Пойдет ли «Турецкий марш» путем «Арабской весны»?

14:53 04.06.2013 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Фото в материале с турецких «Твиттов»

 

Однажды было сказано: «Глас народа – Глас Божий».

А потому, первые оценки о происходящем в Турции – с форумов:

«Чем больше разной информации о событиях в Турции, тем чаще выстраивается некая связь с прошлым. Ваххабизм, Османский халифат, Английские колонизаторы. На Ближний Восток возвращается Лондон?»[1]

«В мире создана и воплощается уникальная методика самоуничтожения человеческой цивилизации. Нынешняя Турция – яркий тому пример. Якобы, оппозиция правительству и Эрдогану резвится на площадях, а анонимные кукловоды из финансовых теневых кабинетов смотрят телевизоры и потирают руки в предчувствии всё возрастающих доходов».[2]

«Турки в Твиттере пишут, что на нынешний момент отставка Эрдогана стала основным требованием протеста».[3]

Это, если хотите, – Пролог для нынешней турецкой драмы…

Нет, не Пролог – Увертюра.

А теперь – взглянем на Сцену и оценим закрученный сюжет предложенного Либретто под названием «”Турецкий марш” на пути “Арабской весны”».

 

Акт Первый. «Турция поднимается на дыбы. С чего бы это?»

 

Последние несколько суток Турцию просто колбасит.

Все началось 27 мая с того, что на центральной площади Стамбула стали выкорчевывать деревья в городском парке Гези, расположенном у площади Таксим (созвучно с каирской площадью Тахрир, где была решена судьба режима Мубарака), ради постройки на этом месте коммерческой недвижимости – торгового центра.

Кстати, название площади Таксим, в частности, переводится, как «свободная импровизация в музыке». Как Вам образ? Тут и «свобода», и «импровизация» в одном флаконе…

Вот эту Партитуру сейчас и будем разбирать по нотам…

Люди пришли на Таксим протестовать против уничтожения деревьев, но постепенно демонстрация переросла в акцию против действующего правительства. Защитники парка преградили путь бульдозерам, однако были разогнаны полицейскими, применившими слезоточивый газ и водометы.

 

 

 

«Свирепость, с которой полиция в Стамбуле обрушилась на протестовавших, шокировала турок, а также иностранных гостей, оказавшихся в центре волнений. Вертолеты распыляли слезоточивый газ над жилыми кварталами, а полиция с его помощью выкуривала людей из зданий», восклицала пресса.[4]

Но это не оставило манифестантов: тысячи людей продолжали протестовать на улицах Стамбула. В некоторых районах появились баррикады.

 

 

 

«Это не про парк. Это про то, что нас не слышат. Это про то, что власти злоупотребляют силой. Это про цензуру СМИ. Это про незащищенность меньшинства. Это про демократию», — говорится в обращении протестующих, опубликованном в социальной сети.[5]

Поднялся не только Стамбул. Та же картина была уже и в Измире, и в Анкаре. А спустя пару суток беспорядки охватили 67 городов Турции!

Началась невиданная по масштабам акция протеста против правительства Эрдогана.

По словам протестующих, её причина: отрыв от властных структур народа и полная их безнаказанность.

Люди, заполнившие скверы и площади, вскоре забыли про защиту деревьев – чай, не Химкинский лес – и начали требовать отставки правительства. «Это лето станет летом протеста!» - уверенно заявляли демонстранты окружившей их прессе.[6]

 

 

 

Манифестанты не скрывали, что, точно так же как и в других странах, люди пришли сюда на акцию протеста, получив информацию в социальных сетях.

«Оранжад» по-турецки?..

Затем на площади Таксим появились палатки, как на киевском Майдане, а когда полиция попыталась силой убрать импровизированный лагерь, то возобновились стычки и появились раненые.

В общем, только в пятницу, 31 мая, в столкновениях в центре Стамбула пострадало 12 человек. Задержано было 63 демонстранта. Для начала…

Под давлением протестующих, Стамбульский суд принял иск об отмене реконструкции площади. Согласно судебному постановлению, все работы в парке должны были быть приостановлены немедленно.

