АСЕАН в эпоху региональной геополитической нестабильности


Созданная в результате принятия в 1967 году пятью странами (Индонезией, Малайзией, Сингапуром, Таиландом и Филиппинами) Бангкокской декларации1, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) стала со временем важным звеном региональной политики. После присоединения Брунея в 1984 году, Вьетнама - в 1995-м, Лаоса и Мьянмы - в 1997-м и Камбоджи - в 1999 году2 организация в настоящее время объединяет десять государств с разными экономическими и политическими укладами. В начале XXI века АСЕАН - это емкий рынок с населением более 600 млн. человек3 (третье место в мире), производственная площадка с суммарным объемом валового продукта свыше 2,3 трлн. долларов4 (седьмое место в мире), а также территория высокого экономического роста.

Пройдя годы испытаний, Ассоциация не только выжила, но и доказала свою эффективность. По мнению бывшего министра иностранных дел Малайзии А.Бадави, АСЕАН стала успешной благодаря твердой приверженности взаимному сотрудничеству и прагматизму, отсутствию идеологизированности и нескончаемому стремлению к поиску компромиссов5. Площадки, созданные асеановцами, продолжают функционировать, а сотрудничество в их рамках поступательно расширяться.

Объективно оценивая рациональность образования АСЕАН, не возникает сомнений относительно того, что первоначальный замысел ее «отцов-основателей» полностью оправдался. Создание объединения на известных принципиальных началах стало стабилизирующим фактором в региональной политической системе, оздоровило социально-экономическую ситуацию в субрегионе в то время. Мотивация создателей и состояла в том, чтобы, оградив молодые государства от вмешательства внешних игроков в их суверенные внутренние дела, обеспечить условия для устойчивого экономического развития. Через несколько лет после начала работы интеграционного объединения Н.Рейес (генеральный секретарь Ассоциации в 1980-1982 гг.) скажет, что «Юго-Восточная Азия без АСЕАН - это бóльшая политическая нестабильность, более серьезные экономические трудности и, практически однозначно, процветание экспансионизма за счет слабости, изоляции и разрозненности»6 регионалов.

Асеановцы пережили напряженные годы холодной войны, спокойно преодолели времена геополитических испытаний, выстояли в эпоху финансовых и макроэкономических кризисов, пройдя, таким образом, непростой путь. Под занавес прошлого века министр иностранных дел Филиппин Д.Сиазон-мл. охарактеризовал эволюцию АСЕАН как движение от «маленькой субрегиональной организации к влиятельной силе в мировой политике»7.

В начале 2000-х годов об основных предпосылках и причинах формирования АСЕАН начали потихоньку забывать. Однако тенденции последних лет в развитии международной обстановки заставляют вспоминать и переосмысливать заветы основателей-интеграторов. Обостряющаяся геополитическая конкуренция в Азиатско-Тихоокеанском регионе и нарастающая ввиду этого региональная нестабильность грозят новыми историческими испытаниями для АСЕАН. Будущее этого объединения в складывающихся условиях не ясно. Как неизвестно то, сможет ли АСЕАН сохранить роль настоящего лидера в региональных процессах. Все это - вопросы, которыми задаются эксперты, аналитики, дипломаты и политики современности. Данная статья - очередная попытка найти на них ответы.

Сегодня в АТР расположены интересы крупнейших военно-политических и экономических центров силы. Их борьба за влияние в регионе уже развернулась. Речь идет в первую очередь о нарастающем американо-китайском антагонизме. При этом одной из центральных площадок (и одновременно объектов) их противостояния становится Юго-Восточная Азия.

Китай имеет прочные позиции в регионе на настоящем этапе. Основная предпосылка - географическая близость и естественные взаимные интересы. Этому также способствует поведенческая модель Пекина, основывающаяся на прагматичности и открытости к развитию всесторонних связей со всеми расположенными в ЮВА государствами. В свою очередь, регионалы сами заинтересованы во взаимовыгодном практическом сотрудничестве с Пекином, которому действительно есть что предложить. Для них Китай - это крупный торговый партнер, серьезный инвестор с собственными относительно дешевыми технологиями, надежный кредитор и порой щедрый донор.

Однако вместе с ростом финансово-экономического и культурного влияния Китая увеличивается и обеспокоенность асеановцев перспективой становления чрезмерной зависимости от него. Не в пользу Пекина и сохраняющиеся территориальные споры в Южно-Китайском море (ЮКМ).

