Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайером, Москва, 14 февраля 2014 года

12:52 17.02.2014

Уважаемые дамы и господа,

Рад приветствовать г-на Ф.-В. Штайнмайера в Москве. Мы работаем вместе с 2005 г., хорошо друг друга знаем и поддерживаем регулярные контакты. Две недели назад мы встречались в Мюнхене, вчера и сегодня – в Москве. Такой темп - показатель интенсивности российско-германского диалога, который всегда проходит в духе откровенного, конструктивного обмена мнениями. У нас нет закрытых тем.

Довольны развитием наших отношений. За минувший год вырос объем торговли: за первые 11 месяцев 2013 г. рост товарооборота составил более 2,1 %. У нас налажены динамичные связи в сфере культуры, науки, спорта, межрегиональных и молодежных обменов. Говоря о спорте, не могу не поздравить Германию с промежуточным результатом на Олимпиаде: немецкие спортсмены завоевали уже 7 золотых медалей. Будем стараться догонять.

Мы готовы и далее развивать наши отношения в формате стратегического партнерства. Исходим из того, что аналогичное намерение демонстрирует новое коалиционное Правительство ФРГ, сформированное в декабре прошлого года.

Уточнили график планируемых на этот год политических контактов. Основное событие года – очередные Межгосударственные консультации на высшем уровне, которые пройдут в Германии в апреле. В июне планируется торжественная церемония открытия в Берлине Года русского языка и литературы, а в сентябре в Москве - Года немецкого языка и литературы в России. В июне состоится наша очередная встреча в Санкт-Петербург уже с участием польского коллеги Р.Сикорского. Это будет четвертая встреча в тройственном формате министров иностранных дел России, Германии и Польши.

Мы обсудили перспективы отношений России и Европейского союза, включая продвижение безвизового диалога и результаты саммита, состоявшегося в прошлом месяце в Брюсселе. Ценим позицию Германии, которую г-н Ф.-В.Штайнмайер вновь подтвердил в интервью газете «Коммерсант», в т.ч. значение, которое он придает продвижению по визовым делам.

У нас хорошее взаимодействие в Совете Россия-НАТО, в целом ряде проектов которого активно участвуют наши страны. Договорились продолжать использовать данный механизм для укрепления доверия и повышения транспарентности. Будем стремиться находить решения по вопросам, по которым мы пока еще не достигли согласия.

Обсудили развитие ситуации на Украине. Наша позиция хорошо известна. Мы за то, чтобы путь по разблокированию политического кризиса был найден самими украинцами - это отвечало бы интересам украинского народа. Рассчитываем, что другие партнеры Украины будут придерживаться такого же принципа.

Рассмотрели приоритетные пункты мировой повестки дня, прежде всего, положение в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, ситуацию вокруг иранской ядерной программы, учитывая участие России и Германии в переговорах с Тегераном по данной теме.

У нас близкие позиции по большинству международных вопросов. Мы едины в необходимости более тесного взаимодействия для продвижения общеевропейских процессов и регулирования ключевых внешнеполитических проблем. Будем продвигать эти задачи в рамках нашего дальнейшего сотрудничества в качестве членов «Группы восьми», в т.ч. в рамках подготовки к очередному саммиту «восьмерки», который состоится в Сочи в начале июня. Такое взаимодействие между Москвой и Берлином особенно востребовано, учитывая, что от России эстафета председательства в «Группе восьми» перейдет к Германии.


Вопрос (обоим министрам): Диалог между Германией и Россией по вопросу ситуации на Украине характеризовался взаимными упреками. Были опасения, что ситуация в стране идет к насильственному разрешению кризиса. Какие имеются возможности «работы с Киевом», оказания влияния на руководство страны? Есть ли планы вовлечь в этот процесс ОБСЕ?