Но, волнения уже приобрели сугубо политический оттенок. Премьера Эрдогана демонстранты начали обвинять в авторитаризме, проведении политики исламизации Турции и попытке воскрешения Османской империи.

На следующее утро, 1 июня, после бурной ночи в Стамбуле, группа демонстрантов в провинции Измит попыталась захватить здание правящей партии Турции, но местная полиция их разогнала.

В самом Стамбуле сотни демонстрантов, отправившихся утром 1 июня маршем к парку Гези по мосту через Босфор, были встречены специальным подразделением полиции по подавлению беспорядков, применившим слезоточивый газ и водометы. В ответ в полицейских полетели камни. При этом и многие туристы – гости Стамбула, попали «под раздачу» в районе столкновений, отравившись слезоточивым газом.

Напряг стал таким, что в обычно полусонном, торгующим всем подряд, но редко энергичном, Стамбуле просто не хватило полиции, чтобы сдержать натиск толп протеста, и вот на Босфор стали стремительно стягиваться полицейские подкрепления из других провинций. Прислала наряды полицейских-гладиаторов даже туристическая Анталия.

Были усилены меры безопасности по охране дома премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Стамбуле после того, как демонстранты объявили его целью своей атаки. Сюда были стянуты специальные силы быстрого реагирования, снабженные водометами, а также множество пожарных машин.

 

Акт Второй. «Бессонная ночь Стамбула»

 

Несмотря на то, что Реджеп Эрдоган предпринял все, чтобы утихомирить страсти, антиправительственные беспорядки в Стамбуле и других городах субботней ночью со 2 на 3 июня были еще масштабнее, чем накануне.

Тысячи человек, преимущественно молодежь, продолжали антиправительственные выступления в центре турецкой столицы Анкары. Движение на основных центральных дорогах практически заблокировано.

Толпы демонстрантов, активистов молодежных, общественных и политических объединений оккупировали проспект возле здания Парламента и центральную площадь Кызылай.

На прилегающих к главным автотрассам города улицах и проспектах демонстранты соорудили баррикады из городских скамеек, почтовых ящиков столов и стульев близлежащих кафе и ресторанов. Были биты банкоматы, витрины магазинов и кафе. Некоторые революционеры пытались устроить поджоги.

Полиция получала информацию о местах скопления толп с вертолетов, которые зависли над центром Анкары, а затем атаковала слезоточивым газом. Демонстранты после этого отходили в переулки, пережидая рассеивание облаков газа, и возвращались обратно.

В Анкаре сотни молодых людей расположились в городском парке и занялись выпивкой. Распивая алкогольные напитки, они протестовали против недавно введенных в Турции законодательных ограничений на продажу и рекламу алкоголя.

Более того, светскую молодежь взбесил введенный недавно запрет на публичные поцелуи, как «неподобающее поведение пар». Чем не повод для протестов?

И вот результат – словосочетанием «правительство в отставку» расписаны аэрозольной краской и остановки автобусов, и тротуары, и борта автомашин, и стены домов.

Между тем, 2 июня в Стамбуле на самой площади Таксим, ставшей символом протестов, опять собрались тысячи протестующих. После полутора часов мирной демонстрации группы митингующих предприняли попытки пройти к парку Гези, но натолкнулись на сопротивление полиции, и в толпу вновь полетели гранаты со слезоточивым газом.

И вдруг… полиция сняла оцепление с парка Гези, ушла с проспекта Истикляль и с площади Таксим.

Тысячи стамбульцев хлынули на площадь. Люди начали собираться перед памятником Ататюрку на Таксиме и в самом парке Гези.

Твитт из Турции:

«Привет, это то, что у нас происходит в стране. Пересылаем для того, чтобы все знали, что здесь происходит. Люди против правящего режима, как бы исламисты не хотели представить данные события «провокациями маргинальных групп» - это не так, вся Турция вышла на улицы. Будем стоять до конца».[7]

 

 

 

Выступивший вскоре премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что намерения властей по переустройству площади Таксим неизменны. Но признал, что полиция допустила ошибки, использовав слезоточивый газ свыше всякой меры. МВД республики также объявило, что проводит разбирательство и накажет виновных.