На этом фоне складывается удачный момент нарастить свое влияние для Соединенных Штатов. И они этим пользуются, более отчетливо заявляя сегодня о своем присутствии в регионе. Азиатско-тихоокеанский вектор - это новый приоритет американской внешней политики в обозримом будущем. В этом контексте объявленный Б.Обамой «разворот» Америки в сторону Тихого океана будет невозможно качественно оформить без значительного наращивания своего веса в ЮВА. Отсюда оживившееся в последние годы внимание Белого дома к своим асеановским партнерам.

Осуществляемая Вашингтоном переориентация рассматривается асеановцами также неоднозначно. С одной стороны, для «десятки» сильная тихоокеанская Америка - это гарантия стратегического противовеса Китаю. В то же время похоже, что в заокеанских гостях местные азиаты уже не видят друга и защитника на долгосрочную перспективу. Главный интерес АСЕАН состоит в создании регионального баланса сил - самого удобного для них положения, при котором возможно сохранять равноудаленность и извлекать пользу из поддержания хороших взаимоотношений с различными центрами силы.

Однако «заигрывание» асеановцев с американцами может быть чревато раскачиванием китайско-американского маятника напряженности. На министерском совещании Регионального форума АСЕАН по безопасности в Нейпьидо (август 2014 г.) ощутимо подтвердилось стремление Вашингтона играть большую роль в проблемных вопросах региона через наращивание своего посреднического веса. В ответ - непримиримая позиция Пекина. Китайский министр иностранных дел Ван И быстро осадил американца (на его предложение принять на вооружение «отказ от односторонних провокационных действий в ЮКМ»), заявив, что только Декларация о поведении сторон в ЮКМ является единственным инструментом, и предупредил от попыток создать какой-либо другой механизм и интернационализировать региональные споры8.

В условиях нарастающего соперничества Пекин вряд ли будет смягчать свою политику по важным для АСЕАН вопросам. В таком случае, наверное, стоит ожидать дальнейшего ужесточения его позиции по территориальным спорам. В свою очередь, США, ослепленные верой в собственную исключительность и всесильность, с претензией на сохранение глобального лидерства, лишь продолжат укреплять закрытые, ориентированные на себя военно-политические союзы в АТР. Уже сегодня мы становимся свидетелями создания, по сути, тихоокеанского «триумвирата» Австралии, США и Японии (в «ось» можно занести Южную Корею, в меньшей степени - Филиппины). В этих условиях для стран - членов АСЕАН вырисовывается опасная перспектива быть втянутыми в стратегический конфликт и оказаться «между молотом и наковальней».

Говоря о территориальных спорах в ЮКМ, как представляется, в действительности нарастание конфликтности там не выгодно ни Китаю, ни АСЕАН. Нерешенность территориальных споров лишь в интересах США. Для Вашингтона это удобный повод и хорошая возможность для существенного наращивания своих, в первую очередь военно-политических, позиций в ЮВА через предоставление своего покровительства всем заинтересованным.

Отсюда вывод: территориальные споры в ЮКМ, с одной стороны, и китайско-американское региональное противостояние - с другой, выглядят сильно коррелирующими факторами. Чем дольше территориальный вопрос будет сохранять статус-кво, тем больше риск эскалации напряжения в результате китайско-американского антагонизма. Поэтому если стратегическая стабильность представляет подлинный интерес для АСЕАН, то «десятке» необходимо приложить максимум усилий для разрешения территориальных споров ряда своих государств-членов с Пекином.

Почему страны АСЕАН должны быть заинтересованы в стратегической стабильности в регионе? Ответ состоит в том, что только так могут быть обеспечены жизненно важные интересы каждой из отдельно взятых стран - членов Ассоциации, суть которых - безопасность и неподдельный суверенитет. Баланс между великими державами, при котором ни одна из них не имела бы весомого преимущества над другой, - это то, чего хотели «отцы-основатели» Ассоциации. Такой расклад позволит максимизировать выгоды асеановцев, одновременно минимизировав риски втягивания в столкновение великих держав.

В этих условиях стабилизирующую роль в регионе способна и должна сыграть Россия. Регионалы не скрывают своей заинтересованности в ее более весомом присутствии. Кроме объективных российских интересов в регионе, для этого сейчас складывается и подходящая международная конъюнктура. В принципе, нельзя сказать, что до нынешнего момента российское руководство игнорировало этот географический вектор в своей внешнеполитической системе приоритетов. Именно по инициативе Москвы в 2013 году запущен межгосударственный диалог в формате участников ВАС по вопросу формирования в АТР архитектуры безопасности, сотрудничества и устойчивого развития. Это серьезный шаг и «очко» в пользу укрепления авторитета России, показывающей таким образом свой долгосрочный интерес к данному региону. Вместе с тем одной лишь риторики и выдвижения внешнеполитических инициатив недостаточно. Без солидного торгово-экономического и инвестиционного задела в отношениях с местными партнерами обеспечить себе конкурентные региональные позиции вряд ли удастся.