С.В.Лавров (отвечает первым): С самого начала мы сказали, что выбор должен делать украинский народ. Мы не заставляли делать его в чью-то пользу, оставляя это на усмотрение украинского руководства, государства и народа. Единственное, что мы сделали, – обратили внимание украинских партнеров на то, что в планировавшемся к подписанию с ЕС документе, который держался и готовился втайне и был опубликован только после парафирования, содержались обязательства, которые вступят в противоречие с обязательствами и привилегиями в рамках зоны свободной торговли СНГ. Украина это направление активно продвигала еще с времен Президента В.А.Ющенко, и в итоге такая зона была сформирована в СНГ, поскольку там разные экономические обязательства и условия. Мы тогда сказали, что выбор целиком за ними. Россия никогда не настаивала, чтобы выбор был сделан в пользу восточного вектора развития, понимая, что это крайне контрпродуктивно для украинского общества.

Европейские партнеры говорят, что нужно дать Украине возможность сделать свободный выбор в пользу европейской интеграции. Говоря о свободе выбора, стоит быть честными и в своих поступках не навязывать его под предлогом свободы.

Полностью согласен с Ф.-В.Штайнмайером в том, что не должно быть каких-либо сфер влияния. Но зазывая Украину в одну сторону, причем предупреждая ее, что выбор будет «или-или», – или с ЕС или Россией – очевидно, что такую сферу влияния пытаются создать. И никакие красивые слова не могут что-то изменить.

Что касается, как Вы выразились, «работы с Киевом», мне кажется не вполне корректным и вежливым, говоря о свободе выбора, ежедневно направлять каких-то эмиссаров, которые без приглашения приезжают в Киев и убеждают украинское руководство сделать выбор, продвигаемый Евросоюзом и США. Мы не против посредничества между властями и оппозицией, если они сами об этом попросят. Навязывать посреднические услуги, как это зачастую происходит со стороны других партнеров Украины, Россия не собирается. Это должен быть действительно свободный выбор. Вкладываем в эти слова логичный смысл и не пытаемся подменить одно понятие другим.

Мы не против того, чтобы на всем пространстве Европы и Евразии выстраивать такие отношения, которые исключали бы искушение поиграть на геополитических противоречиях. Президент России В.В.Путин предложил создать в перспективе единое экономическое и гуманитарное пространство от Лиссабона до Владивостока, что отражено в Концепции внешней политики страны. На саммите Россия-ЕС в феврале с.г. в Брюсселе, мы подробно говорили, что пора перестать политизировать экономические процессы и выстраивать их в русле «игр с нулевым результатом». Мы оценили, что европейские партнеры в итоге согласились провести конкретные экспертные консультации с целью предметного рассмотрения всех экономических факторов, сопряженных с интеграционными процессами в рамках ЕС и на евразийском пространстве с тем, чтобы определить темпы и конкретные направления совместной работы по выравниванию условий экономического развития и сотрудничества. Когда такое выравнивание будет обеспечено, Россия будет заинтересована в том, чтобы, как предложил Президент В.В.Путин, двигаться к созданию зоны свободной торговли между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом. Руководство ЕС в Брюсселе в прошлом месяце это предложение не отвергло и обещало его изучить. Это было бы очень мощным политическим сигналом странам, не входящим в Европейский союз и евразийские экономические интеграционные процессы, о том, что не нужно пытаться играть на противоречиях. Ни ЕС, ни евразийские экономические структуры не хотят этих противоречий. Россия заинтересована в выравнивании условия нашего роста и развития таким образом, чтобы создать то самое единое экономическое и гуманитарное пространство.

Вопрос: Сегодня последний день второго раунда переговоров «Женева-2». Что там происходит, и на какой стадии находятся переговоры?

С.В.Лавров: Когда Россия и Соединенные Штаты выдвинули инициативу созыва «Женевы-2», мы четко заявили, что целью этой конференции должно быть полное и всестороннее выполнение Женевского коммюнике. Именно этим мы руководствуемся, и именно такую позицию, признаюсь, не без нашего воздействия, как вы понимаете, заняла делегация Правительства Сирии.