Отвечая на критику по поводу принятия парламентом закона, ограничивающий продажу и употребление алкогольных напитков, турецкий премьер заявил, что хочет прекратить «шатание молодежи в пьяном виде», а не пытается навязать мусульманские ценности.

Эрдоган призвал прекратить беспорядки и дать возможность местным магазинам и другим предприятиям нормально работать.

«Так называемые социальные медиа являются очень большой проблемой общества. Facebook и Twitter это источники лжи. Все провокационные действия, связанные с беспорядками в Стамбуле, исходили именно из социальных сетей. Беспрерывный поток зловещей лжи не прекращался там ни на минуту. Я поручил соответствующим органам серьезно расследовать произошедшие события, и выявить организаторов этих провокаций», сказал он.[8]

Самое примечательное, что премьер увидел организационную роль электронных сетей в возникновении беспорядков. То же было замечено в ходе всех «оранжевых революций» последних лет в разных странах. К чему бы это?..

Кстати, сразу после заявления Эрдогана хакеры из группировки «Anonymous» атаковали несколько турецких правительственных сайтов, в том числе, сайт министерства внутренних дел, а также официальный сайт самого премьер-министра, показав им, кто здесь «главный в интернете».

В своем жестком выступлении премьер предупредил оппозицию не испытывать терпения государства. «Многие оппозиционные партии не стали вмешиваться в эту грязную провокацию. Однако Республиканская народная партия (РНП) с самого начала была направляющей силой этих беспорядков. Я отсюда предупреждаю руководство РНП, что тут путь, на который оно встало, очень опасный, и поэтому пока не поздно пусть одумается», пригрозил Эрдоган.[9]

В следующем году в Турции ожидаются местные и президентские выборы, на которых Эрдоган, как ожидается, будет баллотироваться, а в 2015 году состоятся выборы в Парламент, и потому у него уже сейчас появляются заботы по поводу будущей избирательной кампании.

По словам премьера, протесты были организованы экстремистами, а сами беспорядки имеют целью отобрать голоса у его партии во время следующих выборов.

РНП с порога опровергла утверждения, что стоит за протестами, и осудила сама политику Эрдогана. «Сегодня люди на улицах по всей Турции, и они не из партии РНП, а представляют все идеологии и все партии, - сказал высокопоставленный партийный функционер Мехмет Акиф Хамзасеби. - Эрдогану нужно не обвинять нас, а извлечь необходимые уроки из того, что произошло».[10]

Впрочем, премьер давил свое.

Правительство не позволит меньшинству командовать большинством, заявил Реджеп Эрдоган. «Как большинство в этой стране не может давить на меньшинство, так и наоборот. Меньшинство не имеет права навязывать свои желания, свой выбор».

«Сейчас главная причина беспорядков — идеологическая»(!),- заявил премьер.[11]

Свой вклад в увещевание демонстрантов внес и президент Турции Абдуллах Гюль. Он вмешался, чтобы остановить столкновения с полицией в районе Таксим, призвав к «чуткости и зрелости». Ситуация «очень деликатная», заявил Гюль и призвал «силы безопасности действовать с осторожностью».[12]

Сразу вспомнилась «Брильянтовая рука»: «Буду бить аккуратно, но сильно»…

Ответ из общества прозвучал весьма впечатляющий – в ночь на понедельник, 3 июня, антиправительственными выступлениями были охвачены уже 67 городов Турции.

Но все главные события происходили опять же – в столицах.

Ожесточенные столкновения демонстрантов с полицией были зафиксированы в стамбульском районе Бешикташ, где тысячи протестующих собрались у резиденции премьер-министра Эрдогана, требуя его немедленной отставки.

В приморском городе Измире манифестанты подожгли местный офис правящей партии. Никто не пострадал, но зданию бы причинен значительный ущерб.

В Анкаре манифестанты, вытесненные с площади Кызылай в центре города, пытались прорваться в правительственную резиденцию. Полиция применила слезоточивый газ и резиновые пули. Десятки людей получили ранения.

