в ситуации передачи им власти – всю Сирию.

Пример перед глазами – безвластие или, вернее, перебор желающих «порулить» довели сегодня до ручки Ливию. Там тоже было полно оппозиционеров, которые хотели сидеть в правительстве, но кресел министерских на всех не хватило. Тогда и поднялся кровавый вихрь, который по сей день носится над просторами бывшей Джамахирии.

У Сирии есть шанс избежать подобного исхода, если армия добьет интервентов, численность которых уже по американским данным, достигает 100 тысяч штыков! А вот после победы над скверной можно – в более спокойной обстановке – и портфели делить.

Что и предлагает правительственная делегация САР на переговорах в Женеве. Да ещё приглашает оппозицию принять участие в искоренении бандитской скверны.

 

Могут же, если договорятся!

 

Однако оппозиция продемонстрировала свою эффективность в плане контроля над боевиками пока только в районе города Хомс, где уже было – именно благодаря «Женеве-2»! – заключено трехдневное перемирие, которое потом продлили ещё на несколько суток, тем самым спасая жизни сотен, если не тысяч мирных жителей, попавших в район боев.

 

Вывод людей из зоны боев в Хомсе. Фото САНА.

 

Может же быть результат, если есть общая воля к взаимопониманию и переговорам!

Только вот на других участках пунктирного фронта боев, раскинувшегося по всей территории Сирии, у оппозиции, находящейся на переговорах в Женеве, просто нет своих людей, - там одни бандиты-исламисты, слетевшиеся на сирийскую землю, как прожорливая саранча со всех соседних стран Ближнего Востока, из государств Евросоюза и даже из-за океана. И им платят саудовцы за каждый боевой день. Раньше и Катар платил. Эти нелюди-головорезы – не сирийская оппозиция. Они сами её на дух не принимают! Там сирийцев ещё поискать в их рядах надо с лупой.

Так по какой причине США, Саудовская Аравия, Турция и ряд других спонсоров этой бойни не желают в упор видеть своих же проплаченных клиентов, носящихся по стране на тачанках и с западным оружием наперевес? А вместо этого постоянно бубнят про какую-то «оппозицию Асаду».

И в этой ситуации правительство Асада должно уходить в отставку из-за капризов женевских оппозиционеров, бросив, прежде всего, командование армией?! В этих трагических условиях?

При этом оппозиционеры сами робеют воевать с исламистами – проще сидеть в Женеве или в Париже или в Стамбуле и оттуда требовать власти

Но, худой мир лучше доброй ссоры. И, как бы ни были глубоки разногласия между сторонами переговоров, переговоры начаты, идут и будут продолжены.

Третий раунд переговоров может состояться в ближайшее время – возможно, сирийские делегации вернутся в Женеву 24 февраля.

Сергея Лаврова и Джона Керри уже пригласили на третий раунд «Женевы-2», передает «Мир-24», цитируя самые последние заявления Лахдара Брахими.[vi]

Спецпредставитель ООН и ЛАГ по Сирии Лахдар Брахими надеется на то, что следующий этап «Женевы-2» пройдет в формате трехсторонней встречи с участием главы российского МИД и Госдепартамента США.

«Я буду обсуждать ситуацию с генсеком ООН. Думаю, важно обсудить это и в трехстороннем формате, надеюсь, в рамках встречи Пан Ги Муна, Джона Керри и Сергея Лаврова», - сказал Брахими. Он подчеркнул, что расценивает Россию и США как важных участников процесса, которые «не могут закрывать глаза на ужасный кризис в Сирии».

Он также рассчитывает провести встречу с представителями «пятерки» постоянных членов Совбеза ООН.

Со стороны сирийского правительства также последовали оценки.

