Об инциденте с самолетом Президента Боливии Эво Моралеса

01:13 05.07.2013 Александр Орлов, Директор Института международных исследований МГИМО (У) МИД России


Ситуация, сложившаяся после вылета президента Боливии Эво Моралеса из Москвы на родину, действительно скандальная и имеет прецедентный характер. Сейчас и Франция, и Португалия, и Испания, над территориями которых должен был пролететь борт номер один Боливии или где он должен был совершить посадку для дозаправки, неуклюже пытаются оправдаться, хотя выглядит все это просто нелепо. Налицо, как принято говорить, «медицинский факт», который невозможно опровергнуть: когда лайнер уже был в полете, перед ним был закрыт согласованный «воздушный коридор» и самолет был вынужден совершить посадку в еще одной европейской стране – Австрии, где пробыл – по разной информации – от 13 до 16 часов. Досмотр воздушного судна не состоялся только лишь в силу жесткой позиции президента Боливии, который дал согласие на проверку документов всех находившихся на борту лиц, но вне самого воздушного судна. Искали же ставшего уже знаменитым неуловимого экс-сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена, который, по неизвестно кем распространенной информации, мог  тайно перевозиться в Латинскую Америку именно в самолете Моралеса, но которого там не оказалось.

Президент Эво Моралес во время вынужденного пребывания в Австрии

Курьезно выглядит ситуация с попыткой испанского посла Альберто Карнеро, прибывшего в венский аэропорт, любыми способами попасть на самолет. В изложении самого  Эво Моралеса дело было так: «Посол попросил меня угостить его чашечкой кофе на борту самолета, чтобы, на самом деле, осмотреть его». Президент ответил послу, что он не может этого сделать в силу норм международного права. Кроме того, сказал Моралес, он не преступник, чтобы осматривали его самолет. Эта история изложена в крупнейшей испанской газете «Эль Паис» за 3 июля 2013 г. В конечном итоге, Эво Моралесу было позволено продолжить путь домой. После часовой остановки в Лас-Пальмасе (Канарские острова)  он вернулся в Боливию, где был с воодушевлением встречен соотечественниками, которые затем сожгли флаги Франции и Евросоюза у французского посольства в Ла-Пасе, совершили мирную акцию протеста перед зданием испанского консульства в Санта-Крусе и т.д. Одновременно с этим сам Эво Моралес получил моральную поддержку от многих лидеров латиноамериканских стран. Американцы, в свою очередь, поспешили откреститься от произошедшего инцидента, заявив устами представителя Госдепа Дженнифер Псаки, что речь идет о решении, принятом  соответствующими государствами (упомянуты выше), и что, дескать, к ним и нужно обращаться за разъяснениями. Правда, думается, едва ли кто-то этому поверил.

Ну, а какой сухой остаток от «прецедента Моралеса»?

Прежде всего, не вызывает никаких сомнений, что самым грубым образом был нарушен дипломатический иммунитет – фундаментальный институт международного, конкретно, дипломатического  права, представляющий собой «комплекс норм, предусматривающих привилегии и иммунитеты лиц, пользующихся защитой по международному праву». Ни сам Моралес, который как глава суверенного государства пользуется высшим уровнем дипломатического иммунитета, ни транспортное средство, на котором он перемещался, ни определенный круг официальных лиц, которые его сопровождали, не могли ни быть задержаны, ни быть подвергнуты досмотру и т.д. Это – аксиома современных международных отношений. Если поставить под сомнение этот принцип, то в нашем мире, который мы считаем вполне цивилизованным, может начаться настоящий хаос и беспредел. А там уже недалеко до перехвата воздушных судов, доставляющих первых лиц государства. Чем не «эффективная политика»?

Помимо этого «Прецедент Моралеса», при определенных обстоятельствах, вполне может стать серьезным международным раздражителем. Во-первых, латиноамериканские страны вполне могут обратиться в ООН для того, чтобы универсальная международная организация дала квалификацию данному инциденту. Их лидеры, главы дипломатических ведомств и прочие официальные лица уже столько наговорили по поводу случившегося, что какое-то продолжение напрашивается само собой.   Во-вторых, Франции и Испании теперь придется срочно «наводить мосты» с Латинской Америкой, дабы заглушить возможные последствия инцидента. Хотя осадок, конечно, останется. В-третьих, весьма курьезно  выглядит в этой ситуации система евро-атлантических союзнических отношений: по официальной версии, США ни о чем не просили своих союзников, а те, действуя по велению своего разума и, видимо, желая угодить «старшему партнеру», проявили завидное и даже неуместное усердие. Правда, выглядит эта версия, по меньшей мере, странно и неубедительно…

Версия для печати