И ни слезоточивый газ, ни водометы не останавливали протестующих.

 

Малый Антракт. «Турецкая пресса: Эрдоган потерпел поражение. И это поражение нанесено самими турками»

 

После первого выплеска эмоция дали «задний ход» некоторые крупные турецкие компании, которые, как предполагалось, займут прилавки в будущем торговом центре, который собираются (или все-таки уже собирались?) поставить на месте парка Гези.

«Мы не можем закрыть глаза на реакцию, которую демонстрирует общественность. Я не открою свой магазин в Гези-парке», — цитирует газета Hurriyet основателя бренда «Silk & Cashmere» Айшен Заманпур.

«Я не открою магазин там, где пролилась кровь. Я сам родился в районе Черного моря и люблю природу. Люди так сражаются за сохранение природы! Не открою магазин ни в парке Гези, ни на месте кинотеатра Эмек» (недавно разрушенного исторического кинотеатра), приводит газета слова создателя марки «Herry» Селами Сары.

«Не знаю, какая компания захочет открывать в этом комплексе магазин после такой реакции людей?» — заявил Нurriyet замдиректора холдинга «Boyner» Сердар Сунай.[13]

А потом начала комментировать свалившиеся, как снег на голову в июне, события пресса.

Волна протестов, связанная с районом Таксим, превратилась в первое публичное поражение «всемогущего образа» премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. И это поражение нанесено самими турками, говорится в анализе Мурата Йеткина, опубликованном «Hürriyet Daily News».[14]

Назвать это «турецкой весной» будет означать – чрезмерно драматизировать произошедшее, полагает ИА REGNUM. Оно могло ею стать, если бы в Турции были оппозиционные силы, которые могли действовать, чтобы остановить моноспектакль могучего властелина. Но можно сказать, что балансирование на грани войны на Таксим стало поворотным пунктом для «всемогущего образа» Эрдогана.[15]

Голос протеста из Турции услышали в Западной Европе.

Во многих европейских странах существуют крупные турецкие диаспоры. Люди внимательно следят за тем, что происходит у них на родине.

И вот в ряде европейских городов прошли акции солидарности с протестующими в Турции, требующими отставки действующего правительства.

В Брюсселе в акции перед Европарламентом приняли участие сотни человек. Они требовали от премьер-министра Турции Эрдогана подать в отставку.

«Мы намерены сначала избавиться от действующей власти и получить больше свободы, свободы слова. Мы желаем, чтобы в Турции была лучшая власть с идеями Ататюрка».[16]

Манифестанты выкрикивали лозунги в поддержку жителей Стамбула и жителей других турецких городов.

Акции солидарности проходили также в Испании, Германии и других европейских государствах.

1 июня на Майдане Незалежности в столице Украины около 30 турок провели акцию в знак поддержки протестующих на родине.

В центре Нью-Йорка собрались несколько сотен человек, одетых в красное и белое – цвета турецкого флага, чтобы призвать правительство Эрдогана уйти в отставку.

Не отказало себе в удовольствии ударить по Эрдогану его же аргументацией и руководство Сирии.

«Братский народ Турции не заслужил такого отношения со стороны властей. Нет оправдания Эрдогану, выступившему против своего народа, - заявил министр информации Сирии Амран а-Зоаби. – Мы желаем турецкому народу стабильности и спокойствия. Мы призываем Эрдогана проявить мудрость и не обращаться с турецким народом так же, как он обращается с народом сирийским».[17]

С осуждением действий Эрдогана выступила также ливанская шиитская партия Хизбалла.

 

Акт Третий. «Турецкий выходной – совсем не "проходной"...»

 

День ото дня география протестов расширялась.

Всего, начиная с пятницы, в Турции состоялось около 90 акций протеста, в том числе в таких городах, как Стамбул, Анкара, Анталья, Измир и Конья.