Делегация правительства Сирии «добилась в Женеве принятия выгодной ей повестки дня, на основе которой стартует следующий раунд переговоров», заявил сирийским журналистам на борту самолета, возвращавшегося из швейцарского города в Дамаск, министр иностранных дел республики Валид Муаллем.[vii]

Он выразил несогласие с оценкой результатов завершившегося в субботу, 15 февраля, второго раунда консультаций, которые дали главы МИД Франции и Великобритании, возложившие ответственность за его провал на официальный Дамаск. «В такой позиции ничего удивительного нет, так как Париж и Лондон являются соучастниками антисирийского заговора», - отметил Муаллем.

По мнению министра, успех в утверждении выгодной правительству Сирии программы переговоров стал причиной информационной войны, развязанной против него Соединенными Штатами. Прозвучавшие из Вашингтона агрессивные угрозы он назвал «попыткой оказать психологическое давление на сирийских переговорщиков». «Мы не строим иллюзий по поводу того, что США прекратят против нас заговор», - сказал Муаллем.

По его словам, правительственная делегация «на следующем раунде в Женеве будет твердо придерживаться повестки переговоров, в которой пункт о прекращении насилия и борьбе с террором стоит на первом месте».

«Мы ожидаем, что спецпредставитель ООН Лахдар Брахими будет продолжать переговорный процесс, пока в нем не будет достигнуто результатов», - подчеркнул Муаллем.

На это прозвучал ответ оппозиции.

Сирийские оппозиционеры готовы вести дальнейшие переговоры с Дамаском в Женеве лишь при условии, что на них всерьез будет обсуждаться формирование переходных органов власти. Об этом заявил представитель оппозиционной делегации Луай Сафи.

«Проведение третьего раунда без обсуждения вопроса о переходных властях было бы пустой тратой времени… Сирийский режим несерьезно подходит к переговорам. Мы здесь не для того, чтобы спорить о трактовках Женевского коммюнике, а для того, чтобы претворить его положения в жизнь».

Вот он и вспомнил про жизнь. Надо полагать, про жизни в Сирии.

Сейчас подробнее о том, что же там происходит на месте, куда сами оппозиционеры давно уже не наведывались. Так что, возможно, и им это будет интересно.

 

Сирия: три региона – три разных жизни

 

Героическая женщина, корреспондент сирийской войны Елена Громова написала материал о том, как сегодня выглядит карта Сирии – какие силы какие районы страны контролируют.

«В настоящее время сирийские провинции можно условно разделить на три группы:

1. практически полностью находящиеся под контролем законного правительства;

2. большая территория которых находится под контролем боевиков;

3. те, в которых идут ожесточенные бои.

К первой группе относятся провинции — Сувейда, Латакия, Тартус, а также Хасаке, где контроль установили курдские комитеты самообороны при тесном сотрудничестве с Сирийской армией. Кроме того, сюда же можно отнести и провинцию Хама, где подавляющее большинство территории — под контролем военнослужащих.

Ко второй, самой проблемной группе, можно отнести провинции Ракка и Идлеб, а также условно и Дейр-эз-Зор, хотя там множество практически незаселенных территорий, и говорить о чьем-либо контроле трудно.

К третьей группе, где идут бои и ситуация постоянно меняется, следует отнести провинции Дамаск, Алеппо, Хомс, Дараа, Кунейтра.

 

 

Самая тревожная ситуация сложилась в провинции Ракка. Нужно сказать, что ее жители с самого начала кризиса были фактически в стороне от происходящего. До начала 2013 года Ракка и ее окрестности входили в число самых безопасных.

Но в феврале прошлого года ситуация начала резко меняться — бандиты, с одной стороны, из Алеппо, с другой — из Дейр-эз-Зора, начали окружать провинцию Ракка, которая не была особо сильно защищена, так как силы армии были задействованы, в основном, в Алеппо и Дамаске. Жители Ракки не проявили такой стойкости, как жители Латакии, решили остаться «вне политики». За что очень жестоко поплатились.

