Выбор стратегических приоритетов

11:16 14.10.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Участники финансовой G20, чья встреча прошла в конце минувшей недели в американской столице, крайне обеспокоены не только ситуацией вокруг бюджетного паралича, потолка госдолга США, но и тем, какие сигналы рынкам будет посылать ФРС, под руководством нового главы. Им, очевидно, станет, представленная 9 октября президентом Обамой, 67-летняя Джанет Йеллен, занимающая пост заместителя нынешнего руководителя Федеральной резервной системы Бена Бернанке, чьи полномочия истекают в январе следующего года. Внимание к личности нового руководителя Федрезерва приковано как в самих Соединенных Штатах, так и во всем мире. И вот почему.

Как известно, от позиции ФРС зависит стоимость денег и их заимствований в глобальной экономике. А учитывая, что практически вся мировая экономика, в большей или меньшей степени вовлечена в глобальный неолиберальный проект, и плотно подсажена благодаря ему на кредитный и финансово-инструментальный допинг, а также то обстоятельство, что доллар по-прежнему является главным средством расчетов в мировом товарообороте, банковских и биржевых операциях, занимая при этом, еще и самую существенную долю в золотовалютных резервах абсолютного большинства государств планеты, вопрос с личность рулевого этого «обоза» волнует всю мировую общественность. Причем независимо от того, как та или иная страна, ее правительство и народ, относится к США. Помимо этого, председатель ФРС определяет стратегию стимулирования той или иной модели экономического роста внутри страны, давая, в силу своего значения, сигнал и всему мировому хозяйству в целом. Не зря ведь многолетняя практика кредитного стимулирования потребительского спроса, - как основного источника роста экономики в США, стала поистине повальным увлечением и далеко за их пределами, включая РФ. Несмотря на то, что большинство аналитиков склоняется к оценке Джанет Йеллен, как сторонницы продолжения нынешнего курса ФРС, ее выбор и проведение в жизнь стратегических приоритетов представляется не таким уж решенным делом.

Начнем с вопроса. Если всё так понятно и предрешено, то почему тогда нынешний глава ФРС, Бен Бернанке, руководящий ведомством с 2006 года, с недавних пор принялся активно заявлять, что не хочет оставаться на своем посту на новый срок? Ответ на это вопрос мы находим в показателях потребительских ожиданий. Так вот, показатель этих ожиданий на ближайшие полгода рухнул в октябре на 3,9 пункта - до 63,9 пункта. В настоящее время отметка в 100 пунктов соответствует уровню доверия 1966 года. Среднее значение индикатора во время последней рецессии, начавшейся в декабре 2007 года и продлившейся 18 месяцев - 64,2 пункта, а в течение пяти лет до нее - 89 пунктов. О чем говорят эти данные? О том, что программы количественного смягчения кардинально не помогают завести главный двигатель американской экономики – потребительский спрос. Очевидность этого начала проявляться еще в позапрошлом году. В начале, пост руководителя Консультативного совета президента по вопросам экономического восстановления покинул Пол Волкер - кстати, бывший глава ФРС, заявивший после ухода, что ему так и не удалось выполнить намеченную миссию. 6 июня ушел в отставку председатель Экономического совета Белого дома Остан Гулсби, который был главным экономическим советником президента США. На вопрос, какую же миссию им обоим не удалось выполнить, отчасти отвечает появившаяся именно тогда, в июне 2011 года, статья «Назад, к двойному падению», написанная Робертом Рейхом, профессором государственной политики в Калифорнийском университете, и бывшим секретарем министерства труда при президенте Билле Клинтоне. В ней он в частности писал: «Все дело в спросе. Американские потребители, отвечающие более чем за 70% всей экономики, не могут и не хотят покупать столько, сколько нужно для нормального функционирования экономики. <…> Но пока потребительская активность не возрастет, компании не рискнут расширять производство и нанимать новых сотрудников. Таким образом, порочный круг замкнулся». «Вялая реакция на современный «эликсир роста» заставляет предположить, что в структурном плане США намного слабее, чем в 1930-е», - писала тогда и The Guardian. «Эликсир роста» в виде ультрамягкой денежно-кредитной политики не помог. Спрос в нужных масштабах не завелся, и резкого экономического подъема с низкого старта не получилось. Как видно из приведенных выше данных, не оправдывает ожиданий он и сейчас. Распри вокруг бюджета и потолка госдолга являются составной частью структурно-концептуальных метаний внутри американского истеблишмента. Прогнозы экономического выздоровления раз от раза, не оправдываются, и с этим надо что-то делать. Менять приоритеты стимулирования, с целью активизации процесса роста, или не менять, продолжая упорно накачивать экономику и в особенности финансовые рынки деньгами, - вот какова сейчас главная дилемма. На эту дилемму, в свою очередь оказывают давление мировые финансовые рынки и глобальные инвесторы, опасающиеся любых резких изменений в американской финансовой политике. В том числе и скоротечного крупномасштабного сворачивания программы QE3. На этом фоне даже бюджетный паралич воспринимается ими, как благо, поскольку в такой сложной финансовой ситуации тема сворачивания программы QE3 автоматически становится неактуальной или, как минимум, откладывается до декабрьского заседания ФРС. В такой обстановке Джанет Йеллен была представлена в качестве президентского кандидата на пост нового главы Федрезерва. Сама она, в отличие от взявшего самоотвод Лоуренса Саммерса, видящего стратегические приоритеты именно в стимулировании эффективного спроса, сильном долларе, уменьшении инфляции и дорогих деньгах, выступает за мягкий вариант денежно-кредитной политики и делает главный упор на борьбу с безработицей, высокую ликвидность, низкие ставки и дешевые деньги. В среде ФРС единодушного мнения по поводу стратегических приоритетов нет уже сейчас. И это возможно также сыграло не последнюю роль в нежелании Бернанке идти на новый срок руководителя Федрезерва. А зная, что к январю в ФРС произойдет некая ротация, и эта ротация идет в сторону так называемых ястребов, то есть тех, кто ратует за ужесточение денежно-кредитной политики, - тем более. Таким образом, Йеллен, со своими декларируемыми приоритетами рискует оказаться под сильным давлением. 9 октября она заявила, что безработица остается высокой, намекая на необходимость новых мер по стимулированию экономики. Об этом, как в первой, так и во второй своей президентской речи перед Конгрессом говорил и Обама. Но что изменилось с тех пор? Официальный уровень безработицы, который благодаря хитроумным подсчётам серьезно занижается, в октябре по прогнозам удержится на отметке в 7,3%, что значительно выше показателя, к которому все последние годы стремится, как президент, так и ФРС. Предварительные данные Мичиганского университета, рассчитывающего показатель индекса потребительского доверия в США, свидетельствуют о его падении в октябре до минимальных с февраля значений. Эти и другие показатели подобного рода, в среде оптимистически настроенных аналитиков, политиков и экономистов принято называть «неоднозначными». Вот с этими «неоднозначными» показателями и неоднозначными коллегами, по всей видимости, придется работать и вырабатывать стратегические приоритеты для экономики любимой страны и мировых рынков Джанет Йеллен. В свете смены руководства ФРС, а также определения стратегических приоритетов этого главного мирового центробанка, ждут определенных сигналов и у нас. Ведь за 20 последних лет российские экономисты и чиновники, к сожалению, привыкли больше чем надо брать за основу чужие рецепты, которые, как показывает практика, мало помогают даже тому, кому их непосредственно выписывают.

Ключевые слова: ФРС

Версия для печати