Выступление С.В.Лаврова на совместной пресс-конференции по итогам первого заседания Стратегического диалога «Россия-Великобритания» с участием министров иностранных дел и обороны в формате «два плюс два», Лондон, 13 марта 2013 года

21:15 14.03.2013

Уважаемые дамы и господа,

Мы разделяем удовлетворение, высказанное г-ном У.Хейгом по поводу запуска Стратегического диалога «Россия-Великобритания» в формате «два плюс два» в соответствии с договоренностью, достигнутой между Президентом В.В.Путиным и Премьер-министром Д.Кэмероном.

Откровенно и конструктивно обсудили сегодня наши двусторонние отношения, а также ряд региональных и международных проблем. Старались не сглаживать ни острые, ни тупые углы, а открыто и по-партнерски рассматривать даже самые сложные вопросы - будь то озабоченности в области прав человека или медленный прогресс в решении вопросов об экстрадиции некоторых российских граждан, которые преследуются законом и находятся сейчас в Великобритании. Повторю, это абсолютно не мешает нам видеть общие интересы по целому ряду важнейших вопросов, от решения которых зависит спокойствие в Европе и вокруг нее.

В этом контексте мы затронули ситуацию в Сирии - о чем только что сказал г-н У.Хейг - и в целом обстановку на Ближнем Востоке, Севере Африки, в Афганистане, вокруг иранской ядерной программы, вопросы европейской безопасности, сотрудничество в рамках Совета Россия-НАТО, взаимодействие России и Великобритании в СБ ООН, в «Группе восьми» и «Группе двадцати», особенно с учетом председательства наших стран в этих двух многосторонних форматах.

Абсолютно согласен с тем, что сказал г-н У.Хейг по Сирии. У нас общее видение того, как поддержать стремление сирийского народа к лучшей жизни и конечные цели, которые сирийцы должны достичь, а именно - сохранение территориальной целостности и суверенитета Сирии, обеспечение безопасности, социально-экономических и политических прав всех этнических и конфессиональных групп. Общий подход заключается в том, что основа для движения в этом направлении существует – это Женевское коммюнике, в разработке которого, наряду с другими странами, активное участие приняли Россия и Великобритания.

Правительство САР и сирийская оппозиция должны сформировать переговорные команды. Власти уже сделали это, ждем того же от оппозиции. Рассчитываем, что те, кто работают с оппозицией, будут, как и мы, призывать ее поскорее сформировать группу переговорщиков. Конечно, сами сирийцы должны решать свою судьбу, договариваться между собой, как это и предусмотрено Женевским коммюнике. Переходный период необходим. Именно об этом должна идти речь на переговорах, началу которых мы хотим способствовать. У нас единая позиция в том, что ни Россия, ни Великобритания персонально никого в Сирии не защищают, не делают на кого-либо персональную ставку, а хотят прекращения насилия и начала политического процесса.

Практически совпадают российские и британские подходы и к проблематике борьбы с террористической опасностью, исходящей из Сахаро-Сахельской зоны, в частности, в отношении ситуации на севере Мали. Мы договорились тесно координировать наши действия в СБ ООН при рассмотрении этого вопроса в ближайшие недели.

У нас есть общая надежда, что совместные действия группы «3 плюс 3» по иранской ядерной программе, включая недавнюю встречу с иранскими представителями в Казахстане и предстоящий в следующем месяце там же очередной переговорный раунд, помогут сформировать условия для того, чтобы начать договариваться о практических аспектах урегулирования этой серьезной проблемы.

Россия и Великобритания вместе видят необходимость недопущения эскалации вокруг Корейского полуострова. Наша общая цель – денуклеаризация этого региона. Мы благодарны Великобритании за поддержку процесса шестисторонних переговоров.

Мы сотрудничаем по Афганистану как в двустороннем плане, так и в рамках Совета Россия-НАТО. Сегодня состоялась очень полезная дискуссия, которая позволила более широко посмотреть на ситуацию и увидеть не только то, что происходит внутри Афганистана, но и сохраняющиеся угрозы для стран Центральной Азии. Эти государства - наши союзники, и нам небезразлично, как ситуация в Афганистане сказывается на их безопасности. Со стороны британских коллег мы почувствовали понимание российских подходов.

Немало делается по линии отношений Россия-НАТО – в борьбе с террористической угрозой, и при подготовке кадров для Афганистана, Пакистана, стран Центральной Азии и для укрепления их правоохранительных органов. Как известно, мы сотрудничаем и по транзиту.

Хотелось бы предпринять больше усилий в плане поиска путей преодоления тупика вокруг проблемы ПРО. Здесь российская позиция хорошо известна – мы открыты к самому широкому, равноправному сотрудничеству при понимании недопустимости ориентации будущей системы ПРО вглубь евроатлантического региона, чтобы были четкие гарантии непоявления рисков и угроз для безопасности России. Это непростой вопрос, но он имеет ключевое значение для движения вперед в сфере укрепления общеевропейской безопасности. Рассчитываем, что все участники этого процесса проявят добрую волю и готовность достигать взаимоприемлемые договоренности.

Сегодня мы подписали насыщенный План консультаций между Министерством иностранных дел России и Форин Офисом, который охватывает практически все интересующие Россию и Великобританию ключевые темы, стоящие на повестке дня международного сообщества, а также Совместное заявление о проведении в России и Великобритании перекрестного Года культуры в 2014 году. Убежден, что эти документы послужат дальнейшему динамичному развитию российско-британских отношений. Это в полной мере соответствует духу, установившемуся в контактах между Президентом России и Премьер-министром Великобритании, а также их договоренностям о необходимости укреплять двустороннее партнерство и продвигать его по многим направлениям.