Хотелось бы также высказать тезис о том, что стабильность в ЮВА, с одной стороны, и территориальные споры в ЮКМ - с другой, как представляется, не взаимоисключающие факторы. В случае сохранения разногласий в акватории моря устойчивый и безопасный статус-кво также возможен, но только при условии действующего нейтралитета АСЕАН (а по сути ее стран-членов). Имеется в виду проведение взвешенного, многовекторного и самостоятельного, независимого от кого бы то ни было курса. Политика нейтралитета - это фундамент, который долгое время обеспечивал странам объединения их независимость, а объединению - лидерство в региональных делах. Сегодня прочность этой основы по меньшей мере вызывает сомнения. Фактически в настоящее время асеановцы, не будучи плотно интегрированы, придерживаются, скорее, квазинейтралитета, пытаясь сыграть на противоречиях великих держав.

Асеановская разрозненность связана с тем, что не все готовы подчинить свои национальные интересы общим, особенно когда речь заходит о принадлежности территорий/акваторий и ресурсов - для одних или о налаженном сотрудничестве с важным партнером - для других. В АСЕАН принцип «один за всех, и все за одного» не работает. Блок невидимо расколот на тех, для кого территориальные споры - вопрос стратегического значения, и тех, для кого это лишь «чужая» проблема. При таком «единоличничестве» сохранение общеасеановского нейтралитета в условиях растущих аппетитов Пекина и Вашингтона представляется маловероятной перспективой.

Эта асеановская разобщенность в условиях накаливания обстановки в регионе грозит дальнейшим дистанцированием стран-членов друг от друга, что неизбежно будет вести к усилению внерегиональных игроков. Центробежные силы, вероятно, будут и далее нарастать, в частности на фоне развивающейся торговой либерализации в АТР. Речь идет о двух параллельных переговорных процессах по соглашениям о свободе торговли - воодушевляемом Америкой Транстихоокеанском партнерстве (ТТП) и активно поддерживаемым Китаем Всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве (ВРЭП). Хотя асеановская Джакарта официально поддерживает ВРЭП, тем не менее четыре страны-члена (Бруней, Вьетнам, Малайзия, Сингапур) одновременно участвуют в переговорах и по ТТП, ссылаясь якобы на то, что две концепции не противоречат друг другу и могут вполне сосуществовать (примечательно, что три из упомянутых выше асеановца имеют территориальные споры с Китаем). Не исключено, что в перспективе также и другие члены Ассоциации, которые сейчас внимательно наблюдают за переговорным процессом, могут присоединиться к ТТП.

Без сплоченности невозможно говорить и о реальном лидерстве АСЕАН на региональной арене. О глобальном уровне и речи не может идти. Только политически солидарная «десятка» способна претендовать на место весомого актора в делах региона, отвечать требованиям к претенденту на звание центрального звена в интеграционных процессах в АТР.

Реальное положение дел и роль АСЕАН в начале XXI века, как представляется, сводится к тому, что все формально признают ее центральную роль в региональной системе международных отношений, однако вряд ли кто-то всерьез рассматривает «десятку» как действительно весомую силу. Сегодняшняя роль АСЕАН скорее символическая - предоставление площадки и создание объединительной повестки дня. Вокруг нее объединяются, но она не ведет за собой.

В асеановских столицах особо не питают иллюзий относительно места организации в системе геополитических координат. Понимание существующей проблемы, видимо, пришло достаточно давно. Отражением этого является работа над созданием триединого Сообщества АСЕАН, направленная в том числе на консолидацию и добавление веса своему влиянию в регионе и мире.

Судя по «Дорожной карте» Сообщества в области политики и безопасности9, осознание необходимости преодолевать разделительные линии в своих рядах действительно есть.  Поставлена задача удержать за собой «центральную роль» в интеграционных процессах в АТР. Всерьез рассчитывают, что создание Сообщества приведет к более высокой степени политической интегрированности и взаимодоверия. Несмотря на то что никакого «урезания» в суверенных правах стран-членов на проведение независимой внешней политики не предполагается, сделана ставка на интенсификацию политического взаимопроникновения через воспитание единого видения ценностей и норм международного поведения, а также общей ответственности за всеобъемлющую безопасность.

