Польша и евразийская интеграция Украины

15:09 04.06.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Возможное участие Киева в интеграционных процессах в рамках Таможенного союза вызывает настороженность у польского экспертного сообщества. Визит президента Украины Виктора Януковича в Астану, где он принимал участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета 28-29 мая 2013 г., сопровождался многочисленными комментариями в польской прессе. Такое внимание польской стороны к украино-российскому диалогу вызвано опасениями геополитического ослабления позиций Польши в Центрально-Восточной Европе в случае углубления сотрудничества Киева с Москвой и другими участниками евразийской интеграции.

Потенциальное участие Украины в Таможенном и Евразийском союзе оценивается польскими экспертами в геополитическом срезе. Т.н. «стратегическая глубина», т.е. удалённость российских границ от границ Польши была многовековой проблемой для последней. В польском национальном сознании прочно утвердилось мнение, что уровень безопасности польского государства прямо пропорционален степени удалённость России от Польши. В связи с этим существование между Польшей и Россией независимой Украины и Белоруссии рассматривается как необходимая предпосылка геополитической субъектности Варшавы. Этим объяснялось стремление Речи Посполитой отодвинуть границу максимально дальше на восток, включив в ареал польско-католического влияния  Украину и Белоруссию.

Данная геополитическая концепция окончательно превратилась, из стихийной в интеллектуально оформленную, в 1970-х в среде польской антисоветской эмиграции после выхода в печать статьи польского политического публициста Юлиуша Мерошевского в журнале «Культура» под редакцией Ежи Гедройца.  В ней  автор выдвинул концепцию ULB (Украина – Литва – Белоруссия), в соответствии с которой независимость этих стран, и отказ поляков от имперских фантомных болей и ностальгии за «кресами всходними» («восточными территориями», входившими в состав Речи Посполитой, т.е. Украиной, Белоруссией и Литвой) стратегически только усилят польское государство, ослабив, одновременно, государство российское (1). С тех пор взаимоотношения России со своими западными соседями по бывшему СССР рассматриваются Польшей сквозь призму соответствия этих отношений концепции Ю. Мерошевского.

Своего рода, дополнением к концепции Ю. Мерошевского служит проект Междуморья. Автором проекта является Юзеф Пилсудский, и сам проект был им озвучен после Первой мировой войны. Цель проекта: при геополитическом лидерстве Польши сплотить в единый антироссийский блок государства, лежащие между Балтикой и Чёрным морем. И, хотя проект Междуморья старше на несколько десятков лет концепции ULB Ю. Мерошевского, именно последняя является основным геополитическим инструментарием послесоветской Польши в её отношениях с Россией. Проекту же Междуморья уделяется эпизодическое внимание, как более сложному в осуществлении, и требующему больших политических, экономических и духовных ресурсов, чем те, которыми обладает сегодняшняя Польша.

Польские СМИ идею Ю. Пилсудского вновь упомянули, комментируя ход переговоров президента Украины со своими коллегами в Астане. Ряд ведущих экспертов и публицистов призвали к прагматике, и возрождению неофициального союза Междуморья (2). По их мнению, важное геостратегическое положение Украины не позволяет игнорировать процесс её участия в политико-экономических проектах, инициатором которых является российская сторона. С учётом того, что с 1 июля 2013 г. пост председателя ЕС займёт Литва, ключевой союзник Варшавы в Восточной Европе, Польша должна координировать свою «восточную политику» с внешнеполитическими устремлениями Вильнюса, добившись консолидации государств Балто-Черноморского региона. Сделать это, как полагает польская сторона, можно лишь максимально полно приблизив Украину к ЕС, в т.ч., через подписание соглашения об ассоциации. Данное соглашение оценивается не как процесс экономического сближения Украины и Европы, а как «геополитическое наступление» Запада на Восток, отвечающее коренным интересам польского государства (2).