Боевики, захватившие Ракку, оказались самыми ярыми, самыми фанатичными исламистами, связанными с «Аль-Каидой». Они установили свои порядки. Женщинам запретили выходить на улицы без сопровождения мужчины, лечиться у врачей мужского пола, ходить без головного убора (это в Сирии, где всегда существовала религиозная терпимость!). Создали «шариатские суды», где фактически линчуют жителей по малейшему подозрению и приговаривают к средневековым наказаниям: порке, отрубанию рук, в самых тяжелых случаях — отрезанию головы. Запрещают собираться в кафе, курить, играть в игры и проводить время привычным образом — под страхом смерти.

Во время Рамадана (мусульманского поста) заглядывали людям в рот в буквальном смысле слова, чтобы определить, соблюдает ли человек пост. Если заподозрят в несоблюдении — либо избивают, либо лишают жизни.

Присваивают себе чужое имущество. Достаточно сказать три раза «Аллах Акбар» — и все, желанная вещь принадлежит тому, кто сказал. Причем, это касается не только имущества, не только домов и квартир. Это касается и женщин, к которым относятся не лучше, чем к неодушевленным вещам.

Примерно такие же порядки — и в захваченных боевиками районах провинций Алеппо, Идлеб, Дейр-эз-Зор. В этих местах действуют радикальные исламисты, в основном, наемники из других стран.

Город Идлеб находится под контролем сирийской армии. Территории же одноименной провинции, в особенности, прилегающие к сирийско-турецкой границе, под гнетом «Джебхат Ан-Нусры», тесно связанной с «Аль-Каидой».

Город Дейр-эз-Зор частично контролируется армией, частично — боевиками. Здесь особую активность проявляют члены террористической организации крайне исламистского толка «Исламское государство Ирака и Леванта». Они же бесчинствуют и в большинстве населенных пунктов провинции.

Аналогичная ситуация сложилась и в Алеппо, хотя здесь территория, находящаяся под контролем армии, значительно больше. Это касается и города, и провинции.

Западная часть города — относительно безопасная. Здесь продолжается нормальная жизнь, насколько это возможно. На этой территории находится Алеппский университет, где идет образовательный процесс. Недавно студенты провели около него большую демонстрацию в поддержку армии. Иногда жизнь в этих районах омрачается терактом или минометным обстрелом со стороны боевиков.

Впрочем, такая же ситуация и в Дамаске, и в безопасных кварталах Хомса, Дараа и других городов, которые контролируются частично или же вокруг них идут боестолкновения.

Про провинцию Алеппо можно сказать то же, что и про провинцию Идлеб — территории, прилегающие к сирийско-турецкой границе, находятся под контролем боевиков, а к югу от города — либо под контролем армии, либо за них продолжаются бои с переменным успехом.

Итак, на севере Сирии действуют, в основном, радикальные исламисты. Умеренных сил там практически не осталось. Поддерживаемая Западом «умеренная оппозиция» или «Сирийская свободная армия» сосредоточена в небольших количествах в провинции Хомс и в районах между Хомсом и Дамаском.

(Внимательно прочтите названия этих районов. Это всё, что контролирует в Сирии ССА, которую на Западе почему-то считают основным противником армии Асада.

Ещё раз напоминаю – именно в Хомсе ССА и правительственными войсками удалось договориться о перемирии ради спасения жизней мирных жителей.

По всем другим регионам у ССА нет ни-че-го – там одни бандиты-исламисты. И после этого от Асада Запад требует прекратить борьбу?

Надо четко понимать – остальные территории к участникам переговоров Женеве со стороны оппозиции вообще не относятся!

Значит, Запад де-факто защищает исламистов, поедающих сердца и рубящих головы… – С.Ф.).

В случае если, наконец, страны Запада и их союзники осознают опасность терроризма для их собственных территорий и прекратят подпитывать бандитов и убийц, выступающих под лозунгом «оппозиционности» — Сирийская армия быстро зачистит очаги боевиков на юге Сирии.