Для этого взят курс на более активное задействование «второй дорожки». Сближение общественно-политических и академических кругов, несомненно, должно возыметь положительный эффект и принести в конечном счете необходимые политические дивиденды. Кроме того, нацеленность на повышение взаимодоверия и предотвращение конфликтов должна способствовать заявленному уплотнению контактов по военной линии. При этом речь идет не только о встречах и обменах, но и взаимном участии наблюдателей в военных учениях одной из стран-членов, а также о проведении совместных исследований и налаживании практической кооперации в военной области. Особое внимание уделено непоколебимости территориальной целостности и суверенитета, а также безальтернативности мирного урегулирования конфликтов. В этом контексте отдельно выделена тема морского сотрудничества, подразумевающая планы по созданию соответствующего форума АСЕАН, применение всеобъемлющего подхода к принципу безопасности судоходства, а также сотрудничество в сфере морской безопасности.

По всей видимости, это движение в правильном направлении, однако ждать от него ощутимых плодов в ближайшей перспективе было бы наивным. Формирование Сообщества не закончится с наступлением 2016 года. Выстраивание солидарности не конечная цель, которая должна быть выполнена к определенному сроку, но процесс, требующий от всех участников работы на постоянной основе.

Результатов в более краткосрочном плане ожидают от усилий по созданию экономической части будущего Сообщества. Именно в условиях возросшей экономической взаимозависимости способен произойти реальный сдвиг в деле сближения и сплочения. По замыслу, с 2016 года территория стран - членов АСЕАН должна представлять собой единый рынок с общей производственной базой со свободным движением товаров, услуг, инвестиций, квалифицированной рабочей силы, более свободным движением капитала*. (*С той оговоркой, что «северному крылу» АСЕАН (Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Мьянма) дана отсрочка по ряду моментов, в том числе по полному снятию барьеров в торговле.)

Определены 12 приоритетных секторов экономики: автомобилестроение, воздушные перевозки, здравоохранение, информационные технологии и связь, лесная промышленность, логистика,  переработка в сельском хозяйстве, производство каучука, рыболовство, туризм, текстильная промышленность и пошив одежды, электроника. Подразумевается также повышение координации в макроэкономической и финансовой политике. Очень важно, что сделана ставка на взаимосвязанность в первую очередь в приоритетных сферах физической инфраструктуры (автомобильные и железнодорожные магистрали), газотранспортных и электрораспределительных сетей10.

Свою положительную лепту должен внести социально-культурный элемент триединого Сообщества11. Учащающиеся контакты между людьми, завязывание дружественных и семейных связей между народами будут естественным образом способствовать формированию единого облика АСЕАН в сознании своих граждан.

В конечном итоге взращенные интеграционными процессами общие экономические интересы, а также культурное взаимопроникновение смогут в будущем не только повысить конкурентоспособность АСЕАН в мире, но и компенсировать разность национальных военно-политических приоритетов и подвести черту поведенческой модели «единоличника» среди ее стран-членов.

Подведем итоги. Усложняющиеся международные отношения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, характеризующиеся обострением геополитической конкуренции и нарастающей региональной нестабильностью, - такова реальность, в которой оказывается АСЕАН в XXI веке. В складывающихся условиях будущее этого объединения неопределенно. Под сомнением и провозглашаемая «везде и всюду» центральная роль Ассоциации в интеграционных процессах в АТР. Причиной тому не только отсутствие реальной подкрепляющей составляющей в виде военно-политического веса организации, но и появление конкурентных региональных инициатив без участия АСЕАН как единого актора (в частности, Транстихоокеанского партнерства).

С учетом вышесказанного, для АСЕАН вырисовываются два базисных сценария развития. Первый: поляризация стран-членов в результате нарастания центробежных сил и дальнейшее размывание региональной роли Ассоциации. Второй: возобладание центростремительных тенденций и солидаризация стран-членов и, как следствие, укрепление регионального и впоследствии глобального статуса организации.

Во втором случае АСЕАН сможет не только сохранить себя как независимый участник региональных дел в условиях противостояния великих держав, но и стать в перспективе реальным лидером, способным эффективно выстраивать отношения с внерегиональными партнерами и отстаивать свои интересы с учетом приоритетов каждой из своих стран-членов.

