Дипломатические афоризмы: От Талейрана до Громыко

13:03 26.09.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Определение афоризма весьма запутанно. Определение дипломатического афоризма – тем более. Считать ли афоризмом прозвище, которое дали западные журналисты министру иностранных дел СССР Андрею Громыко «m-r NO»? С моей точки зрения – да. У кого-то может быть другое мнение.

Или знаменитые слова римского посла Квинта Фабия Максима карфагенскому сенату: «Здесь мы приносим вам войну или мир, выбирайте из них то, что вам больше подходит!» После того, как карфагеняне предложили ему сделать выбор самому, он ответил: «Я даю вам войну». Сенаторы в ответ воскликнули: «Принимаем!». Афоризм? Да нет, скорее речь идет о диалоге, придуманном впоследствии римскими историками.

На мой взгляд, дипломатические афоризмы возникли позднее, когда дипломатия стала профессией. И сначала они были абсолютно лишены нынешней политкорректности. В 1861 г. посол Пруссии в Санкт-Петербурге Отто фон Бисмарк писал своей любимой сестре из Петербурга: «Содрать с поляков кожу, чтобы они пожалели о том, что родились на свет. Я всей душой сочувствую их нынешнему положению, но если мы хотим выжить, нам ничего не остается, как уничтожить их, волку не дано быть иным, кроме как таким, каким сотворил его Господь, но ведь мы все равно – при первом удобном случае – убиваем его». Сегодня это выглядит ужасно.

Не лучше выглядит и высказывание французского посла при царском режиме Мориса Палеолога: «Вся история Польши до разделов может служить темой для работы «о последствиях индивидуализма в политике». Сейчас немыслимо представить, чтобы крупный и ответственный дипломат записал такое даже в дневник. Хотя бы потому, что есть проблема Викиликс.

Впрочем, больше всего политики и дипломаты издевались в своих высказываниях над самими собой. Вот легендарный английский премьер-министр Уинстон Черчилль ехидно замечает:  дипломат – это человек, который дважды подумает, прежде чем ничего не скажет. Его преемник на посту главы кабинета и бывший министр иностранных дел Антони Иден: дипломат знает дату рождения женщины, но не имеет понятия о том, сколько ей лет. А вот преемник уже Идена Гарольд Макмиллан: хороший дипломат всегда помнит, что он должен забыть.

Общая тенденция очевидна. Идет гиперболизация некоторых профессиональных черт дипломатической профессии. Едва ли не лучше всего она выражена в словах Джона Кеннеди: я убедился, что дипломату нужны железные нервы профессионального карманника. Хотя, возможно, в этом высказывании что-то и есть.

Не следует думать, однако, что хороший дипломат и в прежние века представал этаким Джеймсом Бондом от внешней политики. Лучшие из представителей профессии могли проявить себя и в совершенно ином качестве. После знакомства с прусским посланником Бисмарком тогдашний лидер британской парламентской оппозиции Дизраэли был в шоке и очень характерно проговорился: «Опасайтесь этого человека. Он говорит то, что думает». В чем-то Бисмарк действительно опередил свое время.

Возможно, лучший русский дипломатический афоризм принадлежит канцлеру Александру Горчакову в тот период, когда Россия мучительно и постепенно пыталась избавиться от последствий Парижского трактата: «Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится. Россия сосредотачивается» («La Russie ne boude pas — elle se recueille»). Это – классика, которая навсегда останется в истории. Недавно повторенная, кстати говоря, в одной из своих программных статей главой нашего государства.

Как рождаются дипломатические афоризмы? Это, конечно, очень индивидуально. Смешно было ждать их от Вышинского, Молотова, Громыко. Лучший ответ на этот вопрос, возможно, принадлежит Талейрану: «Говорят, что я остряк. Что можно на это ответить? Я за всю жизнь ни разу не сострил. После долгих размышлений я пришел к выводу: я просто находил нужные слова». Каждый из дипломатов находит свои слова во время переговоров или подготовки документов. Каждый в чем-то прав – все зависит от времени и интеллектуального уровня данного человека.

Один из самых запоминающихся (и самых темных) персонажей дипломатической истории американский госсекретарь Джон Фостер Даллес заслужил от Черчилля следующую характеристику: «это был единственный слон, который всегда таскал при себе посудную лавку». Почему-то данному субъекту нравилось говорить, что за время своей карьеры он трижды ставил мир на грань войны. От него ярких афоризмов не было.

В отличие от него, Бисмарк однажды заявил: человек не должен творить события. Идея, видимо, состояла в том, что дипломат должен учитывать события в своей работе и от них отталкиваться. Комментировать здесь что-то сложно: очень многое зависит от времени, когда работает тот или иной внешнеполитический деятель. Но рассудочность у любого государственного чиновника просто необходима. Опытнейший австрийский государственный лидер и дипломат Меттерних как-то сказал о своем подходе к внешней политике: «Я начинаю всегда со спокойного обдумывания проблем этого мира». С австрийцем можно во многом не соглашаться, он со своим консерватизмом завел страну в тупик (кстати, вы знаете, что он не был австрийцем по рождению?). Но сам подход к проблеме заслуживает пристального внимания. 

Ключевые слова: Бисмарк дипломатические афоризмы

Версия для печати

Материалы по теме