Конечно, нелегко придется военнослужащим на севере страны, где у мятежников довольно-таки обширные анклавы, но без поддержки со стороны Турции исламистам не удалось бы продержаться больше, чем несколько месяцев.

Так называемой «умеренной оппозиции» в Сирии фактически не осталось», завершает свой материал Елена Громова.[viii]

 

Бой, который разволновал Вашингтон

 

А теперь кое-что из последних сообщений с сирийско-ливанской границы, которые привели в ярость Вашингтон. Там, на границе с Ливаном сирийская армия уничтожает анклавы боевиков, подготовленные американскими и израильскими инструкторами на территории Иордании.

Кувейтская газета Al-Rai опубликовала статью[ix] о штурме Ябруда – последнего бастиона мятежников в горном районе Каламун, простирающемся от пригородов Дамаска к ливанской границе.

 

 

Источник газеты в штабе Асада и «Хизбаллы» сообщает:

- Наступление на город идет с шести направлений;

- Для битвы за Ябруд выдвинуты артиллерия, ракетные установки «Вулкан», танки и коммандос;

- Битва за Ябруд продлится не более месяца.

Цели операции: перерезать линии снабжения между Ливаном (Арсаль) и Сирией, защитить Дамаск и его окрестности, разделить, посредством будущих военных операций, Юг и Север Сирии.

Источники в совместном штабе «Хизбаллы» и сирийской армии утверждают, что операция в Ябруде коренным образом отличается от всех предыдущих сражений сирийской войны, и в ней будет максимально задействована огневая мощь – в первую очередь, реактивная артиллерия и авиация.

ВВС Сирии совершили десятки бомбардировок Ябруда и окрестностей. За минувшие дни сирийская армия значительно продвинулась, заняв несколько важных вершин неподалеку от города. Тем не менее, наступление столкнулось с большими трудностями, обусловленными топографией района.

После ракетных обстрелов начнется наступление с шести направлений, с целью разбить мятежников на мелкие группы и уничтожить в котлах.

По данным ливанских источников в Ябруда – сотни ливанских суннитских экстремистов, а также граждане стран монархий Персидского залива и палестинцы. Треть защитников города – сирийцы, большинство – в составе исламистов Джабхат ан-Нусра.

Точное количество боевиков в Ябруде неизвестно, но предполагается, что их там может быть до семи тысяч.

Ливанская пресса, связанная с «Хизбаллой», утверждает, что в операции принимают участие 10 тысяч солдат правительственных войск и 200 танков.

Невозможно точно сказать, сколько продлится сражение, но оно будет короче, чем битва за эль-Кусейр, и, скорее всего, продлится две-три недели, завершает кувейтская газета Al-Rai.

 

Эти сообщения из района Каламун вызвали явно нервную реакцию Вашингтона.

Сначала высказался госсекретарь. Президент Сирии Башар Асад все еще надеется победить на поле боя, а не разрешить конфликт в стране путем мирных переговоров, заявил госсекретарь США Джон Керри 17 февраля после первых сообщений о наступлении войск Асада под Ябрудом.[x]

И сразу же начал искать аргументы для очередной пропагандистской агитки, призвав Россию стать частью решения сирийского конфликта, вместо того чтобы продолжать снабжать правительственные войска оружием. «Россия должна стать частью решения проблемы, вместо того чтобы снабжать режим Асада таким большим количеством оружия и остальной помощи, которая позволяет ему «удваивать ставку»,— говорил Керри во время визита в Индонезию.

