Природно-техногенный фактор

02:40 08.04.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


К мировому финансово-экономическому кризису, приобретающему всё новые причудливые формы, с нарастающей активностью добавляется природно-техногенный собрат. Количество и частота погодных аномалий на планете нарастает. Взять хотя бы нашу страну. Число уходящих под паводковую воду населенных пунктов и целых регионов увеличивается с каждым днем. В то же время синоптики обещают в центральной полосе России, включая московский регион майские морозы и снегопады. В прошлом году в РФ метеорологи зафиксировали около 500 погодных аномалий, способных представлять опасность для людей и наносить внушительный ущерб сельскому хозяйству. Непривычный зной наблюдался не только в средней полосе, но и в Арктике - прошлый год стал для нее самым теплым в истории метеорологических наблюдений. В зимние месяцы аномально суровые морозы фиксировались на территории России 30 раз, и их было на 70% больше, чем годом ранее. Бедствия не обходят стороной и другие страны, являющиеся крупнейшими экономическими субъектами и ведущими игроками на мировой политической арене. Так, от весенней засухи страдает Китай. В некоторых районах южных и северо-западных провинциях КНР за полгода не выпало ни капли дождя, в результате чего масштабы бедствия стали крупнейшими за 100 лет. Всего от засухи уже пострадало, по меньшей мере, 50 миллионов человек, из которых 16 миллионов испытывают нехватку воды. Полностью погибла значительная часть посевов сельскохозяйственных культур. Сильнейшее наводнение переживает Аргентина. Бразилия приходит в себя после мартовских проливных дождей и многочисленных оползней. В разгар весны снегом завалило солнечную Испанию. В феврале удары аномально снежных бурь приняли на себя США. А ведь год только начался. Впереди еще долгих девять месяцев. Что принесут они россиянам и другим жителям земли? Вопрос очень серьезный, поскольку велика опасность возникновения «эффекта домино», когда природная аномалия перерастает в гуманитарную катастрофу, а та в свою очередь, до критического уровня обостряет региональные проявления мирового экономического кризиса. В глобализованном мире все это имеет еще две важные особенности. Во-первых, неурожай какой-либо важной сельхозкультуры в одной отдельно взятой стране (например сои в США), тут же отражается на ее стоимости на мировом рынке, на бюджетах стран-импортеров (скажем того же Китая), настроениях и социальной обстановке не только в стране-экспортере, но и в странах-покупательницах. А во-вторых, может стать детонатором катаклизмов общественных. Кризис обострил ситуацию в целом ряде государств до предела. Богатые всё больше стараются переложить кризисные проблемы, на плечи бедных, осуществляя всё это под лозунгом необходимости экономии и ужесточения трудового и социального законодательства. Сами, в свою очередь, пытаются всячески избежать потерь, уводя ценности в спасительные юрисдикции и вкладывая в активы-убежища. Власти государств, понимая, что экономические неурядицы обостряют чувство социальной справедливости населения, которое может перерасти цивилизованные рамки, по мере сил подыгрывают (или делают вид что подыгрывают) охотникам за налоговыми уклонистами, «офшорниками» и разнообразными финансово-биржевыми комбинаторами. В такой напряженной обстановке любой серьезный повод, как то перебой с продуктами (или одним из важных составляющих продуктовой корзины той или иной страны), резкий скачек цен на них, на горючее, стихийное бедствие с большими жертвами и пассивность (пусть даже кажущаяся) властей в этой ситуации, техногенная авария вызванная природной аномалией, - могут стать спусковым крючком к непрогнозируемому развитию ситуации, как в отдельно взятой местности, так и в целой стране иди даже регионе. Согласно опубликованному в конце марта сообщению крупнейшей в мире перестраховочной компании Swiss Re, экономический ущерб государств от техногенных катастроф и природных катаклизмов в 2012 году составил 186 миллиардов долларов. Если рассмотреть эту сумму в свете той драмы, которая разыгралась вокруг выделения Кипру 10 миллиардов Евро для его спасения от экономического краха, то становится понятно, что струна потерь натянута как никогда прежде. Суммы, с которыми ранее государства могли себе позволить относительно безболезненно расстаться исходя из имеющихся запасов прочности, сегодня в значительной степени сократились. Как и сам запас прочности, включающий в себя помимо собственно экономической еще и в значительной степени социальную составляющую. На фоне нарастающих проблем вызванных неолиберальными политико-экономическими стратегиями и неэффективными, по причине неизменности курса мерами по их преодолению, природно-техногенный фактор может сыграть свою роковую роль в любой момент, как в ближайшей, так и в среднесрочной перспективе. Экономический кризис погрузил и продолжает погружать всё большее количество людей в разных странах в жизненный режим чрезвычайной ситуации. В этой связи порог психологической стрессоустойчивости понижается. Те удары стихии или техногенные аварии, которые ранее могли быть адекватно восприняты обществом, сегодня таковыми уже не являются. Случись сейчас что нибудь подобное Фукусиме в Греции, Португалии, Италии, Испании, Венгрии, на Кипре, в бывших советских республиках, и многих других странах, последствия могут быть самыми тяжелыми и далеко идущими. К этому необходимо добавить еще одну проблему, - проблему крайней зависимости огромной массы людей от капризов природы в самом прямом и непосредственном виде. На состоявшемся, на прошлой недели в Мадриде заседании высокого уровня по формированию видения стратегии ООН по борьбе с голодом на период после 2015 года, генеральный директор ФАО Жозе Грациану да Силва заявил, что, миллионы людей зависят от сельского хозяйства как источника продовольствия и занятости, включая 550 миллионов мелких фермерских хозяйств. При этом глава ФАО подчеркнул, что вследствие глобализации мировой экономики страны не смогут в одиночку решить проблему обеспечения продовольственной безопасности для своих граждан. А это значит, что диапазон политических событий напрямую зависящих от милостей погоды может быть широк и многообразен, от «лепешечных» или «ливневых» революций и до кабальных внешнеэкономических и внешнеполитических договоров в неоколониальном стиле. Вокруг погодных процессов, которые к слову сказать не показывают научно доказанной прогрессирующей динамики, как в сторону растущего всемирного потепления, так и похолодания, тем не менее всё активнее начинают разыгрываться политико-экономические и военные партии между отдельными государствами и целыми сообществами государств. Это и арктическая проблематика (Северный морской путь, шельфовые споры, территориальные притязания с созданием специальных арктических армейских и флотских подразделений и группировок), и проблематика, связанная с миграцией значительного числа людей вызванной ухудшающимися климатическими и природными условиями в их родных странах и регионах, растущие на фоне климатических изменений пищепродуктовые диспропорции и многое другое. Есть информация о работах над так называемым климатическим оружием, равно как и другими средствами климатического воздействия. Экономический кризис в случае необходимости дополнит и довершит воздействие такого оружия на объекты его применения, что в целом делает ситуацию еще более опасной. Для России всё происходящее очень актуально по целому ряду причин. И к капризам погоды, как и к новым капризам экономического кризиса, наши соответствующие институты, инфраструктура и ответственные за всё это лица должны быть готовы. Во всяком случае, этого бы очень хотелось. 

Ключевые слова: продовольствие кризис

Версия для печати