Кристофер Коук против США, или Глобальная элита и наркотики

00:00 27.05.2010 Андрей Конуров, политолог


Полицейская операция в кингстонских трущобах, которая все больше напоминает бойню с десятками убитых и раненых, вновь обострила внимание к проблеме наркоторговли. Решение ямайского руководства выдать Соединенным Штатам наркобарона Кристофера Коука вызвало неожиданно жесткую реакцию вооруженных сторонников последнего, в число которых, как теперь понятно, входит немало мирных обывателей бедных кварталов Кингстона. Причудливое переплетение интересов мафии и спецслужб, коррумпированных местных политиков и великих держав, помноженное на неизбывную бедность населения Ямайки, являют нечто вроде новой формы социальности, в основе которой - институционализация одного из самых страшных пороков.

Кристофер Коук возглавляет ямайскую ОПГ «Душевая команда», занимающуюся поставками марихуаны, кокаина и крека в США, Канаду и Великобританию, а также нелегальной торговлей оружием. Сама ОПГ представляет собой сеть банд, состоящих из выходцев из Ямайки и прославившихся своей жестокостью и ритуальными убийствами конкурентов. Управление по контролю над оборотом наркотиков США считает его одним из самых опасных наркобаронов мира.

При этом наркобароном Коук является потомственным - как минимум, во втором поколении. Его отец Лестер Ллойд Коук также был лидером «Душевой команды». В 1987 г. он был экстрадирован из США и умер в ямайской тюрьме в 1992 г. По данным Би-Би-Си, трое его детей, два брата и сестра Кристофера, также были убиты. После смерти отца Кристофер Коук продолжил его дело.

28 августа прошлого года окружной суд Южного округа Нью-Йорка выдвинул против Коука обвинения в контрабанде оружия и наркотиков в США. Согласно материалам судебного заседания, его преступная деятельность на территории Соединенных Штатов началась в 1994 г. По совокупности обвинений Коуку может грозить пожизненное заключение. На основании этих обвинений министерство юстиции США потребовало от правительства Ямайки выдать Коука для организации суда над ним.

Само это требование выглядит несколько нелепо. Каким бы закоренелым преступником ни был Кристофер Коук, он является гражданином Ямайки и не может быть выдан другому государству в принципе. Согласно сложившейся международной практике, Америке бы следовало предоставить ямайским правоохранительным органам доказательства преступной деятельности Коука и потребовать привлечения его к уголовной ответственности на родине. Тем более, когда-то власти США так поступили с его отцом. Но тут вдруг захотелось, чтобы обвиняемого непременно доставили в Штаты, как генерала Норьегу. С чего бы?

Премьер-министр Ямайки Брюс Голдинг в течение девяти месяцев отказывался выдавать Коука Соединенным Штатам. Правда, обосновывал он свой отказ не тем, что в силу своего ямайского гражданства Коук вообще не подлежит выдаче, а тем, что прослушивание разговоров Коука, в результате чего были получены изобличающие его доказательства, являлось незаконным. Следствием такого упорства стало заметное охлаждение отношений между США и Ямайкой, а американские официальные лица заговорили о том, что Ямайка перестала быть надежным союзником США в борьбе с наркоторговлей. О вторжении на Ямайку, как это было с Панамой, речь пока не заходила, но намёки были столь прозрачными, что ямайский премьер занервничал.

Занервничал он ещё и от того, что, несмотря на могущество державы, требующей от него выдачи обвиняемого, выдача самого обвиняемого представлялась отнюдь не простым делом. Между Голдингом и Коуком существовали и существуют тесные связи, которые при желании могут быть истолкованы как коррупционные. Коук был щедрым спонсором Лейбористской партии, которую возглавляет Голдинг, и ее приход к власти стал возможным не в последнюю очередь благодаря пожертвованиям наркобарона. Один из самых влиятельных сенаторов от этой партии до самого недавнего времени был адвокатом Коука. Более того, сам Голдинг представляет в парламенте как раз те трущобы на западе Кингстона, где сейчас идут бои между правительственными войсками и сторонниками Коука. Их голоса были также получены не без усилий обвиняемого. Выступить против Коука для премьера было все равно, что срубить сук, на котором он сидит.

И он отказывался рубить этот сук до последнего. Принадлежащая Коуку строительная компания Incomparable Enterprise уже после направления запроса об экстрадиции продолжала получать миллионные контракты от государства. Другая компания наркобарона, Presidential Click, по-прежнему является главным организатором массовых мероприятий, музыкальных концертов и фестивалей в стране. Кроме того, представители Голдинга наняли американскую лоббистскую фирму Manatt, Phelps & Phillips, чтобы попытаться убедить чиновников Минюста США отозвать свой запрос. Да и окончательное решение об удовлетворении запроса стало возможным лишь после того, как об этой сделке стало известно ямайской оппозиции, она предала ее детали гласности и потребовала отставки Голдинга со своего поста. Только тогда премьер-министр Ямайки отдал приказ об аресте Кристофера Коука.