По итогам двух раундов переговоров в Женеве между сирийским правительством и оппозицией у нас складывается впечатление, что когда те, кто обеспечивал участие оппозиции в этом процессе, призывали сделать предметом переговоров выполнение Женевского коммюнике во всей его полноте, они, на самом деле, имели в виду только одно: смену режима. Потому что все, о чем они хотят говорить, – это создание переходного управляющего органа. Только после этого они готовы обсуждать такую насущную и острейшую проблему как терроризм. Сегодня правительственные войска «на земле» противостоят, прежде всего, экстремистским и террористическим группировкам. До создания переходного управляющего органа они также отказываются обсуждать принципы политического урегулирования. Хотя, казалось бы, любая логика требует сначала договориться о параметрах реформ и переходного процесса, а уже потом согласовывать персональный состав структур, которые будут этим заниматься.

Мы довольны тем, что правительственная делегация не изменила своей позиции и готова обсуждать Женевское коммюнике во всей его полноте, положить на стол этот документ и, рассматривая его параграф за параграфом, договариваться о прекращении насилия, о т.н. локальных перемириях для доставки гуманитарной помощи, об обмене списками задержанных и арестованных с тем, чтобы обсуждать их обмен. И, конечно же, вести переговоры о параметрах переходного периода. Прежде всего, о том, что Сирия должна быть светским, демократическим, суверенным и территориально целостным государством, в котором без какой-либо дискриминации на основе равноправия сосуществуют этнические и конфессиональные группы, и из которого не исходит угроза терроризма. Все это есть в Женевском коммюнике. Выдергивать только «персональное дело» из всего комплекса проблем, которые нужно решать, – контрпродуктивно. Поэтому мы будем настаивать на том, о чем мы договорились с нашими партнерами: о решении всего комплекса проблем, о которых я сказал, и выполнении той части Женевского коммюнике, которая предполагает обеспечение представительного характера оппозиционной делегации. В Женевском коммюнике, в резолюции Совета Безопасности ООН 2118 записано, что на переговорах должен быть представлен весь спектр сирийского общества. Сейчас это не обеспечено.

Создается впечатление, что под самыми разными предлогами предпринимаются попытки сорвать переговорный процесс в Женеве. Сначала политическое урегулирование хотели пустить под откос, спекулируя на теме химического оружия. Теперь эта проблема вроде бы решается, и, надеюсь, все будет сделано, как и обязалось сирийское руководство. У нас есть все основания полагать, что программу химического разоружения мы выполним в срок. Когда не получилось спекулировать на химической проблеме, стали пытаться политизировать проблему гуманитарного кризиса.

Гуманитарные проблемы решать можно только одним способом: при поддержке международных гуманитарных агентств договариваться конкретно «на земле». Кстати сами агентства поддерживают именно такой подход, когда надо меньше говорить, тем более с истеричными интонациями, и больше делать, как это удалось в Хомсе, в лагере палестинских беженцев Ярмук. Есть целый список других точек, где такие же местные договоренности по разблокированию населенных пунктов и доставке гуманитарной помощи вполне возможны.

Сейчас начинают говорить, что «Женева-2» не может длиться бесконечно. Прошло всего два раунда, которые длились две недели. Когда объявлялась российско-американская инициатива, было четко заявлено, что у этих переговоров не должно быть каких-либо искусственных временных параметров. Сейчас же говорят, что дальше обсуждать бессмысленно, потому что Правительство не хочет договариваться о составе переходного управляющего органа. Мы ходим по кругу, я уже объяснил, почему это едва ли можно назвать логичным и конструктивным подходом. Первоочередная задача на данный момент – обеспечить представительный характер этого диалога. Наши американские партнеры, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун и Спецпосланник Л.Брахими обещали способствовать расширению состава делегации оппозиции, чтобы она представляла в том числе и внутренних оппонентов режима, которые сейчас там не представлены. То же самое мне обещал руководитель Национальной коалиции сил сирийской революции и оппозиции А.Джарба, который, кстати, почему-то сам на конференции не присутствует, а назначил какого-то своего переговорщика. Глава сирийской делегации Министр иностранных дел САР В.Муаллем находится в Женеве. Хотя он не участвует в переговорах, но мог бы это сделать, если А.Джарба сделал бы то же самое. Однако, повторю, А.Джарбы там нет.