Политико-стратегический объём концепции ULB Ю. Мерошевского меньше объёма концепции Междуморья, при этом обе эти концепции вмешаются в более масштабное проявление польского геополитического мышления, венцом которого была Речь Посполитая – мощное государственное образование, раскинувшееся в XVII в. от берегов Балтики и почти до Чёрного моря. Возрождение Речи Посполитой, пусть и в усечённом варианте – лучшая гарантия стабильности в Центрально-Восточной Европе, ибо этот геополитический организм будет уравновешивать разнонаправленный потенциал России, и её западноевропейских оппонентов. Такую мысль высказал бывший вице-министр обороны Польши Ромуальд Шереметьев, анализируя последствия смещения центра геополитической тяжести в Азиатско-Тихоокеанский регион и ослабление внимания США к своим европейским партнёрам параллельно с активизацией российской внешней политики в границах СНГ (3). Речь Посполитая в изложении Р. Шереметьева -  не территориальное, а военно-политическое и духовно-идеологическое единение Польши, Украины и Белоруссии. При сохранении своей территориальной целостности и независимости, Киев и Минск должны координировать свою российскую политику с польскими партнёрами, и, тем самым, активно участвовать в стабилизации восточно-европейского региона.

Польша, несмотря на региональное лидерство, не обладает достаточными ресурсами для обеспечения прозападной «одновекторности» Киева. Поэтому привлечение европейских коллег для решения данной задачи является одним из главных способов придать украинскому вопросу в контексте евразийской интеграции больший вес. Глава представительства ЕС на Украине Ян Томбинский, бывший посол Польши в ЕС, Словении, Боснии и Герцеговине, поставил процедуру подписания соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной с уголовным процессом  Юлии Тимошенко. Это было сделано практически сразу после завершения визита президента В. Януковича в Астану (4).

В унисон прозвучали слова председателя Европарламента Яцека Протасевича, что невыполнение условий Брюсселя Киевом равнозначно потере шанса подписать соглашение об ассоциации на вильнюсском саммите стран-членов Восточного партнёрства в ноябре 2013 г. (5). 

Ввиду перечисленных фактов, можно сделать вывод, что степень интегрирования Украины в евразийские экономические структуры будет зависеть от нескольких факторов:

- поиска условий интеграции, взаимоприемлемых как для российской, так и украинской стороны, как в среде политической элиты, так и деловых кругов;

- возможности хотя бы частичной переориентации ведущих отраслей украинской экономики на евразийский рынок (Россия, Белоруссия, Казахстан);

 - позиции европейских стран, в т.ч. Польши, по данному вопросу;

При партнёрских отношениях Варшавы и Москвы, процесс евразийской интеграции Киева был бы менее проблемным, а освещение этого процесса – менее критичным. В рамках европейского континента Польша не является лидером, уступая по мощи и влиянию многим странам Старой Европы (Франции, Германии, Италии), однако её воздействие на ход украино-российских отношений не стоит преуменьшать. Польское историческое мышление инерционно, но преодолеть эту инерционность легче не политическим путём, а на уровне контакта двух культур, и польско-российский культурный диалог, который продолжается, невзирая на непростые политические отношения двух государств, важен как раз с этой точки зрения.   

 

1)       Juliusz Mieroszewski «Rosyjski "Kompleks Polski" i obszar ULB» ( Kultura 1974, nr 9 (324)

2)       «Czas na pragmatyczne Międzymorze» (Rzeczpospolita Weekend, 31-05-2013)

3)       «Dziurawa Europa» (Salon24.pl, 12.05.2013)

4)       «Посол ЕС: Без решения вопроса Тимошенко ассоциации может не быть» («Лiга. Новости», 30.05.2013)

5)       «Украина потеряет шанс, провалив ассоциацию - глава Европарламента» («Лiга. Новости», 30.05.2013)

Ключевые слова: Польша ЕС геополитика Украина

Версия для печати