Наверное, для воплощения в жизнь такого сценария асеановцам при твердой приверженности нейтралитету, неукоснительном соблюдении принципов сбалансированности и равноудаленности необходимо научиться быть частью общего целого, привести к единому знаменателю национальные интересы, сформировать систему внутриасеановских взаимоотношений, при которой они будут идти на выручку друг другу, даже в случае отсутствия прямых выгод. В краткосрочной перспективе неизбежно пострадают двусторонние отношения отдельных стран-членов с третьими странами, однако в долгосрочной - повысится вес всей АСЕАН и, как следствие, безопасность и авторитет каждого асеановца.

Практическая реализация такой линии возможна через построение триединого Сообщества АСЕАН при том понимании, что первостепенной отдачи следует ожидать от интеграционной работы в его экономическом измерении. Уплотнение торгово-экономической материи внутриасеановских взаимоотношений через создание единого рынка и укрепление взаимосвязанности способно качественно повысить уровень взаимопроникновения. Возникшая впоследствии взаимозависимость сможет в будущем не только повысить конкурентоспособность АСЕАН на мировом рынке, но и компенсировать разность национальных военно-политических приоритетов и подвести черту разногласиям и свойственному сегодня отдельным странам-членам «единоличничеству».

Несмотря на разность взглядов национальных лидеров АСЕАН, по всей видимости, в целом все сходятся в необходимости быть более сплоченными и едиными для эффективного противостояния нахрапистости великих держав - КНР и США. Сегодня как никогда вновь оживает логика «отцов-основателей» Ассоциации, обусловившая ее создание более полувека назад.

Более сильная, уверенная в себе и умеющая отстаивать интересы своих государств-членов АСЕАН - и в интересах России, не желающей видеть доминирование узко ограниченного числа участников региональных дел. Укрепление АСЕАН на позициях непоколебимого нейтралитета согласовывалось бы с представлениями Москвы о стратегической региональной стабильности, которая должна основываться на принципах ее неделимости и инклюзивности, взаимоуважения, равноправия и невмешательства во внутренние дела, а также отказа от военно-блокового мышления, при котором создаются закрытые альянсы, направленные против третьих стран. Будучи более внутренне солидарной, Ассоциация потенциально способна стать дополнительной точкой опоры при строительстве современной архитектуры безопасности и сотрудничества в АТР, которая, минимизируя риски нарушения мира, стабильности и безопасности, отвечала бы интересам всех проживающих там народов.

 

 

 1The ASEAN Declaration (Bangkok Declaration). Bangkok, 8 August 1967 // http://www.asean.org/news/item/the-asean-declaration-bangkok-declaration (дата обращения: 05.10.2014).

 2About ASEAN. Overview // http://www.asean.org/asean/about-asean/overview (дата обращения: 05.10.2014).

 3Selected basic ASEAN indicators (as of December 2014). ASEANstats // http://www.asean.org/images/2015/January/selected_key_indicators/Summary%20table_as%20of%20December%202014_R.pdf (дата обращения: 10.11.2014).

 4Ibid.

 5Brunei. Air Force Handbook. Volume 1. Strategic Information and Selected Weapon Systems. International Business Publications, USA, Washington DC, USA-Brunei. P. 150 // https://books.google.la/books?id=wOZYqrp0AAEC&pg=PA150&lpg=PA150&dq=Abdullah+Haji+Ahmad+Badawi++ASEAN+has+been+successful+because+there+is+a+very+strong+commitment+among+ASEAN+members+to+cooperation&source=bl&ots=UUgBpmBSb1&sig=1LKOBXSmuwZ745fJ3znsqhfICHo&hl=ru&sa=X&ei=_wL3VMyiJZSbuQTa6YKgCw&redir_esc=y#v=onepage&q=Abdullah%20Haji%20Ahmad%20Badawi%20%20ASEAN%20has%
20been%20successful%20because%20there%20is%20a%20very%20strong%20commitment
%20among%20ASEAN%20members%20to%20cooperation&f=false (дата обращения: 14.10.2014).

 6Цит. по: About ASEAN. History // http://www.asean.org/asean/about-asean/history (дата обращения: 05.10.2014).

 7Ibid.

 8Beijing hits out at US South China Sea proposal. AFP. 11 August 2014 // http://news.yahoo.com/china-hits-us-proposal-south-china-sea-063321948.html (дата обращения: 15.08.2014).

 9ASEAN Political-Security Community Blueprint // http://www.asean.org/archive/5187-18.pdf (дата обращения: 27.01.2015).

10ASEAN Economic Community Blueprint // http://www.asean.org/archive/5187-10.pdf (дата обращения: 31.01.2015).

11ASEAN Socio-Cultural Community Blueprint // http://www.asean.org/archive/5187-19.pdf (дата обращения: 05.02.2015).

Отправить статью по почте