Казалось бы – где Россия, где Индонезия, а где Ябруд. Глобализация, однако…

Впрочем, выпад мистера Керри остался практически незамеченным в МИД России. «Караван идет…», что подтвердил комментарий департамента информации и печати МИД России относительно итогов второго раунда межсирийских переговоров в Женеве. В тексте, в частности, сказано[xi]:

«15 февраля завершился второй раунд межсирийских переговоров в рамках международной конференции по Сирии «Женева-2». Диалог проходил сложно, учитывая серьезную разницу в подходах сирийских властей и оппозиции к достижению политико-дипломатического урегулирования в САР и первоочередности решения имеющихся проблем.

В ходе заключительного пленарного заседания спецпредставитель по Сирии Л.Брахими предложил согласовать проект повестки дня, исходя из ключевых вопросов, содержащихся в Женевском коммюнике от 30 июня 2012 года.

Делегация правительства САР в принципиальном плане поддержала предложения спецпредставителя, выразила готовность продолжать работу на этой основе и прибыть на третий раунд диалога, когда будут определены его сроки. При этом в качестве приоритетной была обозначена тематика достижения договоренности между сторонами по вопросам борьбы с терроризмом, что при нынешнем развитии ситуации в стране является вполне оправданным.

Российская сторона отмечает позитивный настрой правительственной делегации на активное участие в переговорном процессе. Исходим из того, что упор на совместных антитеррористических усилиях сирийских сторон диктуется тем, что страна все больше становится местом притяжения джихадистов и исламских радикалов всех мастей, использующих борьбу с законным правительством САР для реализации своих идеологических установок. Активизация террористического движения представляет угрозу безопасности и стабильности не только Сирии, но и региона в целом.

Именно исходя из этого лидеры государств «Группы восьми» специально зафиксировали в официальном коммюнике по итогам саммита в Лох-Эрне в июне 2013 года необходимость объединения усилий всех сирийцев в борьбе с терроризмом с целью их изгнания из страны.

В Москве убеждены, что придание устойчивости межсирийскому диалогу требует активной и планомерной работы по наращиванию доверия между властями и оппозицией. Задача – непростая с учетом продолжительного и кровопролитного характера противостояния в Сирии...

Российская Федерация по-прежнему рассматривает достижение политико-дипломатического урегулирования в САР в качестве безальтернативной основы преодоления кризиса в стране. При этом считаем, что только сами сирийцы способны достичь договоренностей о будущем государственном устройстве САР на основе взаимного согласия в полном соответствии с положениями Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года».

 

Наше Олимпийское счастье укололо президента США? Надо было заехать…

 

А потом последовал неспровоцированный ситуаций, но, судя по всему спровоцированный где-то в кулуарах Вашингтона выпад президента США Барака Обамы, который на пресс-конференции Сергея Лаврова, принимавшего коллегу из Эритреи, озвучил один из корреспондентов: «Сегодня ряд американских СМИ, в частности Си-Эн-Эн, процитировали высокопоставленного чиновника из американской администрации, который по итогам переговоров Президента США Б.Обамы с Королем Иордании Абдаллой II сказал примерно следующее: «Россия не может, с одной стороны, поддерживать Женевское коммюнике и проводить «счастливые» Олимпийские Игры в Сочи, а с другой – оказывать поддержку режиму Б.Асада, который зверским образом убивает свой народ».

Это было сказано в контексте заявлений Б.Обамы, что Вашингтон будет усиливать давление на Дамаск. Кроме того, было заявлено, что США вместе со своими партнерами разрабатывают некий юридический прецедент для проведения трансграничных операций.

Не является ли это, на Ваш взгляд, прелюдией к военному вмешательству под предлогом гуманитарной интервенции, как в упомянутом Вами случае с Ливией?»

Выше мы уже обозначили причины, по которым в Вашингтоне случился этот нервный срыв, оскорбительный для России.