Благодарю британских коллег за гостеприимство. Мы пригласили их провести следующее заседание в 2014 году в Москве.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову и У.Хейгу): Вы сказали, что Сирия – важный вопрос повестки дня и что в подходах России и Великобритании есть много общего. Но очевидно, что в позициях много различий. В частности, в том, нужно ли давить на Президента Б.Асада, чтобы он покинул пост. Приблизились ли вы сегодня к преодолению этих противоречий?

С.В.Лавров (отвечает после У.Хейга): У нас имеется общая основа для дальнейших действий – это Женевское коммюнике. В нем говорится о необходимости для правительства и оппозиции сформировать переговорные команды и договориться о создании «переходного управляющего органа», который обладал бы всей полнотой исполнительной власти и готовил свободные выборы. В этом Коммюнике нет никаких предварительных условий о необходимости убрать с поста Президента Сирии Б.Асада. Те, кто говорят, что это необходимо сделать, чтобы начать политический процесс, ставят геополитическую цель выше задачи прекращения насилия. Если приоритет – спасение жизней, то нужно отказаться от любых предварительных условий. Если же целью является не прекращение насилия и спасение людей от дальнейших страданий, а ликвидация режима, то здесь мы ничего поделать не можем.

Убежден в необходимости выполнять Женевское коммюнике так, как оно согласовано. Разговоры о том, что у нас разные интерпретации, не имеют под собой никакого основания, поскольку интерпретировать нечего – все уже сформулировано: назначайте переговорщиков, садитесь и договаривайтесь. Сирийский режим заявил, что готов вступить в диалог на этой основе; оппозиция пока не признала Женевское коммюнике в качестве такой основы. Правительство САР сказало, что сформирован комитет для ведения переговоров с оппозицией, перечислило его состав, в который вошли пять членов кабинета; оппозиция же пока свою команду не собрала.

Как мы договаривались с коллегами из Великобритании, Франции и США, надеемся, что они задействуют свои возможности, чтобы переговорная команда была сформирована и со стороны оппозиции. Судьбу Б.Асада должен решать сам сирийский народ. Относительно предварительных условий я уже сказал, что мы думаем – видим в этом одну из причин продолжения насилия.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову): Если ситуация в Сирии будет продолжать ухудшаться, и Великобритания начнет поставлять оппозиции военное оборудование, как поступит Россия?

С.В.Лавров: Поставка вооружений оппозиции не допускается международным правом, поэтому это прямо (или косвенно) будет считаться нарушением. Можно вспомнить пример Ливии, когда СБ ООН ввел эмбарго на поставки вооружений сторонам в ливийском конфликте, но поставки открыто продолжались, о чем, не стесняясь, говорили некоторые европейские страны и ряд ближневосточных государств, в частности, зоны Персидского залива. При всех обстоятельствах это нарушение международного права.

Вопрос: Недавно Премьер-министр Великобритании Д.Кэмерон намекал, что, даже если будет продолжать действовать эмбарго Евросоюза по оказанию содействия повстанцам, Лондон сможет нарушить его. Что Вы об этом думаете?

С.В.Лавров: Важно посмотреть на картину во всей полноте и понять, как она выглядит применительно к региону и за его пределами. Сейчас Франция при поддержке России и других членов СБ ООН решает в Мали проблему с террористическими группами, которые не так давно воевали в Ливии, пытаясь достичь своих целей в ливийском конфликте, таким образом «ловя рыбку в мутной ливийской воде». В Мали воюют в том числе оружием из Европы.

Далеко не завершен процесс «арабской весны», в связи с чем возникает вопрос, в чьи руки попадет такое оружие. По некоторым оценкам, сейчас самая боеспособная группа, воюющая с сирийскими властями, - «Джебхат ан-Нусра», занесенная США в список террористических организаций. Это решение американцев вызвало возмущение членов «Национальной коалиции сирийской оппозиции».

Давайте держать все это в голове при обсуждении сирийского кризиса. Нельзя игнорировать более широкие процессы и глубокие последствия, которые уже принесла «арабская весна» многим странам региона и которые еще последуют.

Мы убеждены, что нельзя оставаться зашоренными. Да, Сирия – это трагедия и гуманитарный кризис, но принимать решение о том, чтобы вооружить оппозицию и снять таким образом проблему, нельзя. Давайте подумаем, что будет после. Именно такого анализа не хватает в наших дискуссиях. Но сегодня мы, по-моему, условились доверительно проводить подобные обсуждения.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову и С.К.Шойгу): Не считаете ли вы вывод войск из Афганистана в 2014 г. поспешным?

С.В.Лавров (отвечает после К.С.Шойгу): Международные силы содействия безопасности находятся в Афганистане по мандату СБ ООН, который был выдан единогласно и лежит в основе деятельности контингентов в этой стране. Регулярно представляются промежуточные отчеты о ходе выполнения данного мандата. Если коалиция принимает решение о сворачивании этой операции, то Совету Безопасности должен быть представлен окончательный доклад о том, как мандат был выполнен, а СБ ООН необходимо будет как-то оценить его реализацию.


mid.ru

Версия для печати