Выступая вечером в субботу, 2 июня, по телевидению, Реджеп Эрдоган отказался признать правоту демонстрантов. «У правительства тоже есть поддержка народа, - заявил он. – Если даже на площадь Таксим выйдут 100 000 человек, я могу привести туда миллион».[18]

Министр внутренних дел Турции Муаммар Гуллем отдал приказ, и полицейские подразделения были выведены с площади Таксим, «чтобы не провоцировать эскалацию беспорядков».

Но успокоить собравшихся на площади не удалось. Они жгли все, что горит. Корёжа машины и разнося витрины демонстранты не забывали о политических целях протеста – требовали отставки Эрдогана. Вполне себе «демократический» протест…

Веселье продолжилось тем, что группа молодых бойцов бросала камни в офис главы правительства.

 

 

 

Полиции пришлось вновь прибегнуть к арестам  – в «автозаках» оказались до 1700 человек, а число пострадавших от газа и летающих камней исчисляется сотнями. Среди пострадавших оказались, в том числе, и стражи порядка.

В те же часы появились сведения о двух погибших и о сотнях, если не тысячи с лишним, раненых. Об этом в воскресенье, 2 июня, сообщила Международная правозащитная организация Amnesty International.[19] По её источникам, один из погибших скончался от сердечного приступа, о втором данных пока нет.

Впрочем, власти факты гибели людей категорически отрицают.

Зато признали, что арестованных – много. И что полиция использовала слезоточивый газ и водометы для разгона демонстрантов в Анкаре.

Опять выступил президент Турции Абдулла Гюль:

«Чтобы положить конец событиям на площади Таксим, продолжающимся вот уже несколько дней и, к сожалению, достигшим критической отметки, мы должны проявить сдержанность.

В ходе выполнения своих обязанностей силы безопасности должны быть более тактичными и действовать адекватно.

Я верю, что каждый сделает все от него зависящее, для того, чтобы обеспечить спокойствие и разрешить вопрос подобающим нам образом», - цитирует президента пресса.[20]

 

Ария и дуэт участников манифестаций

 

В ответ на голос власти звучат голоса протестующих. «Yтро.ру» поговорило с одним из участников демонстраций  в Стамбуле. И молодой человек по имени Гюрай сообщил, что полиция действует предельно жестко и агрессивно. Например, для разгона манифестантов стражи порядка использовали перцовый газ.

«Получившие химические отравления люди становятся буквально слепыми, не могут контролировать свои мышцы. Все тело сразу краснеет, и невозможно дышать. Ощущения такие, как будто умираешь», – рассказал он.[21]

Стрельба теперь, по словам собеседника, происходит в Стамбуле каждый день. Стреляют по людям газовыми патронами.

«По правилам, они (полицейские) должны стрелять вверх под углом в 45 градусов, но они стреляют прямо по лицам. Многие получили тяжелые травмы. Рядом со мной был человек, которому огромный патрон попал в рот, весь газ проник в легкие».

Такая агрессия со стороны полицейских привела к тому, что объединились турки, курды, черкесы, «все-все». «На площадях сейчас нет флагов партии, есть только сам народ, люди с разными идеологиями. Даже болельщики футбольных команд «Фенербахче» и «Галатасарай», ненавидящие друг друга, вместе защищают людей от произвола полиции», – отметил собеседник «Yтро.ру».

О том же пишет и украинский журналист Осман Пашаев. По его словам, в протестах плечом к плечу принимают участие болельщики трех соперничающих стамбульских футбольных клубов «Бешикташ», «Фенербахче» и «Галатасарай».

Пашаев цитирует один из «твиттов» в турецкой сети: «Дорогой, премьер-министр, вы не представляете как я вам сегодня благодарен. Вы даже не знаете, какое благое дело сделали для страны сегодня.

Сегодня я впервые видел как фанат «Фенербахче» помог подняться с земли «галатасарайцу» после приказа полиции «убивать».

Сегодня турки и курды делились водой и хлебом.

Адвокаты и врачи раздавали свои телефоны для оказания помощи.

Сегодня «эснафы» (магазины, кофейни все, что на первых этажах) отключили пароли на вайфай, а отельеры пускали утомленных или избитых.