Вот такая ситуация складывается в Женеве. Меня это очень тревожит. Прежде всего, потому что мы наблюдаем системные попытки найти любой предлог, чтобы сорвать политическое урегулирование. Когда президенты США и Франции на совместной пресс-конференции начинают говорить, что только переговорами дело может не кончиться, у нас это вызывает беспокойство. Предпринимаются определенные шаги, в том числе и публичные, как например, заявление о возможности силового сценария, а также попытки политизации всей гуманитарной проблематики в Совете Безопасности ООН, видимо, с расчетом на то, чтобы вынудить правительство «хлопнуть дверью». Необходимо выполнять то, о чем договаривались. Мы всю свою работу честно выполнили, рассчитываем, что то же самое сделают и наши партнеры.

Вопрос: В России и Германии в последнее время по-разному понимают термин «современность», есть различия между экономическими векторами наших стран и во взаимоотношениях между государством и обществом. Что именно обозначает Партнерство для модернизации, если речь идет о молодежных обменах?

С.В.Лавров (добавляет после Ф.-В.Штайнмайера): Программа Партнерство для модернизации, у истоков которого стоял Ф.-В.Штайнмайер, посвящена не развитию сотрудничества в сфере сырьевых отраслей, добычи углеводородов. Это модернизационное партнерство, нацеленное на продвижение современных технологий, развитие институтов и механизмов взаимодействия между государствами. Мы хотели бы видеть больше высокотехнологичных проектов. Планы в этом направлении постоянно расширяются. Это касается, например, энергоэффективности. Еще один пример - российская компания «Т-Платформы», работающая в сфере производства суперкомпьютеров и активно взаимодействующая с германскими партнерами. Мы договорились поддерживать такие проекты. Кроме того, мы считаем необходимым создать рамки, чтобы в контексте программы Партнерство для модернизации особое внимание уделить поддержке взаимодействия между малыми и средними российскими и германскими предприятиями.

Ф.-В.Штайнмайер уже сказал о том внимании, которое уделяется молодежным обменам. В них закладывается будущее наших отношений в таких областях как образование, культурные и спортивные связи. Создается совместный университет.

Партнерство ради модернизации - очень перспективный проект. Безусловно, мы готовы рассматривать опыт друг друга в сфере взаимоотношений между государством и обществом, в области прав человека и основных свобод. Здесь важно иметь не навязываемые кем-то, например, одной группой стран другим государствам, а общие универсальные критерии, которые опираются на достигнутый в мировом сообществе консенсус: Всеобщую декларацию прав человека и Международный пакт о гражданских и политических правах - базовый документ в сфере политических свобод. В этом пакте подробнейшим образом расписаны права и обязанности, в том числе зафиксировано положение, что права и свободы могут быть ограничены на основе законов для защиты нравственности, общественной морали, правопорядка и обеспечения безопасности государства. Посмотрите на законодательство ФРГ в сфере регулирования проведения массовых акций и демонстраций. Посмотрите на те меры, которые предусмотрены этим законодательством к нарушителям общественного порядка, к тем, кто нарушает законы по проведению массовых акций. Эти меры не только зафиксированы, но и активно применяются. Мы помним, как пытались под лозунгом глобализма сорвать проведение саммита в Хайлигендамме в 2007 г., и как эти провокации были пресечены. Совсем недавно в декабре в Гамбурге были попытки незаконным образом устраивать демонстрации. Германское государство не позволило провокаторам достичь своей цели.

Давайте относиться к этим вопросам не на основе вычленения какого-то одного государства и концентрации на нем всей мощи популистской, без опоры на информированность критики средств массовой информации. Давайте смотреть на все вопросы в комплексе, говорить, что у всех есть обязанности перед нашими гражданами. Кто-то эти обязанности выполняет лучше, кто-то хуже. На эту тему мы ведем разговор в ОБСЕ, Совете Европы, Совете по правам человека.

Мы от этого не уходим и понимаем, что раскрепощение человеческого капитала - это одна из главных движущих сил модернизации общества. Этим вопросам у нас уделяется приоритетное внимание. В рамках диалога с ЕС сотрудничество в модернизационной сфере с Германией для нас имеет существенное значение, и мы хотим его развивать.

mid.ru

Версия для печати