Однако этот приказ - из разряда тех, которые легче отдать, чем выполнить. На защиту наркобарона встали не только подчиненные ему бандиты, но и городская беднота, жители трущоб. Оказывается, у этого криминального авторитета имидж Робин Гуда. Он раздавал продукты беднякам, оплачивал их счета за коммунальные услуги, помогал устраивать их детей в школу, т.е. делал для них все то, что не могло или не считало нужным делать государство. Поэтому народ и дал ему прозвище «Президент». Дошло до того, что Коука сравнивали с Иисусом Христом. На демонстрациях в его защиту есть и такой лозунг: «Иисус умер за нас, мы умрем за Дудуса (еще одно прозвище наркобарона. - А.К.)».

Вечером 26 мая, когда писалась эта статья, операция по поимке Коука была еще далека от завершения. Количество убитых достигло 60, а сам лидер «Душевой команды» оставался на свободе. Вариант исхода можно предположить любой, но международный политический контекст происходящего интригует уже сейчас.

В истории с Кристофером Коуком есть ряд фактов, заставляющих сомневаться в искренности намерений властей США бороться с наркоторговлей. Собственно, такие сомнения существовали всегда, по крайней мере, со времен войны в Югославии. О расцвете производства наркотиков в Афганистане с приходом туда американских войск и говорить нечего. Ситуация вокруг Кристофера Коука лишь дала сомнениям новую пищу.

Во-первых, если деяния, инкриминируемые Коуку, берут свой отсчет с 1994 года, то непонятно, почему американская юстиция взялась за него только в августе 2009-го. Во-вторых, пахнет скандалом история с наймом лоббистской фирмы - неизвестно чем бы она закончилась, если бы не всплыла на свет Божий. Создается впечатление, что Коук, как в свое время Норьега, до поры до времени полностью устраивал американцев, а потом стал то ли много болтать, то ли жадничать, то ли возымел политические амбиции, несовместимые с планами сильных мира. А вся закулисная возня, идущая до сих пор, похожа на разговор, пусть и нелицеприятный, но между своими, сорванный лишь утечкой информации.

Ведущаяся под эгидой США антинаркотическая кампания напоминает фарс, цель которого - отвлечь внимание от того факта, что мировая наркомафия подчинена интересам глобального истеблишмента и является неотъемлемой его частью.

Сверхэксплуатация стран третьего мира – Ямайки, Афганистана и других - зачастую не оставляет местным жителям другого способа выживания, кроме включения в наркоэкономику. Те женщины, которые по приказу Коука провозят кокаин в гениталиях, как утверждается в обвинительном заключении американского суда, возможно, никогда бы не стали этого делать, имей они хоть какую-то возможность заработать на жизнь честным путем. Однако такой возможности нет: все ростки экономического развития старательно уничтожаются коррумпированными правительствами, действующими под диктовку контролируемых Америкой международных финансовых институтов.

Наконец, доходы от наркоторговли являются надежным источником внебюджетного финансирования спецслужб США, Великобритания и ещё ряда государств. На эти деньги подкупаются политики, проводятся бархатные революции, взрываются небоскребы и осуществляются многие другие акции, о которых нельзя рассказывать даже специальным парламентским комиссиям. Наркобароны не только не брезгуют сотрудничеством со спецслужбами, но и зачастую являются прямыми их агентами, каким был генерал Норьега. То, что порой агенты попадают в немилость, - тоже дело вполне, так сказать, обычное.

Преследование Кристофера Коука может дать старт гораздо более масштабной операции - широкому геополитическому наступлению США в Латинской Америке. Со времен провозглашения доктрины Монро этот континент считается задним двором Соединённых Штатов, где американские корпорации привыкли менять президентов, как перчатки.

Волна, поднявшая к власти левые силы и накрывшая Латинскую Америку, не вызывает восторгов у руководителей США. Планы возвращения утраченного влияния разрабатываются. Однако каждому циничному плану необходимо безупречное в моральном отношении идеологическое прикрытие. На сербов нападали под предлогом защиты прав человека, на Афганистан - под предлогом борьбы с международным терроризмом, на Ирак - под предлогом недопущения обретения им ядерного оружия. Борьба с мировой наркоугрозой даёт отличный повод для новой экспансии США в Латинской Америке. Особенно если в деле Коука через некоторое время обнаружится (чем чёрт не шутит!) венесуэльский след.

Статья публикуется в сокращенном виде.

 

www.fondsk.ru

Версия для печати