Сегодня наши глаза полны слез не от вашего перечного газа, а от гордости за нашу Турцию». «Написал Айкут Гюрлеимез», - цитирует О.Пашаев.[22]

 

Мнение «театральных критиков»: «Для Эрдогана начинается «реэкспорт сирийской революции»

 

Что сейчас происходит в Турции? Ещё одно продолжение серьёзно затянувшейся «арабской весны» в турецком исполнении или нечто иное? Кто управляет людским морем протестующих? Где искать диспетчеров #occupygezi[23], которые уже вывешивают в сеть не только инструкции для митингующих, но также и многочисленные фоторепортажи о происходящем? Кому подвластны сердца и умы ежедневно собирающихся на Таксим?

Эти вопросы задают сейчас многие обозреватели.

Пройдемся по гамме их мнений и оценок.

Один из них отмечает, что идеологических маркеров Таксима пока немного, но даже тех, что уже успели проявить себя, достаточно для предварительных оценок политических предпочтений протестующих.

Кроме знамён левых партий Турции (социалистов, коммунистов, анархистов, автономов, антиглобалистов, зелёных и т.д.) обращает на себя внимание горячая поддержка оппонентов Эрдогана со стороны таких, казалось бы, экзотических, но в то же время знаковых элементов, как FEMEN, ставший международным брендом, или действующая в подполье Коммунистическая партия Ирана.[24]

Турция – это едва ли не единственное стабильное государство ближневосточного региона. Во внешнем измерении стабильность Турции, прежде всего, вроде бы важна для США, старающихся использовать её как плацдарм для наступления в Сирии и Иране.

Что же касается локальных вопросов, текущих манипуляций и присутствия НАТО (а Турция – член НАТО) на Ближнем Востоке в целом, то тут роль правительства Реджепа Тайипа Эрдогана практически бесценна. Большинство экспертов-международников согласны с оценкой кабинета Эрдогана, как основного оператора евроатлантистов в Передней Азии. Ведь именно Эрдоган, а не кто-либо иной из лидеров Восточного полушария, брал на себя смелость озвучивать антисирийские месседжи, столь необходимые для подготовки общественного мнения Запада к началу сухопутной операции в Сирии.

И вот сегодня для Эрдогана начинается «реэкспорт сирийской революции».

Другой, наблюдающей за происходящем на турецкой сцене, «критик» размышляет о том, что «за десятилетие Эрдогана у власти Турция претерпела трансформацию из подверженной кризисам экономики в одну из наиболее быстро растущих в Европе».[25]

Эрдоган оставался до последних событий наиболее популярным турецким политиком, но политические оппоненты также указывают на то, что видят его авторитаризм и религиозный консерватизм, вмешательство в частную жизнь граждан светской республики.

В обществе есть опасения, что политика властей втянет Турцию в конфликт с соседней Сирией на стороне Запада.

Эксперт Центра ближневосточных исследований Игорь Семиволос высказывается так:

«Строительство торгового центра в парке возле площади Таксим стало последней каплей для недовольства нынешним турецким правительством.

Ведь никогда не бывает одной причины. Есть целый комплекс глубоких подводных камней.

Во-первых, это грубость нынешней турецкой власти, проявившаяся в разгоне первого, экологического митинга. Это стало причиной массовых протестов на последующие дни. Но только непосредственной – спусковым крючком.

Во-вторых, это излияние давнего и тяжелого турецкого конфликта между светской и мусульманской частями населения. Как правило, такой конфликт острый и опасный для развития государства. Потому что он – идеологический, принципиальный, основывается на представлениях о том, как должен быть построен мир и конкретное государство.

К власти в Турции давно пришли «умеренные исламисты», или, сказать иначе, «консервативные демократы». Называют они себя по-разному, в зависимости от аудитории. И возглавил их как раз Эрдоган. Они смогли достаточно эффективно управлять страной. Сделали ставку на консервативный средний класс, и он поддержал новую власть.

Поначалу «Партия справедливости и развития» никогда не выступала за исламское развитие страны. Напротив, Эрдоган все время подчеркивал право человека не быть религиозным.

