Нужна ли Польше Сирия?

14:02 30.08.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В последнее время Польша проявляет всё большую самостоятельность во внешней политике. Последним и самым ярким признаком этого стало заявления премьер-министра страны Дональда Туска о том, что польские военнослужащие не будут участвовать во вторжении западной коалиции в Сирию (1).

Представить подобные заявления из уст представителей предыдущей администрации Леха Качинского невозможно. Л. Качинский, как национал-консерватор ярко выраженных антироссийских взглядов, поддерживал любую военную авантюру Запада (вспомним его визиты в Грузию после грузино-югоосетинского конфликта). Польша при Л. Качинском и после него – это, если не два разных, то порядком различных государства. Многое, что выглядело нереальным при Л. Качинском, стало реальностью после него: потепление польско-российских отношений, отказ Варшавы от безоглядной поддержки режима Саакашвили и теперь – отказ поддержать страны Запада в их желании расправиться с Сирией.

«Я не разделяю веры и энтузиазма тех, кто считает, что интервенция в Сирию возымеет желаемый эффект», - заметил Д. Туск.

Эксперты склонны соотносить данные слова польского премьера с заявлением президента страны Бронислава Коморовского во время празднования Дня польской армии 15 августа 2013 г. Тогда, напомню, глава польского государства отметил, что Варшаве пора отказываться от отправки своих солдат для участия в экспедиционных операциях вне границ Польши. Причиной, побудившей польское правительство кардинально пересмотреть свою военную стратегию, является растущая мощь России. По крайней мере, так объясняют это польские СМИ. Ранее польские газеты писали о военной слабости Польши в случае серьёзной войны «с огромной армией». Национальная принадлежность «огромной армии» не указывалась, но всем было ясно, что речь о России (2). Поэтому главной заботой польского военного ведомства остаётся защита границ Польши, а не участие в многочисленных интервенциях западных союзников где-нибудь в Африке или Азии.

При этом Варшаве важно заручиться поддержкой ЕС, и, особенно, США. Польская армия не способна сдержать «огромную армию» чужестранцев, но способна выиграть время, требующееся для вмешательства союзников Польши по НАТО. Поэтому Варшава заинтересована в наращивании военно-стратегического партнёрства с Вашингтоном, в т.ч., в деле поставок американского вооружения польским ВС, например, ракет JSSM и БПЛА, которые министр национальной обороны Польши советует купить у американцев (2).

В ноябре 2013 в Польше и странах Прибалтики пройдут крупнейшие со времён холодной войны учения Steadfast Jazz 13. Сценарий учений имеет оборонительный характер, т.е. будут отрабатываться методы обороны региона от нападения воображаемого противника (т.е. самой «огромной армии»). Учения будут проводиться по инициативе польской стороны, которая стремится к упрочению боевого партнёрства Польша – Запад и оптимизации военно-командной координации между Польшей и её союзниками.

Реакция союзников по НАТО разочаровала поляков. Во-первых, некоторые страны, например, Испания и Италия, вообще отказались от участия в учениях. Во-вторых, американцы, немцы и британцы будут участвовать в ограниченном количестве. В-третьих, согласно согласованному с НАТО сценарию, главным бойцом в ходе учений выступит Войско Польское (3). Иными словами, бремя обороны Латвии, Литвы, Эстонии и, собственно, самой польской территории ляжет на плечи польских солдат. Варшаву такая перспектива не обрадовала, и, пока ноябрьские учения находятся в стадии подготовки, Бронислав Коморовский заявил о необходимости работать над укреплением границ польского государства, а не охотиться за неугодными США лидерами других государств.

Это заявление – своего рода, стратегический поворот, на который готова пойти Варшава. Насколько далеко она зайдёт в своём одиночестве, предсказать несложно. Ровно настолько, насколько это позволить сохранить военно-политическое сотрудничество с Брюсселем и Вашингтоном на максимально высоком уровне. Заявления премьер-министра Д. Туска по Сирии не изменят сложившейся международной конъюнктуры (США, как и прежде, будут больше «работать» в Азии, чем в Европе), а потому Варшава может отказаться от участия в сирийской авантюре. Тем более, что так поступила не она одна. Под вопросом участие в сирийской войне Лондона, Парижа и Берлина. На фоне столь крупных игроков Варшава не будет слишком выделяться. Да и участие польских экспедиционных сил, согласись Варшава участвовать в нападении на Дамаск, имело бы больше символический и пропагандистский характер. Ни в Ираке, ни в Афганистане польский контингент не являлся, и не является ключевым в общей массе коалиционных сил, хотя и выполняет исправно отведённый ему объём боевых задач.

Польша, насколько ей это было нужно, уже внесла свой вклад в дело мирного урегулирования ситуации на Ближнем Востоке: с 1974 по 2009 г. на линии разграничения сирийских и израильских войск на Голанских высотах нёс миротворческую службу польский военный контингент. Похоже, что выходить за рамки международного права Варшава не собирается.

 

 

1)       «Poland against military operations in Syria» («Thenews.pl, 28.08.2013)

2)       «СМИ: В случае «всеобщей войны» у Польши нет шансов» (NewsBalt, 27. 08. 2013)

3)       «Войско Польское не готово умирать за прибалтов» («Военно-политическое обозрение», 23.08.2013)

Версия для печати