И надо было видеть, как сдержал себя наш министр иностранных дел, который нашел в этой ситуации адекватные дипломатическому этикету выражения. Вот – часть стенограммы этой пресс-конференции[xii]:

«С.В.Лавров: Здесь не один вопрос. Что касается «возвышенных» рассуждений о невозможности одновременно «поддерживать «зверский» режим и проводить «счастливые» Зимние Игры», скажу, что в отношении «зверств» различных режимов и Олимпийских соревнований существует множество факторов, доказывающих наличие осознанных попыток сформировать определенное общественное мнение. Те, кто это делают, не гнушаются подтасовками и откровенной неправдой.

Многократно приводились примеры, как различные телекомпании (не буду их называть, хотя в их список входит и сделавшая репортаж, о котором Вы упоминаете) показывали картинки событий десятилетней давности в Ираке, выдавая их за ситуацию в Сирии сегодня. Подобными репортажами с места событий «прославились» и некоторые телевизионные корпорации региона Ближнего Востока и Персидского залива.

Посмотрите, как сегодня в западных СМИ показывают картинки из Украины. Все очень благостно: мирные оппозиционеры требуют справедливости и порядка, а «зверские» власти подавляют их силой. На самом деле, вскрывается огромное количество фактов происходящего в этом государстве.

Мне хотелось бы в этой связи напомнить моим коллегам, что есть российские телеканалы, включая русско-, англо- и арабоязычные, которые подробно показывают, с какими экстремистскими, в том числе антисемитскими, силами сейчас сталкиваются власти Украины, да и оппозиция. К сожалению, этот процесс замалчивается.

Я говорю о том, какие можно делать информационные картинки и как показывать те или иные события. То же самое происходит в отношении Олимпиады.

Хотя в последнее время, учитывая огромное количество иностранцев, прибывших в Сочи в качестве участников соревнований и болельщиков, говорить неправду стало практически невозможно. Однако попытки такие были.

Объективность информации – очень важная вещь. Когда же свое близкое к монопольному положение в СМИ сознательно пытаются использовать для нагнетания откровенной неправды, подгона реальности под свои геополитические интересы, это не вызывает уважения к тем государствам, которые этим занимаются.

В отношении заявлений о том, что Америка будет наращивать давление на Дамаск, скажу следующее: если речь идет о политическом давлении, то мы всегда выступали за то, чтобы США напрямую работали с властями САР(!). Я об этом также говорил Госсекретарю США Дж.Керри, в том числе, и в ответ на его неоднократные призывы воздействовать на сирийский режим, чтобы он был более покладистым по тем или иным вопросам: будь то гуманитарная ситуация в различных частях страны или переговоры в Женеве.

Во-первых, мы ежедневно работаем с властями Сирии.

Во-вторых, статистика четко показывает, что основные проблемы создает не режим, а те террористические экстремистские группировки, которых в Сирии расплодилось великое множество и которые не подчиняются никакой политической оппозиционной структуре.

Как я уже многократно упоминал, не зря лидеры «восьмерки» в июне прошлого года на саммите в Лох-Эрне призвали Правительство и оппозицию объединиться в борьбе с террористами, заполонившими Сирию. Сейчас мы добиваемся, чтобы этот призыв воплотился в решении Совета Безопасности ООН и реализовывался на практике.

Это сейчас самая важная проблема.

Вы упомянули, что США стремятся разработать юридический прецедент для осуществления трансграничных операций в Сирии, видимо, из-за рубежа. Если я правильно понимаю, речь идет об обсуждении в Совете Безопасности ООН гуманитарной ситуации в САР и переговорах с целью согласования общеприемлемой резолюции. Действительно, некоторые члены Совбеза хотели бы, чтобы в этой резолюции было записано требование допускать гуманитарные конвои через границу даже без согласия центральных властей.

Это вступает в прямое противоречие с международным гуманитарным правом и нормами, одобренными в ООН для целей гуманитарных операций.

Подобных прецедентов СБ ООН создавать не будет.

Мне неизвестно, насколько это входит в планы отдельных государств. По имеющейся у нас информации, через границу из соседних стран в Сирию поступает достаточно много (и эти объемы возрастают) вооружения и боеприпасов, которые используются боевиками, в том числе самыми экстремистскими группировками.