Но Эрдоган в какой-то момент почувствовал, что не имеет политических конкурентов, потому что экономическая ситуация существенно улучшилась. Подумал, что теперь можно немножко пойти на уступки религии.

Но, вокруг спора между исламистами и светскостью идет много дискуссий, и это приводит к гражданскому конфликту, напряженности в обществе…

Не партии этот митинг организовывали – он получился очень стихийным. Там собрались все группы, чувствуют опасность от распространения исламских тенденций. Там, на самом деле, большая смесь – интеллектуалы, националисты, республиканцы.

На Таксиме собрались очень много пролетариев, часть горожан, плюс образованный класс, поддерживающий светскость государства.

Определяющим для Эрдогана является то, как поведет себя средний класс. А тот до сих пор поддерживал правительство только потому, что правительство обеспечивало ему немало привилегий, а вовсе не из-за ислама. Если он почувствует опасность от Эрдогана в результате этих событий, то может поддержать и оппозицию.

Эрдоган – очень упрямый человек и будет до последнего бороться. Тем более, парламент он контролирует. И опирается на эти «магические» 60 процентов населения, которые его поддерживают. Это очень большая цифра, но она сильно зависит от того же среднего класса…

Теперь общество столкнулось еще с одной проблемой – «вопросом Ататюрка».

Ататюрк – это для турок воплощение лучших качеств. Его трудно отодвинуть куда-то в сторону, потому что он является основателем нынешнего Турецкого государства. Но и «не трогать» его «не выходит», ведь он отчаянно выступал против исламистов, репрессировал их. Поэтому прежде власть пыталась «вопрос Ататюрка» просто аккуратно обходить.

Однако когда конфликт в обществе назрел, правительство позволило начать десакрализацию Ататюрка.

Многие публично уже требуют «вынести его из мавзолея», не говоря уже о том, что критикуют многие его реформы и вообще политику.

Другую часть общества это возмущает. Происходит радикализация мнений – стенка на стенку.

Эрдогану нужно было бы останавливать этот процесс, подтвердив светскость государства. Но он оказался между двух огней.

Ему нужна и мобилизация своих сторонников. Ведь премьер уже успел заявить, что могут выйти на улицу и его сторонники. Под какими лозунгами? Если лозунги будут происламские, конфликт может приобрести совершенно непредсказуемое развитие. Потому что страна расколется.

Армия вряд ли может поддержать протестующих. Это была бы очень удобная для Эрдогана ситуация, потому что он бы просто назвал все это «хунтой» и вышел бы «с чистыми руками».

Эрдоган за годы своей власти сделал все возможное для того, чтобы создать несколько центров принятия решений в армии. Нет единого центра. Это ранее армия была отдельной, важным институтом. Поэтому не думаю, что военные поддержат протесты», завершил свои размышления Игорь Семиволос.[26]

А что там увидели в турецких событиях другие «театральные критики»?

Обозреватель Акпер Гасанов отмечает:

«Волнения в Стамбуле лишь формально начались с протестов общественности по поводу вырубки деревьев в центральном парке. Убежден, что не будь данного повода для противостояния, нашлись бы и иные. Ведь главной целью этой акции была проверка на степень реальной стабильности ситуации в Турции.

Сценаристы этой акции получили ответы на интересующий их вопрос и обязательно прибегнут к новым попыткам дестабилизации ситуации в Турции.

И чем ближе будут президентские выборы в этой стране, а они состоятся в 2014 году, тем более будет возрастать градус давления внешних сил.

Акции протеста в Стамбуле и Измире прошли не без участия внешних сил, которым выгодно обезопасить себя от неожиданных изменений во взглядах нынешнего премьер-министра Турции путем организации акций протеста, в результате которых он в любом случае оказался бы проигравшим.

