Никогосян – это характер

14:56 25.12.2013 Ольга Ивлиева, редактор журнала «Международная жизнь»

Недавно в Культурном центре МИД России была открыта выставка советского, армянского и российского скульптора, живописца и графика, педагога, академика Российской академии художеств, народного художника СССР, Лауреата Государственной премии СССР и многих международных премий Николая Багратовича Никогосяна. Выставка посвящена юбилею – 95-летию выдающегося ваятеля и художника современности.

Открывая выставку, директор центра Т.А.Широкова проникновенно сказала: «Вашими прекрасными работами, скульптурами пришли полюбоваться ваши друзья, близкие вам люди, ваши ученики. Для нас большая честь приветствовать вас, особенно в дни, когда отмечается ваш замечательный юбилей. Мы рады, что наши сотрудники сумеют воочию прикоснуться к вашему прекрасному искусству, насладиться вашими уникальными работами. Уже при подготовке выставки те, кто принимал в этом участие (а среди них были и рядовые сотрудники – электрики, рабочие, уборщицы), при виде ваших экспонатов не проходили мимо, а подолгу задерживались, еще и еще раз открывая для себя прекрасное. И это дорогого стоит».

Вице-президент Российской академии художеств А.А.Золотов, обращаясь к юбиляру, сказал: « Я очень люблю творчество Николая Никогосяна. Знаю его, но сказав «знаю», понимаю, что так сказать нельзя, потому что каждый день он творит что-то новое, и абсолютно невозможно успеть уследить за тем, что он делает. Самое главное, что здесь всё удивление… Удивление – его красота, вот как он сидит в этом кресле. Удивление его работы скульптурные, его работы живописные. Удивляешься тому, как в одном человеке соединяется дар скульптора и живописца, дар человека и дар Художника с большой буквы.

Далее Золотов рассказал многочисленным гостям выставки: «В юности мне приходилось бывать в доме, где жил М.Сарьян. И вот когда я смотрю на Николая Никогосяна, я все время вспоминаю М.Сарьяна. Вспоминаю потому, что в мастерской Николая Багратовича висит портрет, написанный с него М.Сарьяном. Поразительный портрет молодого Никогосяна. И он сегодня, в свои 95 лет, стал еще больше похож на тот портрет, написанный много лет назад… Потому что М.Сарьян уже тогда разглядел необычную суть будущего огромного художника»…

И А.Золотов, и другие выступающие, среди которых были член президиума РАХ Д.Жилинский, и его ученики, кроме художественных сторон творчества художника, отмечали необыкновенную цельность его натуры, его честность, бескомпромиссность. Тот факт, что он, ученик знаменитого скульптора А.Т.Матвеева, с гордостью говорил об этом даже тогда, когда Матвеев, попав в немилость власть предержащих, был уволен, изгнан из института, уже многое говорит о характере Н. Никогосяна. .

Выступающие отмечали, что, как только он появляется в Академии, его всегда ждут. Потому что все знают, что он скажет так, как никто не скажет, скажет о том, о чем другие либо не говорят, потому что в голову не приходит, либо по каким-то своим соображениям. Никогосян же всегда говорит правду…

На выставке представлены живописные работы разных лет как отечественных, так и зарубежных циклов, а также скульптуры. Среди полотен – портреты, натюрморты, пейзажи: разные лица, возрасты, позы, города, страны. Его скульптуры – это поистине необыкновенное чудо. (При слове «скульптура» представляешь нечто монументальное, грандиозное. Да, и такое ему приходилось ваять. Взять, к примеру, огромные – пятиметровые – фигуры на высотном доме, что на Кудринской площади ( бывшей -Восстания).