Возможно, этой информацией могут располагать те, кто сокрушается по поводу некой «неуступчивости» России в гуманитарных делах.

Если такие потоки оружия незаконно (любые поставки незаконным вооруженным формированиям являются незаконными) осуществляются, значит, маршруты уже проложены. Те, кто требует жесткой резолюции СБ ООН в качестве единственного, как они считают, способа облегчить страдания населения, наверное, могли бы использовать эти маршруты для доставки продовольствия. Они в любом случае уже занимаются незаконными действиями, нарушающими суверенитет государства-члена ООН. Вместо пушек можно было бы посылать туда хлеб и масло.

Совет Безопасности никаких прецедентов, которые могли бы быть использованы в качестве предлога для гуманитарной интервенции, не создаст. В этом можете быть уверены.

Насколько отдельные государства решатся действовать в обход СБ ООН, я ручаться не могу».

 

Курс на уход с переговорного трека и ставка на военный сценарий?

 

Сергей Лавров также прямо и откровенно отреагировал на вопрос относительно того, что «госсекретарь США призвал Россию к более активным действиям по урегулированию сирийского конфликта и прекращению поддержки режима Президента САР Б.Асада. Как Вы можете прокомментировать это заявление Дж.Керри, исходя из того, что Россия является соавтором российско-американской инициативы по решению сирийского вопроса?»

По стенограмме:

«С.В.Лавров: Россию постоянно призывают прикладывать больше усилий для урегулирования сирийского конфликта. Говорят, что мы должны убедить Б.Асада выполнять Женевское коммюнике от 30 июня 2012 г. Мы это слышим далеко не в первый раз. Эту тему мы регулярно обсуждаем с Дж.Керри по телефону и во время регулярных встреч.

Если говорить о том, кто и что должен делать, то следует помнить несколько обстоятельств.

Женевское коммюнике, которое по общему признанию должно стать безальтернативной основой сирийского урегулирования, содержит призыв к Правительству САР и оппозиции назначить своих переговорщиков.

Уже в июне 2012 г. все участники женевской встречи, на которой было принято Коммюнике, прекрасно понимали, что оппозиция раздроблена, и для обеспечения представительности общесирийского диалога необходимо привести за стол переговоров всех оппонентов режима.

По негласному «разделению труда» от России ожидали, что она будет способствовать направлению в Женеву делегации из Дамаска, а от США как соавторов данной инициативы – выполнения задачи обеспечения представительности оппозиционных сил. Что мы имеем на практике?

А на практике мы имеем одну из оппозиционных групп, которая представляет собой только часть внешней оппозиции и называется Национальной коалицией сил сирийской революции и оппозиции, и которую уговорили поехать в Женеву. Перед самой поездкой из этой коалиции вышли сирийские «Братья мусульмане» и структура, являвшаяся «хребтом» этой коалиции, – «Сирийский национальный совет». Мы получили коалицию без двух достаточно серьезных организаций.

«За бортом» остаются все оппозиционные группировки, работающие, прежде всего, внутри Сирии и никогда в эту коалицию не входившие.

Более того, появились сведения, которые мы проверяем, о том, что некоторые спонсоры оппозиционеров начинают создавать новую структуру за счет группировок, вышедших из Нацкоалиции, тех, кто не верит в переговорный процесс, и хотят, чтобы это новое образование заменило собой НК. Иными словами, берется курс на уход с переговорного трека и делается ставка на военный сценарий в расчете на то, что извне будет оказана мощная поддержка, как это произошло, в частности, в Ливии(!).

Нас это тревожит, потому что Женевское коммюнике требует, чтобы за столом переговоров был представлен весь спектр сирийского общества, что зафиксировано и в резолюции СБ ООН 2118.