Это те самые силы, которые претендуют на гегемонию в мире. Это те самые силы, что привыкли реализовывать свои задачи, используя концепцию управляемого хаоса».[27]

«Что-то слишком быстро самоорганизовались турецкие оппозиционеры, – вторит ему комментатор Владимир Аватков. – В отсутствии открытых лидеров – как партий, так и личностей – это напоминает управляемый хаос. Даже если сейчас это еще не так, то это легко может стать так. Достаточно вспомнить примеры восстаний в арабских странах, когда из хаоса рождались лидеры, вроде бы народные, вроде бы исламские, но в реальности – связанные по рукам и ногам США».[28]

Среди оценок, высказанных о происходящем в Турции, показался интересным вот этот из блога «Записки наивного человека». Автор, в частности, пишет:

«Даже в этой скудной информации можно уловить приёмы «оранжевой» технологии – общественное недовольство вокруг вырубки парка, толпы протестующих, погремушки из кастрюль, дети и подростки на улицах.

А это значит, что Анкара дождалась на свою голову своей «арабской весны».

 

 

 

Поднятый вверх кулак – типичная эмблема уже нескольких «цветных революций» по лекалам Джима Шарпа.

Сегодня он стилизован под защитников парка Гези…

 

Если это действительно так, то причина может быть только одна – Эрдогана наказывают за нежелание вести войну с Сирией.

Помните, как его принуждали к «священной войне за демократию» против сирийцев?

Помните, как заставили его даже остановить российский самолёт с грузом для Асада?

И помните, как аккуратно и понимающе отреагировала на это Россия, не отталкивая от себя Эрдогана, и в ходе визита Путина в Турцию вновь найдя с ним общий язык?

Хотя тогда многие горячие головы обвиняли МИД в мягкости и призывали к жёсткому ответу Анкаре.

Но именно и только благодаря разумной политике России, Турция удержалась от авантюры и согласилась только на размещение ракет «Пэтриот». А ведь в те дни Запад требовал от её начала военной интервенции в Сирию.

И вот, спустя несколько месяцев, проведя заключительную подготовку и подлив «керосинчику» в постоянно тлеющее недовольство Эрдоганом (впрочем, найдите мне страну, где все довольны властью), режиссёры «арабской весны» включили все свои ресурсы и приёмы и начали обкатанную во многих версиях операцию по «смещению диктатора».

Теперь всё будет зависеть от размеров ресурсов, выделенных режиссерами для протестующих, и степени грамотности и жёсткости Эрдогана.

Но не так важно, удастся ли Эрдогану сохранить власть, а Турции устоять перед «арабской весной» или нет. Главный урок в другом – ошибка Эрдогана заключается в его половинчатой позиции по принципиальному вопросу.

Эрдоган полагал, что Запад будет играться с ним в кошки-мышки вечно или даже позволит ему возродить Османскую империю. Но «перезагрузка» не терпит отлагательств, и Ближний Восток должен как можно быстрее «гореть в огне», по замыслу ребят из ФРС.

А Эрдоган для них – очередная марионетка, не пожелавшая исполнить приказ и тем самым обрекшая себя на уничтожение. Как Саддам, как Мубарак...

Как многие другие, кто воспринимают Запад не как жестокого и полновластного хозяина, а как равноправного партнёра и друга.

И только Россия демонстрирует в очередной раз, что Запад понимает только одну дружбу – дружбу с нацеленными на него ракетами».[29]

 

В связи с последними оценками могу добавить, что не уверен, будто протесты в 67 городах Турции везде проплачены и организованы.

И, тем не менее, представляется, что автор уловил нечто ещё не проЯВЛЕННОЕ: не в Эрдогане дело, а – в хаотизации Турции. А там противоречий накопилось, будь здоров, сколько.

Так вот, если глянуть на карту, то и получается – в нескольких государствах, стоящих бок о бок: Тунис, Ливия, Египет, Ирак, Сирия, Турция, - происходят разрушительные процессы, свой интерес в которых уже с давних пор видят стратеги США. Один план «Большого Ближнего Востока» чего стоит!

Вот пожар добрался и до Турции.

Автор прав в том, что Эрдоган стал жертвой.

И скоро увидим - жертвой обстоятельств или... заговора?

 

Финал. Финал… Финал?

 

А, может быть, всё это – только Прелюдия…

 

 



[9] Там же

Ключевые слова: «арабская весна» Турция

Версия для печати