Бронзовые же скульптуры на выставке – небольшие (42-45 см высотой). Но это просто живые люди, с присущим только им характером, в привычных для них позах. Так, режиссер Л.Калантар, прервав репетицию, сидя в кресле, задумался в творческом поиске какого-то нюанса роли. Лицо одухотворенное, даже отрешенное, но прекрасное своей внутренней сутью. Или скульптура музыканта, пианистки, педагога Е.Гнесиной. Она сидит, как бы внимательно слушая музыку. Руки с длинными гибкими пальцами вот-вот вздрогнут, отзываясь на удачно сыгранный пассаж ее ученика. Фигура виолончелиста, преподавателя Московской консерватории С.Асламазяна как бы говорит о его органичном слиянии с инструментом для достижения абсолютной гармонии в музыке. От этих и других представленных на выставке скульптур действительно трудно оторвать взгляд. Это – загадка, это нечто фантастическое: как из холодного металла руки скульптора творят человеческую плоть, человеческую суть…

Спустя несколько дней мы встретились с художником в его мастерской, в центре Москвы. Повсюду картины: висят, рядами стоят, мольберты с холстами, рисунки на столах, тут же фрагменты скульптурных работ. Это его жизнь, образ его нынешнего бытия. Но как все начиналось, откуда истоки творчества? И потекли воспоминания…

Вернее, о его манере говорить трудно сказать «потек». Его рассказ - как бурная горная речка, перепрыгивающая через камни (точки, мгновения, запечатленные на всю жизнь) и несущаяся дальше. Его речь образна, многокрасочна, как многокрасочны его картины. Сравнения, эпитеты сыплются как из рога изобилия.

Жизнь родителей похожа на крутой подъем в гору - к благополучию, зажиточности ( благодаря упорному каждодневному труду и предприимчивости) и на крутой спуск с горы – к разорению (насильственному). Он родился в армянском селе Шаграр, там прошло его детство. Там, еще мальчонкой, начал он лепить фигурки гусей из…грязи. Сушил их и раскрашивал. Гуси были как живые, жители села хотели иметь у себя в доме эти фигурки, и Николай стал их обменивать: один гусенок - на одно куриное яйцо. Однако скромный вклад в семейный бюджет не радовал отца, который не мог и предположить, что эти гусята – начало яркой творческой биографии его сына.

20 лет ему не было, когда он, успев поработать и курьером, и наборщиком в типографии, и даже потанцевать в кордебалете, уехал в Ленинград. Там юный Николай поступает в художественную школу при Институте живописи, скульптуры и архитектуры Всероссийской академии художеств. Затем учеба в самом институте. В конце войны, уже будучи членом Союза художников СССР, он поступает в Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова (в мастерскую выдающегося скульптора А.Т. Матвеева) .

А затем работа, что называется, до седьмого пота. Используя различные материалы, прежде всего – «вечные», исконно присущие скульптуре гранит, туф и бронзу, мастер творит, тяготея, выявляя типическое, но и сохраняя яркую индивидуальность каждого, кого он лепил. Никогосян вспоминает: «Шутка ли сказать, приходилось рубить по девять часов в день. Но я не раз признавался, что камень - это моя стихия. Ведь я родился в Армении, в каменной стране. Каждый мастер должен создавать еще и свой язык. Недопустимо, чтобы моя скульптура была похожа на работу кого-то другого. Ведь мы творим только из любви. А любовь у каждого своя, непохожая, неповторимая. Искусство - это как любовь».

За семь десятилетий Николай Никогосян создал обширную галерею портретов современников, от знаменитых ученых и людей искусства до простых тружеников. Среди этих произведений - широко известные скульптурные портреты М.Горького, Г.В.Свиридова, Д.Д.Шостаковича, образы композитора и музыканта Комитаса, философа древности А.Ширакаци, скульптурные композиции «Майя Плисецкая», «Труженицы Араратской долины» и много-много других.

Просторный светлый дом-мастерская вместил большую коллекцию скульптуры, живописи, графики. Мечта художника — создать музей, для которого уже все готово. Можно быть уверенным, что это случится. Ведь недаром на открытии выставки во всех выступлениях в честь скульптора и художника звучали слова: «Никогосян – это характер!».

Фотогалерея

Версия для печати