За работу по обеспечению представленности оппозиции должным образом взялись американцы. На последней встрече с Госсекретарем США Дж.Керри в Монтрё мы вместе с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном и Спецпредставителем по Сирии Л.Брахими обсуждали эту тему. Они нас заверили, что будут делать все для обеспечения по-настоящему представительной оппозиционной делегации. Пока у них не получается.

Когда мы слышим, что «России необходимо предпринять какие-то шаги», нужно помнить простую истину – мы сделали все, что обещали(!).

Не забывайте, что подгонять женевский процесс под искусственные сроки, говорить, что «больше медлить нельзя», и что «Женева под угрозой срыва», пытаются те же самые политики и деятели, заявлявшие, что нельзя больше медлить в отношении ливийского кризиса(!).

Все прекрасно знают, чем это закончилось. Факты налицо.

Каждый должен делать собственные выводы и понимать, кто из участников и спонсоров процесса какую повестку дня преследует».

 

Россия не позволить устроить в Сирии «Ливию 2.0»

 

Итак, на полях боев в Сирии армия Асада бьет по одному из ключевых укрепленных пунктов – даже не «мятежников», а проплаченной и подготовленной за рубежами Сирии армии наемников и боевиков. Впереди – наведение порядка в районах, захваченных отвязанными бандитами.

На этом фоне оппозиция и её кураторы не видят иного решения для смещения Асада – в чем их основная цель - как поднять очередную информационную волну из неправды и наветов.

У них опять – и как всегда, «Россия виновата».

Да, Россия не позволяет им устроить в Сирии «Ливию 2.0», и это бесит больше всего.

Но! Переговоры в Женеве будут продолжаться, как уже заявил Лахдар Брахими, что есть – очень хорошо!

И ещё один немаловажный, если не важнейший штрих к тому, как организованы переговоры, и кто вносит наибольший вклад в политическое урегулирование сирийского конфликта между вменяемыми оппозиционерами и правительством Сирии (про бандитов-головорезов речи быть не может – их место в Аду!).

Так вот – все, повторяю – все, кто хочет политическое урегулирования и, чего уж там скрывать, своего участия в будущих властных структурах Сирии, едут не в Париж, не в Вашингтон, а в Москву.

В МИД РФ регулярно приезжают сирийские делегации, представляющие все стороны конфликта (естественно, кроме бандитов).

А вот Вашингтон или Париж могут себе позволить принять только тех сирийцев, кто им лично нравится. Или кому они лично платят…

Так кто, по Вашему мнению, больше всех работает на Мир в Сирии, и кто больше всех пыжится эту работу оболгать?

 

Как говорил один очень умный человек: «Если не пытаться самостоятельно определить свое будущее, то его определит кто-то другой»…



[i] http://www.rbc.ru/fnews.open/20140217094825.shtml

[ii] http://izvestia.ru/news/565699?utm_source=Kazi+Media+Group&utm_medium=Kazi+Media+Group

[iii] http://ria.ru/arab_sy/20140212/994551297.html

[iv] http://rus.ruvr.ru/news/2014_02_12/ZHeneva-2-Tretij-den-sirijskie-delegacii-pitajutsja-dogovoritsja-s-chego-nachat-3268/

[v] http://newsradio.com.ua/rus/2014_02_12/ZHeneva-2-tretij-den-vstrechi-zavershilsja-bezrezultatno/

[vi] http://mir24.tv/news/world/9862867

[vii] http://ru.euronews.com/newswires/2352418-newswire/

[viii] http://www.pravda.ru/world/asia/middleeast/10-02-2014/1191382-suria-0/

[ix] http://www.mignews.com/news/politic/world/160214_150505_71838.html

[x] http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20140217094825.shtml

[xi] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/C62ED2A20B04B54A44257C82004CAFB6

[xii] http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/0D3CFA6B44D5DD8644257C820041AF2F

Ключевые слова: МИД РФ Сергей Лавров Женева-2

Версия для печати